«Отважные путешественники с острова Мадагаскар»

- 1 -
Сергей Данилин Отважные путешественники с острова Мадагаскар

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Часть № 1. Морское путешествие

Глава № 1. «Мадагаскар»

– Том! А, Том! Ты слышишь меня? Том! Выходи! Хватит дрыхнуть! Вставай! А, то сейчас, как камнем запущу в окно!

На улице стояла жаркая, летняя пора. Солнце уже давно заняло своё привычное место на небосводе. Стайки чаек и голубей разных мастей, и размеров кружили над крышами рыбацкого городка. Вторую неделю не было дождя и от этого казалось, что раскалённый воздух издаёт звенящий свист, от которого закладывало уши. Даже Индийский океан, окружавший со всех сторон остров Мадагаскар, не мог повлиять в полной мере на его климат. Нет, ветра случались на острове, но это происходило очень редко и только, когда в океане поднимался шторм.

Том и Джек – друзья с детства, с самого рождения жили на одной и той же улице со странным названием – «Морали». Говорили, что это название пришло из тех времён, когда республика Мадагаскар ещё не была независимым государством, а являлась одной из колоний Франции. Незадолго до этого знаменательного события и их родители покинув Англию в поисках удачи и счастья, прибыли на новое место жительства – в островной городок, который находился в двадцати километрах от теперешней столицы республики – Антананариву. Нельзя сказать, что туземцы очень рады были приезду европейцев, но препятствий не чинили. Тем более, что опытные моряки всегда были в дефиците. Ведь, основную прибыль городу приносил именно рыбный промысел, а так же ловля омаров, креветок и других морепродуктов. На местном рыбозаводе весь улов перерабатывался и в виде консервов или полуфабрикатов отвозился для продажи в столицу. А оттуда, на больших торговых кораблях продукция отправлялась в разные концы света: в Индию, в Африку, Америку и другие заморские земли.

Отцы Тома и Джека раньше работали на рыболовецком судне. До того трагического дня, когда пришло известие об их гибели. Шхуна, на которой они вышли в море на промысел, попала в сильный шторм и сгинула. Таких примеров, когда из «похода» не возвращались моряки, было много. По установившейся веками традиции «хоронили» утопленников всем «миром». Жители городка собирались на пристани, молились, плакали, произносили трогательные речи и, при этом, кидали плетёные венки из цветов в воду, по количеству умерших. Тогда детям было ещё по шесть лет. И вот уже пошёл восьмой год, как всю заботу, любовь и ласку они получали только от своих матерей. Но в памяти до сих пор всплывали загорелые, всегда обветренные, но счастливые лица отцов – моряков.

– Том! Ну, проснись же! – умоляюще просил Джек.

На втором этаже трёхэтажного деревянного домика, на окне с каким-то фикусом наконец-то зашевелилась занавеска, а затем появилось розовощёкое и всё опухшее ото сна лицо его друга – Тома. С трудом просунув голову в узкую форточку, он, позевав, прокричал хрипловатым голосом:

– Чо случилось-то? Зачем будишь ни свет ни заря?

– Да, ты на часы смотрел? Скоро двенадцать будет! – в недоумении произнёс Джек.

Выпучив удивлённые, круглые глаза, Том моментально исчез из виду. Через минуту он уже выбежал на улицу, продолжая позёвывать, широко открывая рот, как обычно делает рыба, выброшенная на берег.

– Ну, куда двинем? В штаб или может купаться?

Их «штаб» располагался на чердаке заброшенного дома. Раньше в нём жили семьи рыбаков. Но, со временем здание пришло в негодность от сейсмической активности и его покинули. Обычно они посещали чердак только под вечер, когда солнце приближалось к закату. В это время было не так жарко сидеть под разогретой за день крышей. Помимо их, это место облюбовали многочисленные голуби, гнёзда которых были разбросаны вдоль всего чердака. Именно здесь они любили собираться и мечтать: о путешествиях по морям и океанам, о подвигах и неминуемой славе, ожидавшей их в конце пути. «Мир велик», – говорили они, – «Много стран и городов на земле, куда хотелось бы отправиться, как в своё время сделали их родители. Они же не побоялись трудностей! А, чем мы хуже их! Дети моряков должны тоже стать моряками!»

По внешнему виду Джека можно было сразу догадаться, какой вариант он предпочтёт. По его худощавому, всему в веснушках лицу со лба ручьём тёк пот. Рыжеватые, волнистые волосы, как и цветастая футболка, тоже были мокрыми.

– Не-а! Сначала искупаться надо! – сказал он, – Сил больше нет терпеть это пекло. Когда же пойдёт давно обещанный по радио дождь?

Не дождавшись ответа, он первым, вприпрыжку поскакал по ухабистой дорожке вниз, к морю. Следом побежал и Том. Миновав лесопилку и цеха рыбозавода, они оказались в бухте, на песчаном берегу. Его нельзя было назвать пляжем, но здесь можно было смело купаться, не боясь оказаться добычей для кровожадных акул. Другое дело – отвесные, как стена, скалистые громадины, которые возвышались вдоль берега к северу от города. Именно там, где глубина достигала более двадцати метров, и водились эти страшные хищники. Не раз, находясь на вершине скалы, с целью сбора яиц из гнёзд чаек и бакланов, они могли наблюдать, как акулы разрезая чёрными плавниками морскую гладь сновали взад и вперёд в поисках пищи. Только, когда на море начинался шторм, они уплывали далеко-далеко от берега в море. Вероятно, боялись разбиться об острые края скал.

Быстро скинув немногочисленную летнюю одежонку, Том и Джек, с радостными криками от переполнявшего душу восторга, как опытные пловцы с разбегу нырнули в прохладную воду. Когда их головы показались над поверхностью волн, они не сговариваясь, стали размахивать руками из стороны в сторону, делая, таким образом, собственные волны, брызги от которых накрывали друг друга с головой. Детский, здоровый смех разлетался, как и брызги воды в разные стороны, нарушая окрестную тишину. Накупавшись вдоволь, друзья выбрались на берег и улеглись загорать на песок.

– Том, а ты хотел бы осуществить свою давнюю мечту – увидеть Белый Свет?

– Конечно! А, кто этого не хочет? Но есть одно – но! Сам посуди. Сейчас нам по тринадцать лет. Так? Так. До совершеннолетия ещё ждать, как до луны лететь. На такое путешествие потребуется много денег. А где их взять? Заработать? Возраст не тот. Не везде детей принимают на работу. Хотя, если даже повезет, и ты устроишься, то хозяин либо обманет тебя, приведя уйму причин – предлогов не платить, либо за каждую ариари три шкуры сдерёт. Остаётся одно – ждать взрослой жизни. Но, когда она наступит – одному богу известно. И то не факт, что тогда всё задуманное осуществится.

– Нет, Том, столько ждать я не хочу и не буду, – горячо произнёс Джек. – Должен быть другой способ реализовать нашу мечту. Я верю в это! Мне даже по ночам часто снятся сны, в которых я, либо мчусь на быстроходном лайнере по морю, либо взбираюсь на высоченные горы. Это правда! Давай вместе подумаем, как нам добиться своей цели! А?

– Да-а-а, есть над, чем подумать! А, может нам тайком убежать из дома? На попутном грузовике с рыбозавода доберёмся до столицы. Сядем под покровом ночи в порту на какой-нибудь корабль, уплывающий на другой материк и дело с концом?

– А, что матерям скажем?

– Да ничего! Только оставим записку, на всякий случай, чтобы не волновались.

– Все равно жалко их.

– Джек, ну ты даёшь! Они же без нас лучше и легче заживут. Сам подумай. Твоя мать – в прачечной с утра до вечера бельё стирает, рук не покладая. Моя – по десять часов, к ряду, у конвейера стоит в разделочном цеху рыбозавода. Потом, по вечерам, часто жалуется на боли в спине. Хватит быть обузой для них! Без нас и им незачем будет столько горбатиться. Устроятся на другую, более лёгкую работу. Меньше уставать станут. И мысленно нас благодарить. А если нам повезёт – вернёмся с кучей денег. Да, ещё подарков заморских привезём для них. Вот здорово будет!

Его раскрасневшееся от избытка эмоций круглое, лоснящееся лицо засияло, как солнце. А слащавая улыбка ещё долго не покидала выражение счастливого лица и была готова вырваться за пределы румяных щёк. Заглянув в его глаза синеватого цвета, можно было без преувеличения разглядеть: и бездонный океан, по волнам которого, устремляясь вдаль, плыл шикарный корабль, и голубое небо в вышине, и города с домами-небоскрёбами, и ещё множество других красот мира.

Энтузиазм друга передался и Джеку.

– Да, именно об этом и я мечтаю – вернуться с победой! – заявил он и, как Том, расплылся в довольной улыбке.

Друзья ещё долго и увлечённо беседовали, обдумывая детали предстоящего побега. Решали, кто и что возьмёт с собой в дорогу из вещей и продуктов. Представляя себе, с какими невероятными трудностями и проблемами им придётся столкнуться при попытке проникнуть «зайцами» на корабль и потом, в пути следования, когда их обнаружат моряки. Но это их не останавливало. Они горели желанием поскорей отправиться в плаванье. При этом, не забывая периодически принимать водные процедуры и солнечные ванны. Незаметно стало вечереть. Солнце, уходя за горизонт, постепенно приобретало багрово-красный оттенок. Проголодавшись и вдоволь накупавшись, друзья побежали домой ужинать. Однако по дороге условились – ровно в полночь встретиться у дома, в котором располагался их штаб, чтобы потом, посидев на дорожку, отправиться в морское путешествие.

Пожелаем и мы им удачи!

Глава № 2. «Порт Мадагаскара»

Том вот уже пять минут, как дожидался Джека, переминаясь с ноги на ногу, а того всё не было. Волнение охватило его тело. Постепенно недобрые мысли, как метроном, застучали в детской голове:

– Ну, где же он? Что могло случиться? Может, передумал и всё матери рассказал?

Ночь окутала весь городок звёздным покрывалом. Словно гроздья спелого винограда, они висели так низко и так ярко сияли, что казалось, только стоит протянуть руки и их без труда можно будет достать. Во многих домах давно погасили свет. Город после трудового дня отходил ко сну. Опустевшие, тёмные улицы внушали страх. Только изредка зловещую тишину нарушал лай какой-то одинокой собаки. Чтобы убить время и немного успокоится, Том, стоя, запрокинув голову, любовался звёздным небом. Вдруг его внимание привлёк шорох в кустах. Затем он увидел силуэт человека, который короткими перебежками от дома к дому, крадучись двигался в его сторону. Несомненно, это был Джек!

– Ну, наконец-то! Что так долго? – возмутился он, когда друг был уже в пяти шагах от него.

– Не волнуйся. Всё в порядке! Ждал, когда мать заснёт. Она всю дорогу ворочалась на кровати и покашливала, – чуть запыхавшимся голосом произнёс Джек.

– Припасы все захватил? – строгим голосом спросил Том.

– А, то! Обижаешь!

При этом он снял со спины заплечный рюкзак и потряс им перед лицом друга.

– В-о-о-о, какой большой! Харчей надолго хватит! Будь спок!

Довольная улыбка расплылась по его загорелому лицу.

– Ну, всё, не будем терять время. Айда к рыбозаводу! – скомандовал Том и первым направился в сторону моря.

На площадке, возле цехов завода стояло три грузовика. Два были уже погружены какими-то ящиками, от которых сильно пахло рыбой. Третий грузовик ещё только начинали грузить. Грузчики, выстроившись цепочкой от склада готовой продукции до этой машины, передавали из рук в руки друг другу небольшие, запечатанные коробки. Все водители, образовав кружок, стояли, покуривая сигареты, и при этом поочерёдно отпускали в адрес работяг различные, колкие шутки. Большой прожектор, установленный на самой крыше одного из ангаров, своим мощным лучом освещал всю территорию завода, не давая ребятам возможности незамеченными добраться до грузовиков. Оставалось одно – ждать и надеяться на чудо! Им повезло. Когда погрузочные работы были завершены, все, включая водителей, пошли на склад. Вероятно, оформлять документы. Площадка опустела. Не дожидаясь их возвращения, Том и Джек, с замиранием сердца, побежали к последней автомашине. Помогая друг другу, они успешно забрались в кузов грузовика и спрятались между коробок. Минуты бежали, как часы. Но вот послышались мужские голоса. Затем хлопнула дверца кабины, взревел двигатель, и машина тронулась с места, постепенно набирая скорость. Началась тряска.

– Том, ты как? Хорошо устроился?

– Ничего. Терпимо, – ответил тот, – А ты?

– Тоже ничего! – пробубнил Джек, пытаясь удержать шаткое равновесие, стоя на полусогнутых ногах.

Постепенно дорога стала ровней, и машина поехала ещё быстрей. Ночной ветерок нежно ласкал их утомлённые лица, придавая сил. Огни их родного городка стали удаляться, всё дальше и дальше, превращаясь в малюсеньких светлячков. Но вскоре и они совсем исчезли. Только большие звёзды над головой продолжали их сопровождать, притягивая взор своим великолепием.

– Джек, я тут сижу и всё думаю, а куда машины поедут выгружаться: на столичную торговую базу или сразу в морской порт? Вот было бы здорово тогда! Правда?

– Хорошо бы! Это станет понятно, только когда мы уже въедем в город. Порт слева, там же где и море, это и тупой знает, а где находится база – одному богу известно!

Воцарилось молчание. Наверно, в этот момент, каждый из них по-своему молился, чтобы и на этот раз им сопутствовала удача. Впереди показались огни большого города. Машина сбавила ход. Когда въехали на освещённую улицу с четырёх и пятиэтажными домами, друзья почти к самому полу опустили свои головы, боясь, что их смогут заметить регулировщики на перекрёстках. Вдруг грузовик резко притормозил, а затем свернул в левую сторону. На сердце у ребят заметно отлегло. Том даже подумал: «Если мы не в порт сразу поедем, то все равно потом, хоть ближе надо будет добираться».

Ждать пришлось не долго. Вскоре автомобиль совсем остановился. Из кабины вышел водитель, закурил и направился в сторону проходной порта.

– Джек, Джек, слышишь? Ты, что заснул? Слезать пора. Приехали! Вон уже море рядом! – взволнованным голосом произнёс Том, тряся друга за плечо.

– Ой, как же это я так? Блин! Сам не заметил, как сон меня срубил! Вроде только недавно привалился к полу! – оправдывался он.

– Вот именно, что привалился! Только не привалился ты, а спать завалился. Так правильней будет сказать! Потерпеть не мог? Сурок ты после этого! – внушительно, но не громко возмутился Том, – Ладно уж, давай выбираться из машины, пока нас ещё охранники не заметили и не сцапали!

Когда беглецы оказались на твёрдой земле, они, чуть пошатываясь, направились к стене длинного забора преграждавшего путь к докам морского порта. Им повезло. Как на любом предприятии, где работают мужики – любители крепких спиртных напитков, таких, как: джин, виски, ром, бренди, в заборах имеются замаскированные лазы от глаз начальства, так и здесь такой был обнаружен. Протиснувшись в узкую щель под забором, они оказались на территории морского порта. У пирса стояли различные корабли, шхуны, баркасы, баржи и другие суда. Везде кипела работа. Погрузчики ездили взад и вперёд, перевозя грузы. Козловые и башенные краны, словно гигантские жирафы, вытянув свои длинные шеи, вращались из стороны в сторону. До ушей ребят доносились зычные команды портовиков – докеров: «Вира!» «Майна!» «Трави помалу!» «Отдать швартовые!» И так далее и тому подобное. Все механизмы издавали страшный шум. Они: скрипели, звенели, стучали, урчали, свистели, как несмазанные колеса телеги. Спрятавшись среди поддонов, на которых громоздились мешки и ящики, обтянутые прочной сеткой, друзья осмотрелись.

