«Чем черт не шутит»

- 254 -

Трижды я брал тайм-аут. Поднимался к себе и кормил ворону, которая всерьез обосновалась у меня на оконном карнизе. И требовательно долбила клювом в стекло всякий раз, как я попадал в ее поле зрения. Я не имел ничего против. Мне нравились вороны. Своей основательностью, независимостью и сообразительностью. Если голубь еду выклянчивает, а затем суетливо и жадно ее заглатывает, то ворона требует и ест не спеша, с чувством собственного достоинства.

Разок ко мне заглянул Анс. Под предлогом того, чтобы отдать диски, которые я дал ему несколько дней назад. Уверен, он их даже не слушал. Ему, как и мне, казалось, что время тянется мучительно медленно и день этот никогда не закончится.

Но Вселенной не было никакого дела до наших солипсических страданий. Земля, как ей и полагалось, делала оборот вокруг своей воображаемой оси, и ночь шла на смену дню.

За три часа до полуночи мы сели ужинать. Хотя есть никому не хотелось. Все были слишком взбудоражены для того, чтоб получать удовольствие от еды. Вот когда все закончится, тогда у всех проснется волчий аппетит.

Все телефоны, коммуникаторы и прочие средства связи были выключены. Последним, за час до начала операции, я отключил дверной звонок. Ничто не должно было отвлекать наших героев от подвига, который они твердо вознамерились совершить.

В половине двенадцатого Картридж и Маркер в последний раз проверили готовность всех участвующих в операции подразделений.

За десять минут до полуночи Цигель объявил предстартовую готовность. Наши четверо взломщиков надели сенсорные перчатки и очки, проверили виртуальные клавиатуры и системы связи. Стоявшие перед ними экраны включились и будто выбросили перед собой ворох разноцветных линий, которые быстро сложились в рисунок, похожий на пространственную модель многомерной Вселенной, пронизанной суперструнами. Лоя кончиками пальцев коснулась нескольких струн, и трехмерный рисунок перед ней изменился. В центре завис пульсирующий шар, размером с кулак. В стороны от него побежали разноцветные нити, свернувшиеся на концах в причудливые улитки.

– Минутная готовность!

Я посмотрел на большие круглые часы, висевшие на стене. Секундная стрелка начала вычерчивать последний за сегодняшний день круг.

Цигель вскинул над головой руку, сжатую в кулак.

Пять…

Четыре…

Три…

Два…

Один!

– Понеслось!

Рука упала в центр графического узора.

– Первый эшелон!

– Германия, Франция, Бельгия!

- 254 -