«Рука Оберона»

- 1 -
Роджер ЖелязныРука Оберона

Свет, озаривший пространство, был настолько ярким, что казалось, будто вспыхнуло солнце. И я узнал знакомый узор, который видел до сих пор светящимся в темноте — Лабиринт, Великий Лабиринт Амбера был начертан на овальном уступе под небом-морем. И я знал, что он настоящий, потому что был связан с ним подсознанием, и мой внутренний мир отозвался на эту связь. А это означало, что Лабиринт в Амбере был только парным его Отражением. Значит, и сам Амбер был Отражением, хотя и особенным, но повторением существующего вне его бытия. Потому что один Лабиринт не мог бы перенестись за пределы царства Амбера, Ребма и Тир-на Ног-та. А все это означает, что место, куда мы прибыли, было, по закону первенства и конфигурации, настоящим Амбером. Я повернулся к улыбающемуся Ганелону с его плавившимся в безжалостном свете обликом и нечесаными волосами.

— Как ты узнал все это? — спросил я его.

— Ты же знаешь, Корвин, я очень хорошо угадываю, — ухмыльнулся он в бороду, — и я вспомнил все, что ты когда-либо рассказывал мне об Амбере. Как его Отражение и Отражение вашей борьбы отзываются в разных мирах. Я часто гадал, думая о Черной дороге, не могло ли что-нибудь отбрасывать такое отражение на сам Амбер. И я представлял себе, что это тайное нечто должно быть чем-то первоосновным и мощным. — Он показал на то, что было перед нами. — Вроде этого.

— Продолжай, — попросил я.

Выражение его лица изменилось, и он пожал плечами.

— Итак, должен существовать слой реальности более глубокий, чем на Амбере, — объяснил он, — где и была сделана черновая работа. Ваш зверь-покровитель привел нас к тому, что кажется и является таким местом, и это пятно выглядит именно как черновая работа. Ты согласен со мной?

Я кивнул:

— Меня скорее ошеломила твоя восприимчивость, чем сам вывод, — заметил я.

— Ты меня в этом убедил, — признался стоящий рядом Рэндом. — Я поражен, что со мной в последнее время бывает редко. Мне тоже кажется, что находящееся там, внизу, и есть основа нашего мира.

— Со стороны лучше видно, — заметил Ганелон.

Рэндом взглянул на меня и вновь стал разглядывать то, что лежало перед нами.

— Как ты думаешь, все опять изменится, если мы спустимся, чтобы получше разглядеть? — поинтересовался он.

— Есть только один способ выяснить это, — произнес я.

— Тогда по одному вперед… — скомандовал Рэндом. — Я — первый.

— Ладно.

- 1 -