– Как же нам узнать какой из этих кораблей отправится на материк, а не будет курсировать среди близлежащих островов? – задал вопрос Джек.

– Да очень просто! Чем он больше, тем дальше сможет уплыть! – констатировал Том, и, развивая свою мысль, продолжил, – Шхуны и другие маломерные суда не способны пересечь океан. Они менее устойчиво держатся наплаву, и даже небольшой шторм в открытом море способен их потопить. Нам надо выбрать корабль, с большим водоизмещением, типа сухогруза. Установить это можно только опытным путём, а именно – наблюдением за погрузочными работами, предварительно изучив содержимое груза.

– Точно! Давай так, и поступим! – воскликнул Джек и первым стал своим перочинным ножом расковыривать обшивку рядом лежащих мешков.

В них оказались зёрна пшеницы и ржи. Как раз, напротив них, к пирсу был пришвартован не совсем современный, но все, же довольно большой корабль. На нём были видны три высоченные мачты со скрученными парусами. Выбор пал на него. Взобравшись на поддон с грузом, и проделав небольшое отверстие в сетке, ребята забрались вовнутрь. С помощью локтей и ног, помогая друг другу, друзья раздвинули в разные стороны верхние мешки. В результате чего у них образовалась яма в виде окопчика. Забравшись в него и прижавшись, друг к другу, они стали ждать.

– Как хочется спать, – произнёс Джек и для наглядности широко разинув рот, стал зевать.

Его глаза в темноте норки стали слипаться. Голова постоянно клонилась к груди. Том обнял своего друга за плечи и спокойным голосом произнёс:

– Ну, хорошо, поспи немного, а я пока покараулю.

Ночь вступила в ту фазу, когда, как говорят в народе – начинается время мёртвого сна. Это название не случайно. Мозг человека так устроен, что ему требуется хотя бы кратковременный отдых. Сопротивляться этому жизненно необходимому инстинкту очень сложно. Тем более, после напряжённой работы ума и тела. Тогда, наступает такое состояние, именуемое – усталостью, при котором начинают тяжелеть веки, закрываться глаза, слабеть руки и ноги. Том не был исключением из правил и поэтому, незаметно для себя, вскоре уснул. Друзья даже не слышали, как краном подцепили их временное убежище и перенесли на корабль. Никто из рабочих порта и матросов не заметил крохотных незваных гостей. Все спешили до наступления утра, пока ночной ветерок дул со стороны суши, отправить в морское плаванье корабль с гордым названием – «Смелый». Когда звёзды одна за другой стали исчезать с небосвода, а далеко на востоке, у самого горизонта, заметно посветлело, парусник отчалил от пристани, отправившись в Африку, увозя с собой и наших героев, мирно спящих среди груза.

Пожелаем и мы им счастливого плаванья!

Глава № 3. «Встреча с капитаном»

Время близилось к обеду, когда Джек первым открыл глаза. Светило яркое солнце. Всё тело ныло от неудобной позы, в которой он проспал полночи. Прямо над его головой, по сетке расхаживали взад и вперёд две чайки. Они курлыкали, как голубки, покачивая головками и, словно в танце, соприкасались между собой крыльями. «Брачуются», – решил Джек. Ему было так интересно наблюдать за этим представлением, что он, боясь спугнуть влюблённых птах, сидел, как мышка, затаив дыхание. Но тут до его ушей донесся чей-то мужской голос, а точнее команда: «Подтяни шток, раззява, не видишь, что ли парус заваливается?!» В голове сразу возник вопрос: «А, где это мы?» Рассуждая логически, он пришёл к радостному выводу, что они на корабле и далеко от берега, так как не было слышно ни скрежета, ни другого шума, который ночью раздавался в порту. Выглянув из своего укрытия, он осмотрелся. Через крупные ячейки грузовой сетки, сплетённой из прочных канатов, были видны только высокие мачты с белоснежными парусами и флагшток с развивающимся на ветру флагом треугольной формы. Том мирно посапывал на мешке, подложив под правую щёку свою ладонь.

– Том, проснись, – шёпотом произнёс Джек, при этом осторожно потряс друга за плечо, – Проснись же ты.

Когда тот открыл глаза, продолжил:

– Том, у нас всё получилось. Мы в море. Только я ещё не смог хорошо всё рассмотреть – сетка помешала это сделать. Надо одному из нас выбраться и сходить в разведку. Всё там хорошо рассмотреть, а только потом решать, что дальше делать. Этим лазутчиком естественно буду я – с твоей комплекцией нас враз рассекретят. Жди меня здесь. Не высовывайся. Я скоро буду, – сказав это, он стал просовывать голову через разрез в сетке.

На капитанском мостике, как и положено, находились: капитан корабля – мужчина невысокого роста, лет шестидесяти, плотной комплекции, кубинского происхождения, по имени Рамон, и его старший помощник – худощавый, высокий мужчина, лет сорока пяти, интеллигентной наружности, с чёрными усами, по имени Стив. Вот уже более десяти лет, как они вместе бороздили моря и океаны на «Смелом». За долгие годы совместной службы на одном судне, они сильно сдружились и стали, как говорят – не разлей вода.

– Стив, как твои жена, дети, что нового? Успел намиловаться?

– А, то! Это дело не хитрое. Жена довольна! Дети тоже живы – здоровы. Старший сын на будущий год заканчивает школу. Собирается дальше продолжить учёбу в мореходном училище, в Англии. Там у меня тётка проживает. Бабулька – божий одуванчик, но ещё такая крепкая. Обещала приютить. А мне-то что, пусть продолжает начатое моими предками ремесло. У нас, ведь, целая династия моряков – вот уже семь поколений этим благородным делом занимаемся. Ему нравится, а это главное! Он у меня смышлёный, характерный, с пяти лет грезит о море. Хочет, как и вы – капитаном стать. Дай бог, чтобы всё им задуманное – сбылось!

– Дай бог. Дай бог. – Произнёс, о чём-то своем, задумавшись, капитан.

Мысленно, он перенёсся в то золотое времечко – годы детства, когда ещё юнцом, мечтая о странствиях по морям, убежал из дома. Не страшась больших волн, он на небольшой лодчонке, покинув берега Кубы, отправился в кругосветное путешествие. Подводное течение отнесло лодку далеко в открытое море. Не имея возможности сопротивляться стихии, он плыл по воле волн. Его безрассудный поступок мог бы привести к трагедии, но ему повезло. С турецкого корабля его заметили и полуживого, обессиленного подобрали на борт. Сколько суток он находился один в море, не известно. Его высадили в ближайшем порту. Потом он служил юнгой на торговом судне какого-то шейха с востока. Когда подрос и набрался опыта, пошёл учиться в мореходку. И с тех пор навсегда связал свою жизнь с морем.

– Капитан! Вы меня не слушаете? – переспросил Стив.

– Нет. Извини. Детство вдруг вспомнилось. Я, наверное, с возрастом меланхоликом становлюсь. Твой рассказ о сыне меня растрогал. Ведь и я в его годы был болен морем. Грезил о нём. Ещё раз извини меня, старика, что отвлёкся. Продолжай. Я слушаю.

– Младшая дочка – писаная красавица. Вся в мать! Бывало, сядет у меня на коленях и просит: «Пап, а пап, заплети мне косички морскими узлами». А я ей: «Что ты, Дианочка, как можно? Такие узлы даже не каждый-то моряк развязать сможет». «Ну и пусть», – смеётся она, – «За то надолго! Пока ты не вернёшься – буду носить и тебя вспоминать». Славная девчушка, хозяйственная, во всём матери помогает. Вырастит – завидной невестой и женой для кого-то станет. Люблю я их, кровиночек моих. Скучают они без меня и я по ним. Ждут моего возвращения с нетерпением. А я, чтобы как-то скрасить их жизнь, каждый раз из плаванья привожу им подарки.

– Да, им тебя не хватает! А дочке-то, сколько годков исполнилось уже?

– Четыре. Пятый пошёл. Она поздно у нас родилась. Уже и не надеялись. Бог помог. Я ведь всегда дочку хотел. Надеялся. Теперь каждый раз, когда возвращаюсь домой из плаванья, она уже тут как тут, на причале стоит в своём розовом платьице с бантиками в косичках, ручонкой машет, улыбается. Возьму я её на руки, к груди прижму, и так на душе сразу спокойно становится. Слёзы радости так и льются из моих глаз. Простите за такие откровенные подробности. Я ведь по натуре человек сдержанный. Сами знаете. Но тут, другое дело – сил нет удержаться.

– Незачем оправдываться. Это хорошо, когда есть, кому встречать. Мне в этом плане не повезло. Точнее – сам виноват. Не мог надолго связывать с кем-либо свою судьбу. Считал, море и любовь – понятия не совместимые. Глупый и наивный был. А когда поумнел, уже поздно было. Так семьёй и не обзавёлся, о чём теперь жалею.

Так ведя неспешную беседу, капитан обратил внимание на странное шевеление на поддоне с грузом. Сначала ему показалось, что это крысы орудуют, и он чертыхнулся:

– Вот, бестии хвостатые! Опять повадились зерно воровать! Сколько денег на отраву для них истратил, а им хоть бы хны – живы гады! Ты прикинь. Одна такая несушка способна перетаскать за день более пяти килограммов провизии и спрятать где-нибудь в вентиляционной шахте или на нижних ярусах, в трюме. Это ещё полбеды. В прошлом рейсе почти два мешка крупы россыпью были обнаружены в машинном отделении среди угля. Я тогда грешным делом на моториста подумал. Хорошо матросы подсказали, что видели здоровенных крыс. Даже в качестве вещественного доказательства притащили одну – на половину, обглоданную своими же сородичами. Одни убытки от них! Пойду, проверю, что они там опять набедокурили.

Капитан спустился по трапу с мостика и направился к задней части корабля, где на специально огороженной площадке хранился весь перевозимый груз. Подойдя ближе, он заметил чью-то рыжую голову, обсыпанную не то мукой, не то извёстью. Спрятавшись, стал ждать. В следующий момент, с мешков спрыгнул малец с конопатым лицом. Он пригнув голову и озираясь по сторонам стал пробираться между ящиков по направлению камбуза. Хорошо разглядев подростка, капитан вышел ему навстречу и скомандовал: «Стоять! Руки вверх, а то буду стрелять!»

– Не стреляйте дяденька! – взмолился Джек, поднимая обе руки. И готовый в эту секунду провалиться сквозь землю – таким неожиданным для него было появление этот солидного, пожилого мужчины.

– Кто там ещё с тобой? Вылезайте все! – прикрикнул капитан, при этом специально напустив на себя грозный вид.

– Там мой друг, Том! Том иди скорей сюда! – закричал Джек, боясь опустить руки. Страх сковал всё его тело. Даже зуб на зуб не попадал.

Когда Том благополучно слез по сетке на палубу и подошёл к ним, капитан немного смягчился и, разрешив опустить руки, спросил:

– Ну, рассказывайте: кто такие, откуда будите, как и с какой целью проникли на корабль?

Ребята без утайки всё ему честно рассказали, умоляя при этом оставить на корабле, юнгами, так как не мыслят свою жизнь без моря и хотят посмотреть мир. Капитан, выслушав их исповедь, выкрикнул:

– Вахтенный! Боцмана ко мне! – а сам повёл ребят в кают-компанию. Оказавшись в большом помещении с прикрученными к полу столами и скамьями, он уже спокойным голосом предложил ребятам сесть. Заметив матроса, капитан, обратившись к нему, сказал:

– Принесите, любезный, мне и этим голубчикам что-нибудь поесть.

Получив приказ, вестовой ушёл. Буквально сразу в каюту вбежал запыхавшийся боцман и с порога затараторил:

– Товарищ капитан, боцман Чубак по вашему приказанию прибыл!

Хотя корабль был не военным, а торговым судном, но дисциплина на нём была заведена очень строгая. На это ребята сразу обратили внимание.

– Проходи боцман, знакомься, – указывая на них рукой, произнёс капитан.

Том и Джек, не сговариваясь, сразу опустили глаза на стол, подумав, что их сейчас арестуют за незаконное проникновение на корабль и отведут в камеру, если таковая имеется на судне. Но этого не произошло, а наоборот. Капитан улыбнувшись, сильно прищурив глаза, добавил:

– Принимай пополнение, Чубак! Вот этот крепыш – юнга по имени Том, а вот тот, который весь в конопушках – юнга Джек. Ставь их на довольствие, а после обеда они могут приступать к своим непосредственным обязанностям.

Подняв глаза на говорившего, ребята тоже дружно заулыбались. При этом, показав всем свои крепкие, белые зубы. Сбывалась их давняя мечта. Все страхи последних часов дня и ночи, как дым моментально улетучились. Отобедав, боцман отвёл их в кубрик, а затем, собрав всю команду на палубе, представил ей ребят. Каждый из них был прикреплён к наиболее опытным матросам, которым была поставлена задача обучить новобранцев всем премудростям морского дела. И закипела работа. Уже через день юные путешественники знали названия всех мачт на корабле: передняя – фок-мачта, средняя, самая высокая – грот-мачта и задняя – бизань-мачта. Каждая из них состояла из двух или трёх составных по длине частей: собственно мачты, стеньги и брам-стеньги. У мест соединения этих частей были расположены площадки: нижняя – марс, верхняя – салинг. Все матросы на корабле были распределены по различным участкам работы и имели специальные названия, как например: сигнальщик – наблюдал за всем, что происходило вокруг корабля, и, одновременно, подавал и принимавший сигналы, марсовый – работал на марсе, а кок – являлся судовым поваром – готовил разные вкусности. Ребята же помогали всем и работали везде, где только требовалась их помощь. Их сразу полюбили все моряки: за усердие, весёлый нрав и недетское трудолюбие. Нет, конечно, выдавалось время и на отдых, когда почти вся команда собиралась в кубрике. Тогда один из матросов брал в руки гитару и начинал петь свои или народные, почему-то всегда грустные песни: о доме, о родине, о друзьях и подругах. Все слушали, затаив дыхание, иногда подпевая. А то, рассаживались за столом и играли в карты или кости. Обычно это происходило по вечерам, перед отбоем. Постепенно ребята привыкли к условиям жизни на корабле и дни для новичков побежали очень быстро. Они получили новое обмундирование и теперь важно вышагивали по палубе в зюйдвестках – непромокаемых шляпах с большими полями, которые спасали моряков от морских брызг, а так же от палящих лучей солнца.

«Смелый» продолжал всё дальше и дальше следовать по заданному курсу. Попутный ветер, раздувая все паруса, давал возможность ему экономить на горючем топливе, которое забрасывалось в топку для работы двигателя только при полном штиле или при слабом ветре. Ничто в океане не предвещало беды.

