«Осенняя женщина»

- 3 -

я тебя на бегу,

словно юность свою, поцелую,

позабыть про которую

в августа пору нельзя.

Тяжелеют плоды,

осыпая сады и дороги,

Уводящие в сутемь предзимья

и холод зимы.

Жгут костры.

Поздний август подводит итоги…

Ставший вечностью август,

в котором останемся мы.

Тридцатъ первое августа

Ушедшего лета последний звонок.

В реке холодеет водица.

В день Фрола и Лавра сплетенный

венок

Навряд ли когда пригодится.

Остатнее сено скирдуется в стог.

Осот зеленеет убого.

У осени много путей и дорог,

Но главная – в зиму дорога.

Накинь свою шаль, подними

воротник,

Не верь в безысходность итога.

У осени мало дорог напрямик,

Но главная – наша дорога.

И если листами и ветром сечет

И падают белые мухи,

Не думай: «Что было – сегодня

не в счет!»,

Былому не делай порухи.

Ушедшего лета последний венок

Бросай, наклонившись с обрыва…

Как мало в поэзии радостных строк,

В днях лета – дождям перерыва.

Как свойственно поэту Ночной дозор

Сосны в ночную жуть

Шепчут былину-небыль.

Кони за лесом ржут.

Ты далека, как небо.

Поздний закат сгорел

Над межевым затесом.

В су?теми град Саркел

Взглядом грозит раскосым.

Белой росой блестит

Яд колдовских испарин.

Где-то мосты мостит

Через Донец хазарин.

Стали славянской крыж.

Отблеск огня спокоен.

Что ж ты опять грустишь,

Дней позабытых воин?

Или тебе невмочь

Двинуть свою десницу?

Или об эту ночь

Вспомнил красу-девицу?

Ночи совиный крест

Кружится на аркане.

«Счастье, конечно, есть

Где-то в Тмутаракани».

Вспомнилось, нету сил,

В лю?бых глазах ненастье.

«Я бы тебя простил,

Да не воротишь счастье».

Ветер – в лицо и злей.

Крепче сомкнитесь, губы!

Вновь с боевых полей

Кличут на подвиг трубы.

Над Русью осень

Любимая, в твоих родных глазах

Я вновь обрел все то, что знал дотоле:

Широкое нетоптанное поле,

Кресты церквушек, стены в образах

И сенокос, что в росах, как в слезах,

И ветер, что свистит о славной доле.

Так что еще сказать тебе одной?

Какие прошептать с любовью сказки?

- 3 -