Глава № 4. «Шторм»

Когда корабль находился далеко в океане, в сотнях миль от берега, внезапно наступило странное затишье. Паруса, которые ещё недавно, словно огромные шары раздувались по ветру, теперь сникли и повисли вдоль мачт. Капитан корабля через радиорубку передал команду мотористу запустить двигатель. «Ждать у моря погоды» не предстало ему. Тем более груз очень ждали в порту назначения. Так же, получил указание и боцман, который тут же подал команду: «Грот и фок на гитовы!» Все матросы, работавшие на верхней палубе, услышав его слова, моментально стали скручивать паруса на первой и второй мачте, а затем сезенью – специальной снастью в виде пояса, сплетённого из мягких верёвок, прихватывать их к реям. Том, тем временем, помогал одному из матросов опускать по штагу стаксель – треугольный парус, который служил для увеличения парусности. Джек тоже не отставал от него. Его задачей было – крепко примотать такелаж, который служил для управления парусами. Но вредный, длинный канат никак не хотел закручиваться. К нему подошёл Том.

– Ну, что, дружище, тебе помочь?

– Да! Давай вместе натянем его посильней, а то по ладоням скользит, не даётся.

– А ты на локоть намотай трос, так надёжней будет.

Работа сладилась. И вскоре, корабль, который уж было начал дрейфовать на спокойной воде при безветрии, стал набирать ход, развив скорость до двадцати узлов в час. Умаявшись, от быстрой и напряжённой работы, все, включая детей, присели отдохнуть прямо на палубе. Вместе с ними расположился и боцман Чубак. Посмотрев на спокойную гладь океана, окружавшую со всех сторон судно, а затем на слегка чернеющий горизонт, он, вздохнув, произнёс:

– Не нравится мне всё это. И на душе как-то неспокойно. Чует моё сердце – быть беде!

– Да, что вы, боцман?! Отчего такие грустные мысли лезут в голову, вдруг? – спросил долговязый, рослый матрос по имени Джон, – Полюбуйтесь какая стоит чудесная погода!

– Вот то-то и оно, что чудесная! Это-то меня и смущает! В это время года, да ещё именно в этой части океана не раз случались сильные шторма. Такое зловещее затишье обычно и бывает перед бурей. Упаси нас боже от этого!

Произнеся эти слова, он, подняв глаза к небу, перекрестился. Все бывалые матросы, не раз ходившие с ним по морям и океанам и знавшие такие примеры, когда нежданно-негаданно разыгрывалась стихия, последовали его примеру.

Слова, вырвавшиеся из уст служивого моряка, не могли не встревожить души детей. Они сидели, нацелив свой взгляд прямо по курсу корабля, туда, откуда постепенно стали доноситься раскаты грома. При этом вспоминали, как в своём родном городке, они просили небо дать хоть немного бесценной влаги. Теперь казалось, что это происходило в другом мире, на другой планете, в той далёкой, беззаботной, детской жизни.

– Том, смотри, какая туча надвигается! Видно боцман был прав, предвидя что-то ужасное.

– Успокойся! Не будем копья ломать раньше времени. Может ещё всё обойдётся.

Но его заверения не могли обнадёжить Джека.

Постепенно всё небо заволокло тяжелыми тучами. Ветер усилился до штормового и внезапно пошёл град. Это было что-то уму непостижимое. Ещё ни разу, ни Том, ни Джек, в своей жизни не видели снега, не говоря уже о граде. Поднялась сильная волна, которая, словно мячик, стала бросать корабль из стороны в сторону.

На капитанском мостике, Рамон, лично став за штурвал ввереного ему судна и крепко стиснув зубы, неотрывно вглядываясь вдаль, решая при этом возникшую головоломку. Он постоянно отдавал приказы, то мотористу, то боцману, то своему старшему помощнику и верному другу – Стиву. В такой ситуации требовались крепкие нервы, трезвый ум и воля к победе. Именно этими качествами и обладал капитан – настоящий морской волк.

– Стив, проконтролируйте, чтобы весь личный состав, без исключения переоделся, проверил крепление спасательных шлюпок и был готов к эвакуации. Таких фокусов погоды я ещё не встречал!

– Да, капитан, чёрте что творится! Кутерьма небесная, да и только! Вон, как мачты изгибаются и трещат на ветру! Того и гляди не выдержат! А людям каково? На ногах еле стоят!

– Точно! Совсем про мальцов в этой суматохе забыл. Им-то во много раз труднее приходится, чем нам, взрослым. Поберечь бы их надо, а то не ровен час смоет ещё в море!

Пусть в кубрике посидят, пока не утихнет шторм.

А стихия разыгралась не на шутку. Волны достигали высоты пятиэтажного дома. Град, брызги вспененной воды с новой и новой силой обрушивались на беззащитный корабль, готовые всё поломать на своём пути. Все моряки, по приказу капитана, быстро переоделись в водозащитные костюмы. Ребятам было велено спуститься в свой кубрик и оттуда не выходить без разрешения.

В полутёмном помещении, в котором, даже через иллюминаторы не было ничего видно кроме стены воды, болтанка не успокоилась. Все спальные лежаки, подвешенные к потолку, раскачиваясь, бились о внутренние перегородки борта. Но шум не был таким сильным, как на палубе и давал возможность хоть как-то разговаривать, не боясь не услышать собеседника.

– Ну, мы и влипли! – крикнул Джек, вероятно забывшись, а затем, сразу опомнившись, немного тише продолжил, – Уши заложило! Извини! Ну и погодка! Жуть! Никогда не думал, что в наших широтах возможно такое!

– Да-а-а, дела! Даже зюйдвестка не спасает! Смотри, как вымокла голова, – снимая свою шляпу, продемонстрировал Том, – Обсохнуть бы!?

Струйки воду медленно стекали по щекам, шее, попадая за шиворот.

– Это только в моторном отделение сделать можно, возле топки. Там многие матросы своё постиранное бельё сушат.

– Я знаю. Но, где мы, и где кочегарка, сам подумай? Капитан просечёт, сразу выволочку устроит! А мне этого как-то не хочется. Хороший он человек – добрый. И старший помощник его тоже ничего мужик, хоть и строгий!

– Ему это по должности положено. А капитан, ведь для всех, как отец. К каждому подход должен иметь: кого отругать, а кого и похвалить, если есть за что! Всем по справедливости, так сказать – «пирожки раздать».

– Ну, ты и сравнение нашёл! Умора! Так и представляю, как наш капитан заходит в кают-компанию в белом фартучке и с чепчиком на голове, какие обычно престарелые женщины носят. В руках поднос держит. Улыбается. Обходит по кругу стол и всем пирожки предлагает! Ха-ха-ха, – разразился безудержным смехом Том, вскочив со скамейки и подражая походке капитана, стал импровизировать его действия.

Следом засмеялся и его друг. Настроение улучшилось. И уже отступили на второй план все недавние переживания и за свою судьбу, и за судьбу корабля, в целом. Их веселье продолжалось ещё долго, пока Джек не заметил на полу воду.

– Смотри! Откуда она здесь?

– Вероятно, борт пробило! Надо срочно капитану доложить! Утонем же! – забеспокоился не на шутку Том и стал собираться.

В следующий момент, он по-быстрому оделся и побежал искать капитана.

Наверху бушевал шторм. На чёрном, как сажа небе, словно огненные стрелы, сверкали молнии. Их кривые, угловатые зигзаги ударяли прямо в высоченные волны. Кругом всё стонало и грохотало, так, что уши закладывало. Уже было не понять, где находится небо, а где море. Так всё перемешалось: вода, грозовые тучи и свирепый ветер. На капитанском мостике дяди Рамона не оказалось. Его место у штурвала занял помощник – Стив. Узнав от него, что капитан недавно ушёл в свою каюту, Том направился в его жилое помещение. Постучавшись в дверь, но вероятно из-за сильного шума, не услышав ответа, Том, осмелев, без разрешения вошёл вовнутрь. Капитан в одной тельняшке, полностью промокшей до ниточки, стоял, склонившись над картой, которая лежала у него на столе. С потолка из всех щелей хлестала вода. Что-то, бурча себе под нос, хмурый и злой, он водил пальцем по мокрой карте, как будто пытаясь получить ответ или разгадать сложную загадку: «С учётом бокового ветра – норд-вест, мы шли левым галсом. Значит, корабль находился примерно здесь. Но, попав в шторм, нас могло отбросить на десятки километров от главного торгового пути. Так. Что же получается? Ещё бы день – два, при таком же направлении ветра и волн, и мы бы добрались до Сейшельских островов». В этот момент, обратив внимание на испуганное лицо вошедшего юнги, он спокойным тоном спросил:

– Что случилось, Том?

Запинаясь буквально через каждое слово, тот произнёс:

– Вода, товарищ капитан! Вода! Везде вода!

– Да не волнуйся ты так, малыш! Успокойся и докладывай, как я тебя учил, – пытаясь улыбнуться, дружелюбно прищурив глаза, по-отечески попросил капитан.

– В трюме воды по колено! Кубрики затопляет! Что делать? – вопросительно, чуть не плача, отчеканил без запинки Том.

– Вода говоришь? – в задумчивости произнёс бывалый моряк, потирая небритую бороду.

В следующую секунду, он, собравшись с мыслями, даже не накинув на плечи китель, произнёс:

– Пошли, юнга, посмотрим! – и первым покинул каюту.

Затем, как молодой, он сбежал по трапу в нижние отсеки, расположенные под палубой и, первым делом заглянув к мотористу, ещё с порога, обратив внимание на воду, спросил у матроса:

– Что с машиной?

– Молчит! – опустив голову, угрюмо произнёс тот, – Сами поглядите, что творится – уголь сырой! Даже в топке вода! Беда, одним словом! Шабаш моей работе наступил!

– Понятно, – чуть растягивая слово, произнёс капитан и пошёл дальше осматривать помещения.

Везде была видна вода, уровень которой в некоторых местах достигал предельной отметки, после которой корабль медленно, но уверенно пойдёт ко дну. Об этом, во всяком случае, его учили лет сорок назад в мореходном училище. Поднявшись на палубу, капитан окликнул боцмана. Когда тот подошёл, сильно шатаясь от качки, капитан по-свойски, но серьёзно сказал:

– Дорогой мой, Чубак, собери немедленно команду. Ждать больше нечего.

Когда все матросы подошли, окружив его со всех сторон, он, повысив голос, пытаясь перекричать бушующий океан, произнёс такую речь:

– Братья мои, моряки! Много лет вы верой и правдой служили на корабле. Не один пуд морской соли мы вместе съели. Может, строг был с вами? Так вы уж меня простите, старика, за это! Не со зла ведь, а от большой любви к вам! Пришло время сказать вам горькую правду! Корабль терпит бедствие и вскоре может затонуть, разбившись о подводные рифы или залитый водой. Звать на помощь нет никакого смысла, так как находимся на большом удаление от суши и в этой части океана нет торгового пути. Остаётся уповать только на свои силы, судьбу и божью помощь! Сейчас необходимо отвязать весь груз и перекинуть за борт. Затем спустить на воду все, ещё целые шлюпки и самим покинуть корабль!

Все моряки, в оцепенении стояли и слушали слова капитана. При этом каждый думал о своих родных и близких, оставшихся на берегу. Им и без его слов уже давно было понятно – судно, старой постройки, не справится с таким ураганным ветром и сильным штормом. Выслушав капитана, они, молча, с неустрашимыми лицами, приступили выполнять последнее его указание. Попытка спустить на воду шлюпки, не увенчалась успехом – они моментально были вдребезги разбиты о борт корабля. Тогда капитан обнял ребят, прижав к своей груди, а боцману сказал:

– Чубак, принесите два спасательных жилета и круга, а так же сеть, что осталась от груза.

Когда это было исполнено, капитан, заставил детей надеть всё на себя и вместе с ним крепко накрепко связал их сетью между собой, а потом, поцеловав на прощание и перекрестив их, приказал прыгать в воду. Хоть и было им в этот момент очень страшно, но они, схватившись за руки и зажмурив глаза, прыгнули в объятия морской стихии. А потом, словно два поплавка, стали удаляться от корабля, силуэт которого постепенно растворился в ночи.

Глава № 5. «На необитаемом острове»

Океан ревел и бушевал, словно дикий зверь. Его косматые лапы – гребни волн, не раз накрывали с головой юных героев. Непроглядная тьма, окружавшая их, не давала возможности ориентироваться в бездне морской стихии. Град давно прекратился, но, беспрерывный проливной дождь своими острыми иглами нещадно бил и бил по головам мальчишек. От воды, окружавшей со всех сторон, коченели руки и ноги. Зубы, как трещотки беспрерывно стучали. Сколько часов они уже находились в холодной воде, никто из них не знал. Временами, они проваливались в полусон – такое дремотное состояние, когда сознание как будто отключалось, и уже было не понять, где заканчивается реальность и наступает сон. Но надежда когда-нибудь увидеть берег, не покидала их.

Постепенно они научились определять время суток. Это оказалось очень просто. Днём цвет воды заметно изменялся, становясь зеленовато-фиолетовым. Вероятно, это происходило из-за того, что лучи солнечного света в той части океана, где не было шторма, проникали в толщу воды и, как от зеркала, преломляясь, устремлялись в разные стороны.

Хотелось кушать, а особенно пить. Морская вода, которой они успели непроизвольно наглотаться, была очень солёной. От неё оставался неприятный привкус на губах, а самое страшное – пучило животы. Морская капуста, которую шторм поднял со дна океана на поверхность воды, была непригодна для еды. Она, в виде пёстрых ленточек, напоминающих змей, барахтаясь и извиваясь, цеплялась за шею и руки. Соприкосновение с ней каждый раз вызывало неприятное ощущение.

Примерно на третий день морская качка стала успокаиваться. Немного посветлело. Уже можно было разглядеть деревянные обломки различных частей корабля и обрывки парусины белого цвета, плавающие в воде. Сильно сказывалась усталость. От этой пляски на волнах ныли все части тела. Временами помутневшее сознание ребят рисовало в мозгу картины островов-миражей. Так и хотелось, собрав остатки сил, грести и грести к ним. Но, внезапно возникнув, они также быстро и бесследно исчезали с горизонта. Ребята понимали, что желаемое они выдавали за действительное. Тут Том, заметил длинную палку в виде шеста с треугольным полотнищем на конце и обратил на это внимание друга.

– Джек, смотри – флагшток с нашего корабля!

– Ты уверен? Может, где-то неподалёку потерпело крушение какое-то другое судно!

Через некоторое время им на глаза попался большой обломок доски с борта корабля, на которой были видны первые три буквы слова – «Сме».

– Вот и подтверждение моих слов, – с грустью в голосе произнёс Том, – Это неполное название нашего корабля – «Смелый». Что же произошло с ним после того, как мы его покинули?

Ответа не последовало.

– Да, прав был капитан, говоря, что рифов много, – немного помолчав, произнёс Джек, – Скорее всего – наскочил на один из них.

– А как же команда? Успела ли вовремя покинуть корабль? Может, кто и спасся? Это было б здорово! Тогда есть надежда, что, узнав о трагедии, другие корабли начнут поиски и нас найдут.

Поскорей бы уж! – сказал, глубоко вздохнув, Джек.

Все надолго замолчали. Каждый в одиночку сопереживал, думая о судьбе других членов команды, а особенно добродушного капитана – Рамона. Он так и стоял перед их глазами, в своей рваной, мокрой тельняшке, с лицом, полным печали и любви.

Сквозь грозовые, тяжёлые тучи, нависшие низко над водой, неожиданно блеснул луч долгожданного солнца. Этот подарок природы приободрил ребят. На их измождённых усталостью лицах впервые, за последние дни, вне корабля, засияли счастливые улыбки. Ветер страшной силы, ещё недавно поднимавший большой высоты волны, постепенно стал затихать. Ещё немного и всё успокоилось: и море, и ветер, и гроза, и гром, раскаты которого ещё так недавно пугали детей.

Вращая головами по кругу, друзья, то и дело всматривались вдаль, пытаясь разглядеть в мареве голубоватой дымки подобие земли. И вот настал тот момент, когда набрав полные лёгкие воздуха, Джек, что было сил, закричал:

– Земля-я-я!

Слёзы радости моментально побежали из его просоленных глаз. Том, ещё не веря в удачу, тоже поддержал друга своим восклицанием:

– Ур-р-ра-а-а!

Откуда только взялись силы! Они без устали стали грести своими ручонками, боясь, что морское течение ненароком отнесёт их в сторону. Всё ближе и ближе становился берег. Уже отчётливо были видны очертания небольшого острова, узкой полоской растянувшегося на несколько километров. Когда до него оставалось меньше пятисот метров, показались горные возвышения в виде пирамид.

Только к вечеру они смогли добраться до берега. Отвязавшись друг от друга, и сняв спасательные жилеты с кругами, они без сил упали на золотой песок. В ушах до сих пор стоял шум плеска волн. В мечтах о доме, тепле и горячей пище, они так голодными и уснули.

Наступил новый день. Друзья проснулись и, потягиваясь, стали любоваться природой на острове. Солнце, словно огненный шар, давно, но очень медленно курсировало по небосводу. Со всех сторон слышалось пение чаек и каких-то райских птичек. Сразу за песочным пляжем, вглубь острова, шелестел листвой тенистый лес. А чуть выше, как будто специально для них проложенная, поднималась в горку тропинка. Немного осмотревшись, они решили пройтись вдоль берега, в надежде обнаружить хоть кого-нибудь из уцелевших моряков в результате кораблекрушения. Отойдя метров на двести от места прежней высадки на берег, ребята обнаружили на отмели какие-то тюки. Ими оказались мешки с зёрнами пшеницы.

– Да это же груз с нашего корабля! – обрадовался Том.

Вместе с Джеком они тут же, не сходя с места, вскрыли один из них и стали жадно поглощать пищу. В этот момент им казалось, что вкусней этой пшеницы ничего нет на свете. Насытившись до отвала, стали думу думать – что делать дальше. Первым подал голос Том:

– Нам надо перенести все эти мешки на берег. Не стоит надеяться, что они прямо здесь пролежат до завтрашнего утра. Не ровён час, начнётся прилив и тогда груз может запросто смыть в море.

Доводы друга убедили Джека и, немного передохнув, они стали вдвоём оттаскивать мешки подальше от воды. Когда перенесли весь груз, легли на песок перевести дух. Им всё больше и больше начинал нравиться этот загадочный остров. «Сколько тайн он хранил в себе? Что их ждёт впереди?» – думали они. Но начало жизни на острове им понравилось.

Вернувшись на прежнее место, они стали вскарабкиваться по извилистой тропке в гору. На высоте двадцати метров над уровнем моря их взору предстало небольшое плато, в зарослях бамбука которого они обнаружили вход в пещеру.

– Смотри! Вот и место удачное для нашего нового жилища! – заявил Том, указывая на пещеру рукой.

– Здорово! – воскликнул довольный Джек, – Давай, исследуем её, а если она нас во всём устроит, сбегаем к морю, наберем выброшенные на берег различные снасти и деревянные обломки, оставшиеся от корабля, и принесём сюда. Многое из этого нам может пригодиться!

Раздвинув, словно удочки, бамбуковые стволы деревьев, первооткрыватели зашли вовнутрь пещеры. Проход был небольшим. Уже через три метра он заметно расширился, превратившись в естественную, казалось, самой природой созданную комнату правильной четырёхугольной формы с окнами в виде бойниц. Кругом валялись разных размеров старые гнёзда птиц, напоминающие плетёные корзинки. В помещение было сухо и тепло.

– Об этом мы и мечтать не могли! – констатировал глубокомысленно Том.

– Да! Красота-а-а! Только не мешало бы здесь еще, и порядок навести, – добавил Джек.

Когда они, сходив несколько раз на пляж, вернулись обратно со стройматериалами, не откладывая на потом, сразу приступили к благоустройству «нового дома». Работа закипела. Первым делом сделали при входе дверь. «Мера предосторожности никогда не бывает лишней», – решили они, – «Кто знает, с какими кровожадными хищниками им предстоит встретиться на таинственном острове?» Затем, наведя уборку в комнате, смастерили лежанки – отдалённо напоминающие кровати. Используя деревянную крышку от люка в виде щита, сколотили и стол. Незаметно стало вечереть. Удушливая жара дня сменилась лёгкой прохладой. Удовлетворённые своей работой, они, отложив все остальные дела на завтра, улеглись в кровати.

– Том, ты ещё не спишь? – спросил Джек.

– Нет. А, что?

– Как ты думаешь, нашим матерям уже сообщили о кораблекрушении?

– Не знаю. Но думаю, что ещё нет. Сам посуди. Пройдёт немало времени пока кто-то из спасшихся моряков доберётся до берега. Ещё не факт, что ему больше повезёт, чем нам и рядом окажется цивилизация. Но допустим, что ему повезло, и он попал к людям. Далее сообщат в порт приписки корабля. Оттуда информацию передадут родственникам членов команды, если такие имеются. Но мы, же были зарегистрированы и приняты в состав команды только после отплытия корабля. Не думаю, что капитан успел отчитаться, доложив своему руководству об этом факте. И, что в результате получается – мы никто и звать нас никак! О нашем временном существовании на корабле никто не узнает, включая матерей. Так, что наша песенка спета – куковать нам теперь на этом острове, как в своё время делали Робинзон Крузо и его друг – Пятница, до конца жизни или пока случайно нас не найдут. Но не будем думать о грустном. Надежда умирает последней! Возможно, матерям и сообщат о нас, но кто успокоит их словами, что мы спаслись, живы и здоровы! Всё, давай спать. Утро вечера мудренее! Что-нибудь придумаем! Где наша не пропадала?!

Заверения друга немного успокоили Джека, и он вскоре уснул, смешно чмокая во сне губами.

Глава № 6. «Рыбалка»

С восходом солнца отважные друзья поднялись и решили, что прежде чем заняться делами не мешало бы искупаться. Прихватив полотенца из парусины, они, наперегонки помчались к морю. Восторг переполнял их детские души. Голубоватая, прозрачная вода просто искрилась под лучами южного солнца, ослепляя глаза ребят своим блеском. Как и раньше, в своём родном городке, друзья с разбегу нырнули с головой в прохладную воду. Так они плескались, радуясь жизни, позабыв все печали и тревоги последних дней. Но тут Том заметил у скалы, которая своей отвесной стороной далеко выступала в море, больших рыб. Их серебристая чешуя, словно жемчуг, привлекла его внимание.

– Джек! Плыви скорей сюда! Здесь рыб полным-полно!

– Какие они красивые и большие! – в удивление произнёс Джек, – Давай я по-быстрому сбегаю за сетью и мы, вдвоём попытаем счастье рыболовов-любителей?

– Давай! А я пока их здесь покараулю, – поддержал он идею друга.

Испытания, выпавшие на их долю – всё, что им пришлось вдвоём пережить, находясь в открытом океане, сильно сблизило их. Их дружба переросла во что-то большее, чем обычная дружба. Как братья-близнецы они во всём помогали друг другу. Скучали и переживали, если кто-то из них по какой-либо причине задерживался. Так и сейчас Том стал волноваться длительным отсутствием друга. «Что же он там так долго копается?» – думал он, сидя на большом валуне, периодически поглядывая то на гору, то на зеркальных рыб.

Но вот на тропинке, ведущей к морю показался Джек с намотанной на шею сеткой.

– Тебя только за смертью посылать! Что так долго? – ещё при подходе друга выкрикнул Том.

– Дела задержали! Пришлось сеть переплетать, а то с прежними ячейками только акул поймать можно.

– Ну, хорошо. Молодец! Я как-то об этом и не подумал. Прости, что накричал. Давай растянем её и, держась параллельно, относительно берега, заведём в воду.

Осторожно ступая, чтобы не спугнуть морских красавиц, они из относительной глубины стали двигаться в сторону отмели, расположенной прямо у скалистого берега. Рыбы, почувствовав опасность, стали метаться из стороны в сторону, пытаясь улизнуть. Глупые, ранее никем не пуганные, они одна за другой попадали в сеть, застревая своими жабрами в ячейках. За один раз их угодило в неё больше тридцати штук. Среди них оказался и небольшой краб. Улов был отменным. Когда сеть вынесли на берег, Джек, ступая по песку босыми ногами, вдруг вскрикнул, и как подкошенный упал.

– Что с тобой? – заволновался Том.

– На стекло наступил, – подтягивая, как йог, ногу к лицу, заявил тот.

– Где? Покажи! Да ты что? Не выбрасывай его! – закричал Том, протягивая свою руку – Это же чудо, что так подфартило!

Подняв удивлённые глаза, Джек в недоумении спросил:

– Злорадствуешь, что ли? Мне больно, а ты! Вон, даже кровь пошла!

Он, чуть не плача стал демонстрировать свою пораненную ногу Тому.

– Да, нет! Что ты! – ответил тот, широко улыбаясь, – А рыбу мы, что сырой есть будем? Ты разве забыл, как мы раньше с помощью стекла костёр разводили?

– Ой! И точно! – забыв про боль, радостно воскликнул раненый, – Давай ещё поищем в округе. Может, повезёт, и ещё что-нибудь ценное найдём!

Сложив всю рыбу в одну кучу и прикрыв сеткой, чтобы не разбежалась, друзья цепью пошли обследовать берег. У той же скалы, выступающей в море, Том заметил в воде металлический предмет в виде наконечника копья. Чем он раньше служил людям, было непонятно. Один край наконечника был заострён и напоминал лезвие ножа.

– Вот и нож. Будет чем рыбу чистить! – обрадовался он своей находке.

Вернувшись к пещере, Том, как раньше делали предки-дикари, разжег костёр и стал жарить рыбу. Тем временем Джек огромными валунами растёр зёрна пшеницы, превратив их в муку. Замесив и раскатав тесто, он положил лепёшки на раскаленные камни и стал ждать готовности. Снимая одни, сразу клал на их место другие. Так, постепенно, он наготовил целую стопку блинов. Затем, расположившись в тени бамбуковых зарослей, они стали пировать. До чего же всё было вкусным: и рыба, и мучные лепёшки, и чай, заваренный из листьев – мяты, найденных возле тропинки, ведущей к дому. А между приятным делом они неспешно вели беседу.

– После обеда давай займёмся изготовлением луков, стрел, капканов и других видов самодельного браконьерского оружия. Прошлой ночью я слышал вой ни то дикой собаки, ни то волка. Как ты успел заметить, цивилизацией здесь не пахнет, а это значит, что мы окружены миром одних животных. Только рыбой сыт не будешь! Со временем и она надоест. Не лягушками же питаться, как французы! Нам надо самим научиться выживать в условиях дикой природы. А для этого – надо научиться охотиться.

– Том, ты как всегда прав. Луки можно сделать из стволов бамбука. Они очень прочные. Тетиву натянем из канатика сетки, а для наконечников стрел возьмём осколки гранита. Ту же сеть для рыбной ловли можно использовать и для поимки небольших животных или птиц, натянув её над тропкой, ведущей к водопою или возле гнёзд.

– Да, ещё нам не мешало бы перед входом в пещеру дополнительно установить забор из частокола. Дверь может не спасти, то есть не защитить нас от большого хищника. Одним словом, давай закругляться и приниматься за дело.

Закончив пировать, друзья перенесли оставшуюся рыбу и блины в пещеру. Сложив всё на столе, сами, распределив обязанности, занялись делами. Самым сложным, оказалось – построить частокол. С ним пришлось повозиться. Выручила смекалка. Вместо верёвок и канатов для связки брёвен они использовали лианы виноградника, который в изобилие рос на острове.

– Том, а куда мы отправимся на охоту?

– К водопою.

– В каком смысле?

– В прямом! Ты куда бегал за водой для кипятка?

– К ручью.

– А ручей, откуда вытекает? Из озерца. Я обратил внимание, что возле него, на песке, множество следов от копыт различных животных. Значит, они приходят на водопой. Вот там-то мы их и караулить будем.

– Согласен. Это удачное место! Уверен, с охотой нам завтра должно повезти!

– Твои слова, да богу б в уши! – улыбнулся Том.

Ребята ещё долго обсуждали нюансы предстоящей охоты, как, вдруг, Джек заметил большого попугая размером с индюка. Его перья были яркой, красочной расцветки. Не обращая внимания на тружеников, попугай смело приземлился возле валуна, на котором Джек перетирал в муку зёрна, и стал что-то клевать.

– Том, – шёпотом позвал Джек, – очень медленно повернись к входу в пещеру. Только тихо. Не спугни. К нам в гости попугай пожаловал.

Выполнив просьбу, Том залюбовался диковинной птицей. Попугай же, не церемонясь, склевал остатки зёрен и муки, и как канарейка запел. Ребята дружно заулыбались такому неожиданному представлению. Джек быстро сбегал домой и вынес из пещеры целый блин, которым и похвалил певца за песню. На удивление, попугай, как должное принял угощение и, оставшись с ними, никуда не спешил улетать.

– Давай назовём его Кешей?! – предложил Джек, – Ещё один друг на острове нам не помешает. Будет радовать нас песнями, а мы его за это кормить!?

– Да разве я против? – согласился Том, – Кеша, так Кеша! Пусть будет по-твоему!

Идея оставить попугая ему очень понравилась. Тем более птицы очень чутко реагируют на вторжение не прошеных гостей и своевременно предупреждают об опасности.

Вот и прошёл ещё один из дней на острове, который порадовал детей и уловом, и огнём костра, и пением чудо – птицы. Завершив все приготовления к охоте, друзья улеглись спать. Угомонившийся певун уселся на окно – бойницу и тоже задремал. Ночь окутала весь остров непроницаемым покрывалом. Лесные шорохи и крики птиц стихли. Только изредка можно было слышать свирепый рык дикого зверя, вышедшего на ночную охоту.

Глава № 7. «Охота»

Наутро, с первыми лучами солнца, бодро, как всегда ребята поднялись и, захватив нехитрое оружие, отправились к месту охоты. Озерцо, а точнее прудик, располагался прямо возле отвесной каменной стены, по которой вниз сбегали струйки пресной воды. У ребят, даже сложилось впечатление, что вода текла не с самой горы, а из-под камней средней его части, образуя небольшой водопад. Кругом, скалистые глыбы были оплетены лианами дикого винограда и какого-то ещё колючего растения. Подойти к этому пруду можно было только с трёх сторон: со стороны моря, справа и слева от него. С левой стороны тропинка постепенно сужаясь, уходила куда-то вверх, вглубь острова.

Именно здесь друзья и решили выбрать место для охоты. Обойдя прилегающую территорию, они, ещё раз убедившись в своей правоте, натянули над тропинкой, ведущей к водоёму, рыболовную сеть, к краю которой привязали длинную верёвку. Сами же расположились в кустах, с двух сторон от тропинки, и стали ждать, держа наготове свои луки со стрелами. В ожидании появления хоть каких-нибудь животных они позёвывали, силясь не заснуть. А ждать пришлось довольно долго.

Только через два часа, на тропинку из кустов вышло семейство быстроногих ланей разных возрастов. Том, ответственный за сеть, уже был готов натянуть верёвку, но, пожалев детёнышей отставших от своих родителей, удержался от этого необдуманного шага.

Но следом за ними, как комок из ваты, часто семеня тонкими ножками и по детски выпучив глаза, вышла большая дойная коза. «Вот это радость, вот удача!» – подумал Том и резко дёрнул за верёвку. Сеть упала прямо на рога кормилице. Та, с большого перепугу хотела кинуться в бега. Но не тут-то было. Маневр не удался. Наоборот, она ещё больше запуталась в сетке. С криками: «Держи!» – Том первым набросился на неё, пытаясь удержать. А следом, Джек, как басурман, навалился сверху с мешком из-под пшеницы. Вдвоём пыхтя, как паровоз, они с большим трудом, но справились с ней, обмотав верёвку у неё на рогах. После схватки, немного отдышавшись, герои – охотники повели козу к пещере. Однако она оказалась довольно строптивой и всю дорогу упиралась, мотала белой головой, пытаясь подцепить кого-нибудь из них на рога, брыкалась копытами.

– Ну и зверюга бодатая! – возмутился Джек.

– А ты, как хотел? Нам ещё помучиться предстоит с ней, пока приручим! Дикие животные на то дикими и называются, что свободу любят. Для них это равносильно рабству! Не терпят гнёта!

– Так, что же мы сегодня и молока не попьём? – чуть не плача спросил Джек.

– Может статься, что и так! Терпение друг! Терпение. Как гласит поговорка северных народов: «Терпение и труд всё перетрут». В любом деле смекалка нужна. А главное – любовь и ласка! Все животные любят, когда к ним по-доброму, по-человечески, относятся. Ценят заботу о них.

– Ну, ты красиво сказанул – «по-человечески»! Хотя, я с тобой полностью согласен. Ласковое слово и кошке приятно! Как, впрочем, и человеку. Меня, бывало, мама попросит сходить в магазин или ещё куда, а мне неохота. Тогда она скажет ласковым голосом: «Милый, сделай то, о чём я тебя прошу!» После этих слов я уже не могу отказать.

– А меня мама всегда перед сном целовала, как малыша и желала спокойной ночи. Как они там без нас? Получили, наверное, уже печальное известие о нас? Теперь горем убитые. Жалко их, родимых! Плохо нет самой простой – голубиной почты. А то бы мы….

Дальше шли молча. Каждый вспоминал лучшие дни в своей жизни, родной городок и добрую, заботливую маму. Незаметно они дошли до пещеры. Уставшие от работы: тяни-толкай, они первым делом побеспокоились о козочке, дав ей попить воды. Не случайно она, пренебрегая опасностью, пошла к водоёму. Исполнив, как они считали свой долг, друзья, привязав её к частоколу, легли отдохнуть. Когда, примерно через полчаса, они вышли из жилища, то обнаружили существенные изменения в поведение козы. Та спокойно прогуливалась вдоль высокого забора, щипала травку и, казалось, чему-то своему улыбалась.

– Том, посмотри, как кормилица наша преобразилась! – воскликнул Джек, – У неё даже глаза человеческими стали. Волшебство, да и только!

– А я о чём говорил: «Забота, любовь и ласка делают чудеса», – глубокомысленно констатировал тот, так же радуясь переменам.

– Давай попросим у неё молока! – предложил Джек.

– Давай! Только не попросим, а подоим её. Ты когда-нибудь это делал?

– Нет. Но зато видел, как это делала одна женщина, державшая коз на окраине нашего городка. Она ставила авоську с сеном перед мордой козы, а сама, поглаживая одной рукой её по спине, другой дёргала за соски вымени. Представляешь, если у нас всё получится, сколько всего вкусного на стол приготовить можно будет: и сметану, и творог, и масло! А если добавить муки…… – размечтался Джек, о чём-то задумавшись.

– Хватит слюнки глотать, – серьёзно сказал Том, выводя его из задумчивого состояния, – Набери свежей травы и корми, пока я в глубокие раковины молоко цедить буду.

Не проронив ни слова, Джек стал носиться по плато, как косилка и двумя руками рвать траву. Затем, словно букет цветов, преподнёс его козе. Она приняла эти знаки внимания, как любящая женщина, и на протяжении всего доильного процесса спокойно стояла, пожевывая траву. Молока было столько, что пришлось сбегать на берег моря за другими ракушками.

«До чего же приятно пить парное молоко, такое жирное и вкусное», – думал каждый из них, уплетая его вместе со вчерашними блинами.

– Нам надо подумать о посуде, – высказал мысль Джек, – Молока много, а хранить его не в чем.

– Ты прав! Дел много! Вот так же, наверное, первооткрыватели земель, как и мы сейчас, ломали голову в поисках ответа на многие вопросы. Хотя, что голову ломать! Я как-то видел по телевизору передачу про папуасов. Те делали посуду из орехов кокоса, из стволов деревьев и даже из рыбьего пузыря.

– Я понял! – воскликнул Джек, – попробую изготовить бидон из ствола бамбука.

Сказал и сделал. Не так быстро, как хотелось бы, но всё же. Пустотелый ствол бамбука идеально подошёл для этой цели. Только с дном и крышкой пришлось повозиться. А чтобы молоко дольше не прокисало, «бидончик» опустили в заранее вырытую ямку – холодильник, а сверху прикрыли ветками с листьями.

– Том! – позвал Джек, – Совсем забыл тебе сказать – у нас проблема!

– Какая?

– Мешки с зерном сильно отсырели, просушить бы не мешало, а то пшеница прорастать уже начала.

– Так, в чём проблема? Давай рассыпим её по каменному полу пещеры. Через окна постоянно циркулирует тёплый воздух – идеальное место для просушки. Да и потом собирать будет удобней. Так ты говоришь – прорастает? А, что если нам и сельским хозяйством заняться? К примеру – пшеницу выращивать. Зёрна – нам, а солому – козе, в качестве подстилки пойдёт. Ведь неизвестно, сколько лет может пройти до той поры, пока нас не обнаружат!

– Это хорошая идея! Одобряю! На плато много пахотной земли. Плуги, сеялки, веялки и другие сельхозорудия мы сможем сами изготовить. Только, вот, одна проблема – кто из нас тягловой силой будет, ты или я?

– А для этого нам надо пройти вглубь острова или у водопоя покараулить, может, повезёт рогатого буйвола поймать и приручить – вот тебе и лошадка!

– заулыбался Том.

В этот момент попугай Кеша бесцеремонно запрыгнул на плечо Джека и, на удивление всех, проговорил: «Кеша хороший. Плуг. Буйвол.» Он тараторил эти слова без умолку.

Во! Дела! – почти хором произнесли друзья.

– Это что же получается, попугай оказался говорящим? – в недоумении, как бы сам себя спросил Джек и расплылся в довольной улыбке, – Теперь осталось обучить его лаю собак и он тогда, и в наше отсутствие дом охранять будет! Вот здорово! Молодец, Кеша, продолжай в том же духе!

Оба друга рассмеялись. Их звонкий, детский смех разносился на десятки километров, благодаря высоким горам, возвышавшимся над островом, пугая обитателей дикой природы.

Когда немного угомонились, Том сказал:

– Давай приниматься за работу. Дела ждать не будут. Нам надо подготовить место для нашей козочки и, на всякий случай, для крупного рогатого скота.

Их никто не подгонял. Сама жизнь на острове приучила полагаться только на себя, на свои силы. Помощи ждать было неоткуда. Они это понимали. Работа спорилась. Всё задуманное получалось. А это – главное! День клонился к ночи, когда они уставшие, но довольные пошли спать. Словно два крота, они забрались в своё убежище и вскоре сладко засопели. А на ясном, звёздном небе появилась большая, круглая, напоминающая фарфоровое блюдце, луна, предвещавшая хорошую погоду.

Глава № 8. «Первый год жизни на острове»

Всю следующую неделю юные охотники выслеживали диких животных. Для этого им приходилось забираться далеко от дома в лес. Лёгкая, тканая одежонка сильно истрепалась от частых и долгих путешествий по зарослям. Маскируясь под местный ландшафт острова, они, словно индейцы – дикари, наносили на лицо и другие открытые части тела, разноцветные полоски, используя для этого: глину, золу и красящиеся растения. В волосах пестрели длинные перья различных большекрылых птиц. Красота острова всё больше и больше восхищала юные сердца. Их окружал поистине богатейший край. И всегда им сопутствовала только удача.

Успешными оказались и эти вылазки в необжитые людьми земли. Свободолюбивые зубры и волы довольно спокойно реагировали на приближение гостей. Принимали из их рук подношения в виде сочной молодой травы. Эти непугливые крупные животные так же быстро и приручались. Целыми семьями они покидали свои стада и уходили с неведомо откуда взявшимися хозяевами.

Сложней дела обстояли с дикими свиньями. Взрослые особи и на десять метров не подпускали к себе. Приходилось действовать хитростью – отлавливать только молодых пятнистых детёнышей. А затем в мешках переносить к пещере, слушая, как они смешно повизгивают, пытаясь выбраться. Их не обижали, а наоборот, как грудных младенцев кормили козьим молоком, баловали, позволяя целыми днями резвиться в своё удовольствие.

Для всех животных построили надёжные вольеры. Подворье расширялось с каждым днём. Удалось приручить и птиц: пеликанов, фламинго и даже страусов. А это: яйца, пух, перья и вкусное мясо! Теперь по ночам друзья нежились на перинах и пуховых подушках. Оберегая своих питомцев от волков, лис и других хищников, друзья возвели ещё один, дополнительный забор.

Не забывали они и рыбу ловить. Том сделал коптильню и теперь на их столе появились копчёные и вяленые морепродукты.

Удалось так же приручить мартышку. Как-то возвращаясь из очередного похода с добычей, они обратили внимание на преследователя, который шёл за ними по пятам, прячась в густых зарослях. Выйдя на плато, охотники остановились и стали ждать. Из кустов высунулась смешливая мордашка и стала корчить различные гримасы. Затем обезьянка покинула своё укрытие и подбежала к Джеку.

– Привет, подруга, – схохмил тот, – Пойдёшь с нами?

Мартышка прильнула к ноге и, заглянув в его голубые глаза, стала проситься на ручки. Джек раскрыл свои объятья, предлагая ей самой это сделать. Она не раздумывая, вскочила и, обняв за шею, прижалась к нему своим худеньким, волосатеньким тельцем.

– Джек, давай её усыновим! – пошутил Том.

– Смотри, чтобы тебя самого обезьяны не удочерили! Их, наверное, полно на острове, – парировал Джек.

Ему шутка друга не очень понравилась, но он не подал вида, решив, что тот просто завидует той нежности, с которой обезьянка к нему привязалась. Позже мартышку назвали – Егозой.

Поводом назвать её таким странным именем послужил случай.

Как-то раз, Том, как обычно, доил козу. Привлечённая этой процедурой, мартышка всю дорогу крутилась возле него. Наблюдая, как он гладит её по спине, она вдруг вскочила козе на спину и стала расчёсывать шерсть своими длинными косматыми пальцами. Мартышка, вероятно, решила, что Том вычёсывает блох или других мелких спиногрызов. От удивления, он даже закричал:

– Ты, что делаешь, Егоза несчастная? Перестань!

Коза, недовольная таким отношением к себе, вырвалась и побежала. Но обезьянка не растерялась. Она ухватилась за её закруглённые рога, напоминающие руль от спортивного велосипеда, и, показав всем свои белые крепкие зубы, издав, при этом, крик восторга, стала кататься на ней. Ребята моментально попадали со смеху. Так валяясь на траве и держась за животы, они ещё долго не могли сдержать свои эмоции.

– И вправду, Егоза, – вдоволь насмеявшись, сказал Джек.

С той поры это прозвище и пристало к мартышке. Она и сама привыкла к нему. И только услышит его, так сразу бежит на зов.

Как оказалось, животные, пойманные на острове, очень быстро приручались и даже выказывали проблески интеллекта. Нет, конечно, кроме попугая Кеши, говорить из них никто не научился, но и без слов было заметно, что они всё понимают. Волы всегда смиренно стояли в ожидании, пока их запрягали. Затем, так же спокойно выполняли команды по вспашке земли. Их даже не приходилось подгонять ударами плети. Лишь слабое похлопывание по спине рукой или почёсывание за ушком, которое они очень любили, было знаком выполнять несложную для них работу.

Всего ребята добивались только любовью, добром и лаской. Это стало для них девизом – принципом жизни. Их плантация пшеницы вскоре дала хороший урожай. Благо удобрения от многочисленных животных и птиц было много. Собранный урожай по-братски поделили между всеми членами большой и дружной семьи: детей, животных и птиц. Для хранения зерна даже пришлось построить огромный амбар. От зари до зари друзья были заняты работой. И даже по ночам, забыв про сон, они забирались по канатной лестнице на скалу, расположенную прямо над входом в пещеру, где находился их наблюдательный пункт и, вглядываясь в морскую даль, надеялись увидеть сигнальные огни проплывающего корабля. На этот случай, на скале был сложен из соломы и веток деревьев большой, высокий пирамидальный костёр, зажечь который им так ни разу ещё не пришлось – не было этого долгожданного случая.

Жизнь на острове шла своим чередом. В трудах, заботах о животных дни летели, словно кони неслись. Друзья заметно возмужали и подросли. Через год их было просто не узнать. Загорелые, мускулистые тела дышали силой, здоровьем и молодостью. И вот однажды, находясь на своём наблюдательном пункте, Тома привлекла гора. В лучах заката она сияла, как луна, но с отблеском агата. «Интересно», – подумал он, – «Что вызывает такой странный, серебристый цвет?» Позвав друга, он указал ему на гору. Тоже заинтересовавшись феноменом, Джек сказал:

– По моим визуальным подсчётам до неё дня три пути. Что-то мы засиделись на одном месте. Не пора ли нам отправиться в путь? Кто знает, что нас ждёт впереди? Давай завтра, и начнём собираться в дорогу!

– Давай, – просто ответил Том и задумался, – Хорошо! – продолжил он через короткое время, – Животных есть на кого оставить. Мартышка и без нас с животными и птицами справится. Когда надо и покормит. Да и дом постережёт. У неё это хорошо на пару с Кешей получается. Всё! Пойдём спать. Утро вечера мудренее.

Сказав, оба друга пошли спать с мыслями о предстоящем походе.

Утром начались сборы. Предстоял нелёгкий путь. И надо было основательно подготовиться. Первым делом – проверить вооружение: луки, стрелы, копья. Так далеко они ещё не ходили. И одному богу было известно, какие кровожадные хищники им могли встретиться. Также они сложили в два мешка продукты питания: блины, творог, сыр, копчёную рыбу и мясо. А чтобы не думать о воде – пузырь от рыбы с квасом. Проверив снаряжение и покормив напоследок обитателей вольеров, друзья направились в дорогу.

– Как ты думаешь, эта гора находится на самом краю острова? – спросил Джек.

– Думаю, да. Ещё, когда мы после кораблекрушения подплывали к острову, мне он показался не таким большим. А за этой горой других подобных не просматривается – это факт!

– Вот бы нам клад найти!

– А зачем он тебе, на острове?

– Ну, просто, чтобы богатым стать.

– А разве сейчас ты не ощущаешь себя настоящим богачом? Весь остров наш, с его лесами, полями, горами, со всей флорой и фауной, наконец! И тебе этого мало?

– Извини, Том, это я так, не подумав, сказал. Просто решил помечтать. А с тобой я полностью согласен. Мы, как короли живём. Всё у нас есть!

Тропинка, нахоженная дикими животными, свернула в лес. Идти стало трудней. Совсем, как в песне:

…Дорога шла то вверх, то вниз.

Сквозь заросли, речные броды.

Под шум листвы, журчанье вод

И птичьи хороводы…

Лесные обитатели сильно не беспокоили ребят. Только иногда на дорогу выходили тигры, волки и лисы. Но завидев путников вооружённых до зубов, сразу ретировались, убегая прочь.

Ночью они останавливались на лесных полянах и разводили, как минимум три – четыре костра, располагая их по кругу от себя, а затем поочерёдно спали. Такие меры предосторожности были необходимы, так как свирепые хищники могли в любую минуту напасть.

Чтобы не заблудиться, на всякий случай делали насечки на стволах деревьев. На обратном пути они могли пригодиться. «Хотя друзья за год жизни на острове научились хорошо ориентироваться по солнцу, луне и звёздам, но в плохую – дождливую погоду эти маячки тоже лишними не будут», – думали они.

На третий день пути их ждал сюрприз. Только они подошли к своей конечной цели и увидели гору, как в полном восторге дружно крикнули: «Мы клад нашли!»

Глава № 9. «Серебряная гора дракона»

Гора, что высилась громадой, вся сияла серебром. Напоминая собой высоченный маяк, который обычно, находясь на берегу моря, помогает кораблям в любую непогоду ориентироваться в пространстве, так и здесь, гора освещала им путь к заветной цели. Это было поистине волшебство природы. Ещё нигде, ни в одной стране мира, не находили в одном месте такие огромные копи настоящего серебра.

Друзья тогда ещё не могли знать, что этот клад есть первый шаг к их спасению. Сняв свои рюкзаки, они первым делом перекусили с дороги, а затем, как горные козлы, то взбирались вверх по сыпучему песку, то кубарем катились вниз и вновь за дело принимались. Так резвились они до той поры пока устав, не упали вместе на белое поле.

– Послушай, Том! Мне интересно знать каким таким чудо – ветром занесло сюда столько слитков серебра?

– А почём мне-то знать? Хотя… Джек, ты помнишь, на корабле я работал в паре с матросом по имени Джон? Долговязый такой!

– Ну? Помню, конечно!

– Так, вот, слушай. Он мне как-то раз рассказал удивительную историю, а точнее легенду, которая гласила: «В давние, давние времена, когда вся земля была единым материком, на котором только, только появились первые люди, а кругом царствовал бескрайний океан, на неведомом острове жила семья огнедышащих драконов. Этот остров, как я считаю, был вулканического происхождения. А иначе бы как он появился посреди океана? Ну, вот. Один из детёнышей этих драконов был странным малым. Другие дети, как дети находили себе занятие в том, что поджигали леса, глушили китов, бросая им на спины с высоты полёта огромные булыжники, или играли в футбол шарообразными рыбами. А этот всё в песочнице играл. Так играя, он обнаружил серебряные песчинки. Показав маме, сказал: „Хочу такие! Много хочу!“ Родители забеспокоились, ломая голову: „Что же делать? Ведь он упрямец ещё тот, не отстанет!“ Но так как он был самым младшим и от этого, самым любимым из детей, то перечить и переубеждать не стали. Летая на материк, они каждый раз возвращаясь, приносили ему серебряный песок. Дракончик подрастал, а вместе с ним росла и его песочница».

– Том, извини, что перебиваю. Это что же получается, уже в те, первобытные времена, появился страстный коллекционер наподобие наших, собирающих значки и марки?

– Вероятно, да! А может он был очень продвинутым, так сказать вундеркиндом! А, что? Пути господни неисповедимы! Так, кажется, говорят? Ну, слушай дальше. Рос, наш дракоша, и рос, пока не превратился в огромного дракона – сильного, грозного и могучего. Его все боялись, считая очень жадным и вредным. А он, как был, так и остался – себе на уме! Чтобы хоть как-то умилостивить свирепого гиганта, все перепончатокрылые и ящероподобные обитатели острова то и дело приносили ему его любимые песчинки серебра, которые он бережно складывал в одну кучу. Так, постепенно, и образовалась целая гора самородков. Её так в народе и стали называть – гора дракона. Многие кладоискатели мечтали найти этот остров. Избороздили тысячи миль по морям и океанам, но, увы, так и не нашли.

– А, что же дальше с тем монстром стало?

– Думаю, как и мамонты – вымер! А прах его, со временем, развеялся ветром.

– Да, хорошая сказочка!

– Так и я сказал тому матросу, услышав об этой легенде. Но, оказывается, как я сейчас понимаю, глядя на эти сокровища – это все, правда! И мы с тобой теперь самые богатые люди в мире!

– И что же нам со всем этим добром делать?

– Найти применение. А для начала, подумать, как этот песочек доставить к пещере.

– Не хочешь ли ты сказать, что мы его на себе, в рюкзаках потащим?

– Нет, конечно. Сил наших не хватит и здоровья тоже. Слушай! Ко мне тут в голову пришла одна идея! Ты помнишь, где мы возле леса вброд переходили последнюю речушку? Ты ещё оступился и вплавь пересёк её?

– Конечно, помню! Чуть весь скарб свой не утопил. И, что из того? Предлагаешь мне ещё поплавать?

– Нет, дружище! На себе мы смогли бы перенести килограммов двадцать – тридцать, а на плоту, возможно, перевезти серебра в сто раз больше! Лес рядом, а это стройматериал для нового плота! Построим его. Затем спустим на воду. Перенесём, сколько сможем на него груза и по речушке поплывём к морю, а дальше, даст бог, и до дома доберемся.

– Вот это по мне! Чур, я капитаном буду!

– Да, уж, капитаном? А я, по-твоему, что же всю дорогу, как папа Карло, веслом грести буду?

– Ну, хорошо, не обижайся! Вместе командовать будем! Два капитана – это прикольно даже!

Хоть придумано было и неплохо, но при постройке плота им пришлось изрядно попотеть. Сначала валили деревья, затем обрубали у них сучья, а только потом перекатывали брёвна к воде, где крепко-накрепко связывали между собой. Закончив работу с постройкой плота, ребята спустили его на воду, предусмотрительно закрепив один конец каната на берегу.

Отдохнув и перекусив своими нехитрыми запасами, они начали с помощью рюкзаков переносить драгоценный песок, думая о том, как бы им сейчас пригодились их трудолюбивые волы. Но делать нечего – осталось надеяться только на свои собственные, а не «лошадиные» силы. За день они с божьей помощью перенесли около пол тонны этого песка. Переночевав здесь же, рано утром и отплыли. Бурное, горное течение понесло их плотик и вскоре они оказались в море. Качка заметно успокоилась. Всё дело в том, что на открытой воде, где глубина достигала более пяти метров, волны не так беспокоили их. Другое дело – возле берега, на отмели. Там, за счёт прибоя, волны набирали силу и могли легко перевернуть плот. Им повезло. Подводное вдольбереговое течение подхватило их «судёнышко» и понесло в нужном направлении. Помогая друг другу, ребята без устали гребли. К вечеру, когда закат уже горел огнём, а тени в горы уходили, молодые капитаны причалили к берегу, в районе скалистой бухты.

Завидев ещё с плато своих долгожданных мореплавателей, обезьянка по прозвищу Егоза, с распростёртыми объятьями понеслась по деревьям к ним навстречу. Крики радости вырывались из её груди. Только выбравшись на песчаный берег, она замедлила своё движение и, косолапя, побрела в их сторону.

Спрыгнув первым с плота, Джек, широко улыбаясь, как новоиспечённый жених подхватил на руки свою мартышку – невесту и прижал к груди. Её сердечко сильно стучало, готовое вырваться. Приласкав свою «голубку», Джек произнёс:

– Вот мы и дома! Успокойся дорогая, больше мы тебя не покинем!

Привязав плот к дереву, и решив, что с грузом за ночь ничего произойти, не может, уставшие, но довольные друзья направились к пещере. Им было радостно сознавать, что они вернулись в свою обитель. И не просто вернулись, а с победой. Трудными были: и переход по лесным, и горным дорогам, и маршрут обратно – по воде. Много испытаний выпало на их долю. Но они привыкли стойко переносить все трудности.

Заслышав родные голоса добрых хозяев, животные подняли гам: то выли, то мычали. Только когда ребята, на радостях в их кормушки положили корм, приутихли. Трудно, ведь, с набитой пастью издавать звуки. Заглянув в птичник, все остолбенели. Там яиц было не счесть. Отдохнув немного с дороги, друзья сели перекусить.

– Том, я вот о чём подумал. Давай попробуем расплавить серебряный песок, который привезли, так сказать, попытаем счастье металлурга-любителя и, если надо будет, – и кузнеца. Вещь то стоящая! Знаешь сколько всего можно изготовить из металла?

– Я тоже об этом думал. Только ты меня опередил чуток. Вот завтра этим и займёмся, а сейчас – спать давай! Трудный выдался денёк. Пора и отдохнуть. Зевнув, он первым завалился в кровать. Не отставая от друга, Джек, не раздеваясь, тоже лёг.

В эту ночь им снились удивительные сны. Один, весь в серебряных доспехах и латах, как рыцарь, скакал на белогривом коне по полю брани, размахивая саблей. Враги, окружавшие его, один за другим падали под ударами его разящего клинка. Другой, а это был Джек, как царь восседал на троне с подзорной трубой в руке и с вершины серебряной горы осматривал свои владения. Он не был алчным правителем. Нет. Всем бедным, которые многочисленной вереницей тянулись к нему, он бескорыстно раздавал песок и желал каждому обрести душевный покой до самой старости. Во сне, детские мечты уносили их всё дальше и дальше в светлый мир иллюзий. Не будем и мы им мешать!

Глава № 10. «День металлурга»

На следующий день выдалась чудесная погода. Первым с кровати встал Том. Вид у него был чем-то озабоченный. Он, ополоснул лицо прохладной водой из кокосового рукомойника, почистил зубы тростником, а затем вернулся в пещеру и громким голосом подал команду:

– Подъём! Дела не ждут! Пора работой заниматься, а не валяться тут!

Джек открыл глаза и недовольно пробубнил:

– Чего шумишь-то? Не с той ноги встал что ли. Вон, даже стихами заговорил с утра пораньше!

– Не сердись, Джекуля, – уже ласковым голоском произнёс Том, – Погляди, как хорошо на улице! Давай по-быстрому умойся и айда на берег. Что-то я переживаю по поводу нашего груза. Как он там?

Вскочив с постели, Джек умылся и побежал догонять друга. Плот с серебром находился на прежнем месте. Однако, начинался прилив, и его немного приподнимало прибоем и покачивало на волнах. Надо было спешить. Теми же рюкзаками из невыделанной кожи они стали переносить песок к пещере и ссыпать в одну кучу. Этот процесс усложнился необходимостью подъёма груза на плато. Вовремя одумавшись, они стали использовать для этой цели крупный рогатый скот. Дело сразу сдвинулось с мёртвой точки. Уже к обеду волы перевезли весь груз. Теперь необходимо было найти удобное место для плавильной печи. На плато, в скале, было много пещер и углублений, но где найти подходящее?

– Том, иди сюда! – позвал Джек, – Я кажется, нашёл!

В небольшой пещере, словно на подиуме, возвышалась скальная жаропрочная порода в виде котла. Что примечательно так это то, что со стороны скотного двора, к нему подходило сразу два пустотелых каменных рукава. Один снизу – более узкий. Другой, широкий – сверху, уходящий, практически, в потолок.

– Ну, как тебе такой вариант? Вот посмотри. Здесь, под котлом, разведём костёр из дров и каменного угля. Через узкое отверстие, которое будет служить поддувалом, станем нагнетать воздух для поднятия температуры горения, а дым уже через широкое отверстие самопроизвольно будет вылетать, как в трубу. Здорово я придумал?

– Это не ты придумал, а матушка природа постаралась за нас! Да, идеальное место! – подтвердил Том, – Теперь давай займёмся вот чем. Ты пока натаскай каменного угля и дров для растопки, а я тем временем сошью мехи.

– А из чего, если не секрет, ты собираешься их сшить?

– Всё из той же кожи животных. Ещё в древнем Египте так поступали. А затем, с помощью них, подавали дутьё в топку для лучшей плавки металла.

– Так в чём же дело? Приступим! Раз египтянам это удалось, так и у нас должно получиться! Чем мы-то хуже? – выкрикнул Джек и побежал собирать дрова.

Они старались делать всё быстро, но при этом и аккуратно. У них всё получалось. Когда подготовительный процесс был завершён, часть серебряного песка засыпали в котёл. Снизу и вокруг него шалашиком разложили сухую солому и палки. Прежде чем поджечь, в каменном полу прорубили небольшой жёлоб для стока раскалённого металла. Том поднёс горящий факел, от которого моментально вспыхнула солома, а следом загорелись и дрова. Когда костёр набрал силу, стали подбрасывать уголь в достаточном количестве. С помощью мехов Джек нагнетал воздух, от которого жар в печи резко возрос. На него без смеха невозможно было смотреть. Нос и щёки он перепачкал сажей. А чтобы сжать меха – прыгал на них с большёго камня, словно петух на курицу. Затем, когда они принимали первоначальное положение – раздуваясь, повторял всё заново. От этих прыжков, как на батуте, котёл весь раскраснелся, готовый расколоться, но все, же выдержал. Чтобы довести слитки серебра до состояния кипения, друзья завалили вход в пещерку валунами. Через некоторое время оттуда послышалось странное шипение и бульканье, без слов говорившее, что металл начал плавиться.

– Джек, а про литейные формочки ты не забыл? Давай ты займёшься ими – станешь лепить их из глины, а я пока подумаю из чего мне сделать каменный ковш.

– Без проблем! Это я умею! Ещё в нашем городке я часто любил делать из глины различные танки и свистульки. Думаю, и сейчас получится.

Натаскав глины от ручья, он стал мастерить формочки в виде ножей, топорищ, наконечников стрел, сабель, вилок, ложек, кастрюль, сковородок и тарелок, а затем раскладывать их на солнышке у заваленного входа в пещеру, для полного высыхания. Через три часа напряжённой работы новоиспечённые металлурги решили откатить валуны. По их мнению, времени было достаточно, чтобы серебро полностью расплавилось и приняло единую тягучую массу. Когда первый камень с треском откатился, из пещеры со свистом вырвался столб раскаленного воздуха. Но ребята вовремя отбежали в сторону. Когда свист поутих, продолжили убирать валуны с дороги. Закончив это трудоёмкое занятие, попытались войти в горячий «цех». Но к котлу было так просто не подойти. От сильного жара воздух раскалился до очень высокой температуры.

– Нет, так дело не пойдёт! – заявил Том, – В этой пещере заживо свариться можно.

– Но ведь что-то делать надо? Металл же остыть может и тогда вся работа насмарку!

– Ничего! Прорвёмся! Где наша не пропадала! – улыбаясь, сказал Том и позвал, – Джек, тащи ведро с водой, я кое-что придумал!

Сбегав за водой, Джек отдал ведро Тому и стал наблюдать за действиями друга. А тот, надев на себя несколько шкур животных, вылил на них всю воду, прихватил ковш и, прикрыв лицо, ринулся в «бой». Зачерпнув из котла раскалённый, искрящийся металл, он незамедлительно выскочил на свежий воздух и, перевернув ковш, вылил содержимое в формочку. Ему было трудно дышать от горячего, сильно задымлённого воздуха. Но он, как одержимый вновь побежал в пещеру. Так он проделал несколько раз. Затем его сменил Джек. Расплавленного серебристого металла, оказалось много – больше, чем имелось подготовленных заранее формочек и поэтому остатки пришлось вылить на каменную плиту. Иначе он бы затвердел ещё в котле. Часть расплавленной массы, как они и ожидали, попала в жёлоб на полу и теперь, словно ядовитая змея, сжигая на своём пути все преграды, растекалась. При этом, огнём, как ядом угрожала.

Друзья, восхищаясь своим твореньем, от радости стали кричать, прыгать через раскалённый ручей, хлопать в ладоши и обниматься друг с другом. Им удалось построить поистине чудо – печь, способную расплавить самородки с горы дракона. Теперь было где и из чего изготавливать кухонную утварь, добротные плуги, инструменты и вооружение.

Только под вечер, устав от невыносимой жары, друзья собрали ювелирные изделия, и пошли в пещеру. А у порога, как и раньше, их дожидалась обезьянка. Днём она пасла скот, кормила птиц, а по ночам – несла службу сторожа. Проявляя усердие, она со всем умело справлялась, только не могла готовить пищу, так как огня боялась, как ладана.

Придя с работы, мужички сварили обед и сели есть. Тщательно пережевывая пищу, Том начал разговор:

– Сегодня был знаменательный, просто чудесный день, как и погода с самого утра. Наши достижения налицо. Но расслабляться не надо. Много ещё чего не мешало бы сделать из того драгоценного песка. Пилы, например, или стамески, гвозди. А ты заметил, какой бронированный лист получился из тех остатков, которые я намеренно вылил на плиту? Плоский, широкий и очень тонкий. То-то и оно!

– Да, заметил, будь спок! А ты видел, какой гарпун вышел? Классный, да? А тарелки, ножи, вилки?

Так они вели беседу, пока у обоих не стали слипаться глаза. Хваля друг друга и каждый себя, друзья постепенно угомонились и легли спать, а огненные зайчики от увиденного ранее раскалённого металла ещё долго сияли в детских глазах.

Глава № 11. «Битва с пантерой – „Чёрная смерть“»

Том проснулся от переполоха, который поднялся в пещере. На небе светила яркая луна. Дежурный факел в виде чаши, установленный специально у входной двери в их жилище уже слабо мерцал, догорая. «Значит, ночь вступила во вторую, последнюю фазу», – решил он. Мартышка забилась в дальний угол, расположенный прямо за кроватью Джека и, скрестив лапы над головой, издавала громкие гортанные звуки. Попугай Кеша, обычно проводивший ночь на подоконнике окна-бойницы, тут забрался под стол и сильно картавя, повторял одно и то же слово: смерть, смерть, смерть! Встревоженный таким поведением любимцев, Том разбудил друга:

– Джек, вставай! Да, проснись же!

Вскочив, как ошпаренный, Джек стал протирать сонные глаза, силясь понять, что произошло.

– К нам опять, вероятно, пожаловала дикая кошка! – произнёс Том.

И, как бы в подтверждение его слов, в пещеру, через не застеклённое окно упала длинная, зловещая тень. А затем донеслось свирепое рычание.

– Пантера! – только и смог сказать Джек, – Вот бестия!

Эта пантера обычно охотилась по ночам. Поэтому, друзья промеж собой назвали её – «Ночной бестией» или «Чёрной смертью». Эти оба прозвища очень точно отражали саму суть дьяволицы. Много бед и хлопот причиняла она каждый раз, появляясь в их поселение. Для неё не существовало никаких преград, с таким трудом возведённых друзьями для охраны животных, препятствующих её желанию – полакомиться свежим мясом. Она умела высоко прыгать, лазать по брёвнам частокола и всегда добивалась своей цели, унося добычу.

– Джек, запали два факела, а я пока подготовлю лук и стрелы! – крикнул Том.

Когда они выскочили из пещеры с горящими факелами в руках, то сразу услышали душераздирающий визг из свинарника. Ребятам стало ясно, где искать злодейку. Но, когда они подбежали к вольеру и открыли калитку, поняли, что опоздали. Вся солома, которой был устлан пол, покраснела от крови.

– Пиги! Пиги! – позвал Джек, но, не услышав ответа, разрыдался.

Его по-человечески было жалко. Поросёнок был их любимцем. Подобрали они его в лесу, когда тот, полуживой, сильно пошатываясь от голода, сам вышел к ним навстречу. Почему он, в столь раннем возрасте, а было ему тогда от силы дней пятнадцать, оказался один, без своих сородичей, так и осталось непонятно. Джек, как собственное дитя, вынянчил его. И, вскоре, из обессиленного доходяги он превратился в здорового крепыша. Пиги, а именно так его прозвали друзья, сильно привязался к ним. Каждый раз, ещё издали, завидев ребят, подбегал к калитке и весело повизгивая, просовывал свой розовый пятачок между прутьев. При этом дружелюбно помахивал крючковатым маленьким хвостиком. И вот теперь этой любвеобильной крохи не стало. Том даже не стал успокаивать друга, чтобы не смущать его. Но в голове уже начала зреть мысль о мести. «Смерть за смерть», – стиснув зубы, про себя произнёс он.

Джек немного успокоился и, обойдя высокий забор с другой стороны, посветил факелом. Том последовал за ним. Кровавый след от частокола тянулся по направлению пшеничного поля.

– Скорее всего «Чёрная смерть» до наступления темноты именно там ожидала подходящего момента, устроив лежбище, – спокойным голосом высказал своё предположение Том.

– Может прямо сейчас, и организуем преследование? – умоляюще спросил Джек.

– Нет, дружище! Это не даст нам никакого результата. Чёрной ночью искать чёрную кошку в лесу – бесполезно. Давай вернёмся в дом и хорошенько подготовимся. Теперь у нас есть настоящее, металлическое оружие. Я займусь копьём, а ты стрелами с серебряными наконечниками. Скоро рассвет. Надо торопиться. Дикая кошка обитает где-то в нашей округе и, как мне кажется, её надо искать у подножия высокой горы. Именно оттуда по ночам часто доносится звериный рык.

Джек согласился с другом и немного воспрял духом. Оставшиеся часы до утра они проверяли вооружение, изготавливали стрелы, точили саблю и наконечник копья.

С первыми лучами солнца они отправились в путь. Том, как и планировал, захватил длинное, острое копьё и арбалет, а Джек – заточенную саблю, сеть и лук со стрелами. Проходя через поле с колосившейся пшеницей, они только на короткое время остановились у примятых стеблей, сильно запачканных запёкшейся кровью, на которых, словно две туфельки валялись копытца бедного поросёнка. Здесь же имелись останки и других животных.

– Ненасытная тварь! – грубо выругался Джек, рассматривая кости.

– Если нам сегодня не удастся выследить и убить пантеру, то в следующий раз надо будет именно здесь организовать засаду и установить ловушки для дикой кошки, – предложил Том.

Джек, молча, кивнул в ответ. Его бледное, конопатое лицо выражало одну боль и ненависть.

Дальше шли, молча, как следопыты тщательно изучая многочисленные следы диких животных, попадавшиеся им на пути. В лесу было относительно спокойно, только звонкое щебетание птиц изредка нарушало девственную тишину. Вскоре они добрались до подножия горы. Здесь деревьев стало меньше, в основном преобладали кустарники. По направлению к центру горы проходила неширокая расщелина. Именно по ней и решили пойти друзья. Для собственной безопасности они стали двигаться медленней. Том шёл впереди, а Джек, пятясь, вёл обзор с тыльной стороны. Вдруг, с небольшой возвышенности вспорхнула встревоженная птица. Ребята посмотрели в её сторону и окаменели. Во весь свой угрожающе-величавый рост, периодически разевая окровавленную пасть и шипя, даже не пытаясь прятаться, на небольшом скальном выступе стояла «Чёрная смерть». Первым среагировал Том, который бросив на землю своё копьё, взял наизготовку арбалет и произвёл прицельный выстрел. Однако стрела, прожужжав в воздухе, словно, пчела, прошла выше намеченной цели. Пантера вовремя среагировала, припав на передние лапы. Теперь она вела себя осторожней. Началась игра в кошки – мышки, в которой, как не странно, мышами были именно наши охотники. Казалось, её даже забавляло это соперничество. С налившимися кровью глазами, та, перепрыгивая с одной стороны расщелины на другую, всё ближе и ближе подбиралась к оторопевшим ребятам. Том уже израсходовал все свои стрелы и теперь, крепко сжимая в руках копье, отступал назад. В распоряжение Джека оставалась всего одна стрела, сабля и, как ему сейчас казалось, бесполезная сеть, постоянно цеплявшаяся за низкорослые кустарники и камни. Дикая кошка чувствовала своё преимущество, так как знала, что, скоро расщелина закончится, и им будет некуда отступать. Но об этой её хитрости ребята не могли знать. Когда показался тупик, пантера совсем обнаглела и предприняла попытку напасть первой. В отчаянии, Джек сильно натянул тетиву и, когда кошка уже была готова совершить прыжок, послал стрелу в её сторону. Не ожидавшая такого расклада со стороны «слабого противника», она не успела увернуться от стрелы, которая, по касательной расцарапала ей нос и, вонзившись в ухо, в клочья разорвала его. Острая боль и горячая кровь, моментально хлынувшая из раны хищницы, ещё больше подогрела её желание поскорей разделаться с людьми. Выгнув дугой спину, растопырив ноздри и напрягая и без того сильные передние когтистые лапы, пантера пошла на последний прыжок – не на жизнь, а на смерть. Словно в замедленной киносъемке, наши герои, вдвоём держась за одно копьё, наблюдали за этим поистине грандиозным полётом «Ночной бестии». В этот момент у них даже кровь застыла в венах. Но, то на что она рассчитывала, заманивая в тупик, сыграло над ней злую шутку. Шест копья, упёршийся в скальную породу, в сотни раз увеличил своё усилие. Остриё копья, под тяжестью тела, распоров грудь пантере в районе сердца, насквозь пронзило его. Когда, пышущая жаром, морда убийцы коснулась крепко сжатой руки Тома, её глаза уже остекленели. Смерть наступила мгновенно. Поединок добра со злом закончился в пользу добра. Вытащив окровавленное копьё из её груди, Джек, своей острой саблей освежевал хищницу, сняв с неё шкуру. У обоих от этого смертельно-опасного сражения сильно тряслись все части тела – следствие перенесённого стресса. Завернув в сеть заслуженный меховой трофей, юные герои отправились к дому. Вскоре, они уже забыли про все страхи и, напевая весёлую песенку, громко смеясь при этом, вспоминали недавний жестокий поединок. Их друг – Пиги, был отомщён. Своим подвигом они ещё раз доказали всем и себе, в первую очередь, что они являются настоящими властелинами этого острова.

Глава № 12. «Битва за урожай» и «встреча с птенцом птеродактиля»

Наступили относительно спокойные деньки. Колосья пшеницы налились солнечным теплом и светом. Всё говорило о том, что подошла, пора сбора урожая. На острове это происходило довольно часто – два, три раза в год. Способствовали: и хорошая, солнечная погода, и умеренно-влажный климат, и своевременные поливы зерновых. Заботливые «фермеры» заранее готовились к жатве.

Удивительно, но оказавшись на необитаемом острове, без помощи и поддержки старших, дети, благодаря своему трудолюбию, проявляли чудеса акселерации. В своём развитии, приобретённых знаниях, они давно обогнали своих сверстников по большой земле. Вероятно, жизненные рамки, в которых они оказались, благоприятствовали этому процессу.

Теперь в их распоряжении оказалась печь по выплавке сельхоз оборудования. А это давало пищу для ума. Обычно все чертежи они делали либо на песке, либо на кухонном столе. Но, в основном, «гениальные» идеи, возникавшие в головах друзей, сразу апробировались экспериментальным путём – так быстрей и проще.

– Джек, я вот о чём подумал. Пшеница на поле уже поспела – это факт! Урожай обещает быть грандиозным. А почему бы нам не создать мини комбайн. Сам подумай, сколько раньше мы тратили сил и времени на то, чтобы всё покосить, собрать в снопы, обмолотить зерно и перевезти его в амбар, а затем перетаскать и сложить солому в стога. Это очень трудоёмкий процесс. Сам знаешь! При помощи комбайна всю эту процедуру можно сократить до минимума.

– Так, я, что против? Давай сварганим! Извини. Продолжай.

– Так вот. Я тут посидел, покумекал, и вот до чего додумался. Ножи, в виде зубцов, как у расчёски, можно изготовить из металла. Их мы расположим спереди телеги, на высоте десяти – пятнадцати сантиметров от земли. Их задача – по ходу движения упряжки волов, скашивать стебли пшеницы. Далее, по направляющим, они будут поступать наверх телеги, где мы установим ряд барабанов и валиков. Проходя через них, постоянно изгибаясь, колосья отдадут свои спелые зёрна и как результат – произойдёт обмолот зерна, которое просыпаясь вниз, попадёт в мешок – сепаратор, расположенный под телегой. Очищенные же стебли, так же по направляющим будут концентрироваться в другом, более большом мешке позади телеги. Затем зерно перевезём в амбар, а солому скирдуем. Ну, как тебе моя задумка?

– Том, ты просто молодчина! Если всё то, что ты мне сейчас рассказал, будет работать, у нас появится много свободного времени! – воскликнул довольный Джек, – Да! Нам бы ещё мукомольный заводик построить!?

– Зачем завод? А не проще ли построить обычную ветряную мельницу? На плато постоянно дуют ветра с моря, а это значит, лопасти будут постоянно крутиться, и перемалывать зёрна.

– Как хорошо ты всё придумал, Том! У меня даже руки зачесались от нетерпения скорей приступить к работе!

– На всё это требуется время, торопыга! Ещё всё надо хорошенько обдумать, а только потом приступать конструировать и комбайн, и мельницу.

– Я же не против, думай!

Когда чертежи были готовы, друзья принялись растапливать печь, готовить заливочные формочки, а затем изготавливать универсальные детали. По окончании этого жаркого процесса, приступили к сборке. Телега мини комбайна получилась очень громоздкой, но прочной. Все движущиеся и трущиеся металлические детали предусмотрительно смазали свиным жиром, для лучшего скольжения и меньшего износа. Джек подцепил к телеге пару волов и первым начал сельскохозяйственную страду. Том же бежал рядом и со стороны контролировал работу механизмов. Его изобретение хорошо справлялось со своей задачей. За два дня они успешно обмолотили около десяти центнеров пшеницы.

Дальше, целую неделю, ребята возводили мельницу. Четыре, крест-накрест расположенные ветряные лопасти прямоугольной формы обтянули кожей животных и они стали быстро-быстро вращаться. От этого процесса в движение пришли жёрнова, которые служили для размалывания зёрен, превращая их в муку. Теперь юные мельники каждый день возвращались по вечерам в пещеру все с ног до головы, выпачканные в муке.

В один из дней, проходя мимо пещеры, где находилась металлургическая печь, Том обратил внимание на странное поведение попугая Кеши. Тот, залетая и вылетая из неё, сильно волновался, размахивал крыльями и пытался, тем самым что-то объяснить. Том вошёл в пещеру и прислушался. Через некоторое время до его ушей донёсся слабый звук, напоминающий писк. Продолжив поиски его источника, он обнаружил довольно широкую трещину в стене, но не на столько, чтобы в неё можно было пролезть. В отверстие было темно, хоть глаз выколи. Просунув в неё голову, Том громко крикнул: «Огого!» Глухое эхо повторило его возглас.

– Так, понятно, – констатировал он тот факт, что за этой стеной находится довольно большое, пустое помещение.

Выйдя наружу, Том позвал друга:

– Джек, иди сюда и захвати с собой один факел! Какие-то непонятки творятся в нашем царстве-государстве!

Когда Джек, сходив за факелом, подошёл к нему, тот продолжил:

– Похоже, через щель в стене, в пустотелую выемку провалился желторотый птенец и теперь ему не выбраться оттуда или какая птица – дура сама свила в ней гнездо и в нём завелись птенцы. Давай я подсвечу факелом, а ты загляни вовнутрь.

Просунув голову, Джек произнёс:

– Ни чего себе! Да здесь целый склад яиц, по размерам напоминающим страусиные! Ой! Том, а это что за чудовище?

– Джек, дай же мне посмотреть! Вылезь!

Вторым заглянул Том. Он смог лучше рассмотреть птенца: По внешнему виду он напоминал большую летучую мышь, с той лишь разницей, что вместо рта у него был длинный, как у цапли клюв, с немногочисленными мелкими зубами. Хвост очень короткий. Крылья мощные, широкие, достигающие трёх метров в длину, со складывающимися на концах, летательными пальцами. На вытянутой голове имелся хохолок. Переваливаясь с лапы на лапу и скребя по каменному полу острыми когтями доисторический птенец часто попискивал, разевал клюв, прося, есть. После осмотра чудо – дитя, друзья вышли на свет.

– Да! Дела! – первым заговорил Том, ошеломлённый этим открытием, – Это, что же получается – в наше время ещё встречаются летающие ящеры?

– Том, но ведь ты говорил, что драконы все вымерли!

– Говорил. И, что толку? Не аист же его в клюве принёс из юрского периода? Хотя… Ты знаешь, что могло произойти? Мы топили нашу печь. Так? От неё сильно нагревались стены пещеры и то помещение, с яйцами, служившее, наверно, ранее для них холодильной камерой. Плюс, от нагрева образовалась щель, а это дополнительный приток кислорода и тёплого воздуха. Под воздействием тепла, а может ещё каких-либо других факторов, этого я не знаю, в яйцах, отложенных сотни веков назад, возобновился процесс инкубации – развития плода. В результате чего, в силу стечения благоприятных обстоятельств, на свет появился детёныш птеродактиля.

На улице вечерело. Солнце, приближаясь к горизонту, заметно покраснело. Ветер усилился. Повеяло долгожданной морской прохладой. Друзья же продолжали вести беседу.

– Интересно, кого из нас он первым назовёт мамой? – смеясь, спросил Джек.

– Ты лучше подумай вот о чём, Папа, как мы его оттуда доставать будем? Не ждать же покуда он сам не вырастит и не научится летать? Надо проём в стене расширять, вот, что! А, чем?

– Давай уж лучше сегодня больше голову ломать не будем над этой проблемой. Поздно уже. А завтра, с утречка и начнём. Может бросить птенчику блинов?

– Что ты? Они, наверное, насекомыми раньше питались или рыбой. Не жадничай – принеси ему рыбки! А я пока здесь тебя подожду с факелом.

– Рыбу, так рыбу, – пробубнил Джек и побежал к дому.

Принеся еду, он подозвал детёныша, помахиванием рыбой и, прямо из своих рук, покормил его. Птенец явно был голодным и от этого, практически не прожёвывая, быстро расправился с ней. Вид сытого и счастливого новорождённого поднял ребятам настроение, и они довольные, пошли к себе в пещеру готовить ужин.

«Завтра, крайний срок послезавтра им удастся освободить из каменного плена этого птенца и тогда они смогут лучше его рассмотреть, а может и подружиться с ним», – так думали они перед сном, закрывая глаза.

Глава № 13. «Вызволение из плена детёныша птеродактиля»

На следующий день дети встали, умылись, сели есть и тут Джек стал приставать с расспросами к Тому.

– Послушай, Том, я всегда поражался твоей способности сопоставлять факты, выдвигать версии, может, и сейчас сможешь прояснить ситуацию с нашим зубастиком. Меня волнует один только вопрос: «Каким образом он оказался в замкнутом пространстве, словно в каменном мешке?» Ведь его родители как-то смогли забраться туда и отложить яйца.

Ненадолго задумавшись, Том посмотрел на друга и ответил:

– Если честно – не знаю, но предположить могу. Ты помнишь, я уже высказывал свою точку зрения по поводу причины возникновения нашего острова – подводное извержение вулкана и, возможно, не одного. Вон сколько гор окружает нас. Не исключено, что и они когда-то были вулканами. В горах образовывались трещины, расщелины, различные пустоты и пещеры. На том месте, где мы обнаружили птенца, когда-то, миллионы лет назад, тоже возвышалась гора, в одной из пещер которой и «свили своё гнёздышко» ящеры. По узкому проходу, но все, же достаточному для того, чтобы взрослые особи могли пролезть, они забрались в пещеру и отложили яйца. Вероятно, в это время, перед самым мировым похолоданием, погубившим большую часть животных, не способных быстро приспосабливаться к новым условиям жизни на земле, на острове произошло очередное извержение вулкана или обычное землетрясение. В результате чего сместились скальные пласты горы, и проход оказался заперт. По какой причине на земле воцарился холод – одному богу известно. Но по одной из версий – на землю упал большой метеорит, в результате чего планета сошла со своей орбиты или только встряхнулась. Но этого было достаточно, чтобы повсеместно поменялся климат. Оказавшиеся в плену птеродактили, пока были живы, оберегали от холода своё будущее потомство. Это позволило эмбрионам в яйцах не сразу замёрзнуть, а постепенно, плавно затормозить жизненные процессы развития, впадая в спячку.

– Извини, Том, что перебиваю, но, что это за существа – эмбрионы, о которых ты только что упомянул?

– Эмбрионы? Так это же зародыши будущих птенцов – их начальная стадия развития!

– Понятно. Так ты говоришь, что они спать легли?

– Не легли, а заснули на длительный срок, так сказать – мёртвым сном.

– Ты хотел сказать – впали в летаргический сон?

– Вот именно! Молодец! Кое-что знаешь! Не обижайся. Я пошутил. Ну, слушай дальше мою сказочку. На земле наступил ледниковый период. Ты слышал о нём?

– Да! Об этом говорили по телевизору, когда мы ещё жили в нашем рыбацком городке. Грустно вспоминать о тех днях, сразу о матери подумал. Как она там без меня? Жива – здорова ли? И, вообще, что им известно о нас, о кораблекрушении? Извини, увлёкся. Продолжай.

– Я тебя понимаю, друг! Надеюсь, что когда-нибудь мы снова увидимся с ними!

– Дай бог! Ладно, хватит о грустном! Слушаю. Что же дальше-то было?

– Джек, не увлекайся. Можно подумать я был очевидцем тех, давних событий, когда по земле ещё бегали динозавры. Сбил с мысли, а теперь подгоняешь. Надо всё обдумать. На чём я там остановился? А, да! Вспомнил! На ледниковом периоде. Ну, вот. Холод, благодаря толстым стенкам горы, не сразу достиг помещения яйцехранилища и был уже не той силы, что на улице. Как мне кажется, из их убежища, также улетучился весь кислород.

– Может, пернатые, пока были живы, его поглотили? – высказал своё предположение Джек.

– Не думаю! Слишком помещение огромное. Одним словом, в нём образовался вакуум.

– По типу того, как в лампочке?

– Ну, да. Разряженный воздух, относительный холод, как в холодильнике и другие факторы позволили яйцам пролежать, как в инкубаторе до того момента, пока мы не затеяли дело с выплавкой металла.

– Том, мне очень понравилось твоё сравнение с холодильником. Это, как? Яйца, что же, на подобии замороженной рыбы там находились?

– А почему нет? Поддерживалась одна и та же температура, не позволяющая окончательно погибнуть зародышам. Они продолжали спать в своих скорлупках – кроватках, а потом один из них проснулся и позвал маму. В холодильнике же продукты в замороженном виде не портятся!

– Хорошо, а гора куда, по-твоему, делась?

– На это, как раз, очень просто ответить. Под воздействием трёх стихий природы: солнца, воздуха и воды, гора постепенно разрушалась. Часть каменных глыб упало в море, образовав скалистую бухту, а другая – превратилась в песок, гравий и щебень. Да ещё, за миллионы лет, весь остров оброс землёй и песком, принесённым по ветру и морю. Но скала, в которой мы обнаружили птенца, каким-то чудом уцелела. Да, кстати, не пора ли нам начать вызволять его из плена? Он, бедолага, уже заждался, наверное!

– И то, верно! Пошли.

Прихватив кувалду, долото и кирку, ребята направились к месту заточения птенца. Он, громким, и как показалось, радостным попискиванием, уже возвещал о своём желании выбраться наружу, или просто хотел есть. Первым делом, друзья покормили его рыбой, а затем начали долбить скалу в районе трещины, расширяя проход. Процедура оказалась очень трудоёмкой. Много сил уходило на то, чтобы отколоть даже небольшой кусочек камня.

Поочерёдно меняясь и отдыхая, друзья постепенно добивались незначительного успеха. Птенец предка дракона от громкого шума забился в самый дальний угол коморки и теперь, в испуге поджав лапки и сложив крылья, смирно сидел нахохлившись. Передавая кувалду Тому, Джек сказал:

– Так можно и до ночи трудиться, а толку все равно не будет. Вот бы сюда отбойный молоток!

– Да, хорошо бы! А ещё – ящик динамита, чтобы подорвать всю скалу!

– Скажешь тоже, динамит! Я, ведь, так, сказал, к слову, а ты сразу в шутку всё превращаешь. Зубастика жалко. Весь дрожит от страха. В его убежище стук в несколько раз усиливается от пустоты в замкнутом пространстве. Эхо, знаешь какое?

– Да знаю. Не обижайся. Это всё от усталости. Ничего, прорвёмся! Не оставим в беде кроху!

Сильно размахнувшись и ударив, Том умудрился за один раз отколоть большой кусок породы. Вдохновлённый этой удачей, он, без передышки стал молотить и отбрасывать назад камни. Работа пошла веселей. Ещё немного и Джек смог протиснуть своё худенькое тело в бывший инкубатор. Том передал ему зажженный факел, а сам, пристроившись у проёма, стал наблюдать за ним. Обойдя яйца, Джек приблизился к доисторическому птенцу. Тот забеспокоился и втянул длинную шею в кожистое тельце.

– Ну, что ты, дружище, не признал? – ласковым тихим голосом спросил Джек. – Забыл уже, как я тебя кормил?

Затем он повернулся к Тому и попросил:

– Том, принеси рыбки! Может тогда наше близкое знакомство получится? Без рыбы он меня не признаёт.

Когда Том вернулся с рыбой и передал её другу, Джек, как и раньше, стал подманивать ею крылатую глупышку к себе. Запах свежей рыбы, а может и сказавшийся голод, возымели своё действие. Птенец просто ожил на глазах. Широко раскрыв клюв, вытянув шею и помахивая крыльями, стал, просить есть. Когда Джек бросил ему его обед, детёныш птеродактиля, поймав рыбу налету, стал тщательно пережёвывать её, изредка, попискивая.

– Бедняжка, прошло-то всего пять часов, а уже так проголодался, – сказал Джек и погладил его по головке.

Птенец не стал уклоняться. Занятый своим делом, он с любовью смотрел на Джека, как бы это делал, наверное, глядя на свою родную мать.

– Давай назовём его Зубастиком! – предложил Джек, – А то без имени жить как-то не хорошо.

– Зубастик, так Зубастик! Мне нравится! – донёсся голос Тома, – Ты там давай закругляйся. Пора птенцу белый свет показать! – крикнул он.

Посадив к себе на руки, Джек поднёс детёныша к проёму и из рук в руки передал его Тому.

– Ой, какой он холодный! – воскликнул тот.

– Том, а когда он вырастит, то сможет, как и его предки, огнём пуляться? – задал вопрос Джек.

– Поживём, увидим! Но думаю, что это всё сказки. Ладно, хватит болтать, вылезай. Надо ещё придумать, где поселить его, не с птицами же ему куковать!

Глава № 14. «Визит помощника капитана – Стива к матери Джека»

Пока наши герои заняты обучением и воспитанием нового питомца, мы ненадолго перенесёмся на остров Мадагаскар, чтобы узнать, как в разлуке с детьми поживали их любящие матери.

Когда весть о кораблекрушении торгового судна «Смелый» облетела все портовые городки побережья, дошла она и до ушей тёти Оливии – матери Джека и тёти Эмили – матери Тома. Вообще, беспокойство не покидала их ещё с того дня, когда проснувшись, собираясь на работу, они обнаружили отсутствие в своих кроватках детей и их странные записки. Содержание гласило примерно о том, что они вдвоём отправляются в морское путешествие, с целью посмотреть мир и вернуться с победой. Тогда, под вечер, матери встретились и взволнованно стали вести беседу:

– Оливия, ты только представь, что удумали наши сорванцы! Мало нам того, что море забрало у нас мужей, так и они туда же!

– Успокойся, дорогая, может ещё всё обойдётся и они, погуляв, вернуться. Кто же разрешит детям, без билетов и сопровождения взрослых сесть на корабль? Они даже не смогут пройти таможенный и паспортный контроль!

– Да, понимаю я это! Но все равно переживаю. Мой-то, смышлёный и упёртый, как и его отец был. Если, что задумает, в лепёшку расшибется, но добьется своего. Настырный и упрямый, ужас, какой! Ещё тот заводила!

– Да, что ты его так ругаешь, Эмилечка? Хороший он у тебя, начитанный, хорошо воспитан. Моего оболтуса постоянно одёргивает, когда надо. Нет, ты своим сыном гордиться должна. Я так считаю!

– Так-то оно так. Я не против этого. Сердцем чувствую, что всё с моим и твоим мальчуганом будет хорошо, но от этого легче на душе не становится. На работе добрые люди советуют в правоохранительные органы обратиться – на розыск подать, а я всё думаю, решиться не могу.

– Если до завтрашнего утра не воротятся, обормоты, то так и поступим. Хорошо?

– Будь, по-твоему! Так и поступим! Ох, безмозглые! – всё причитала тётя Эмилия, разводя руками, – Нет на них управы, окаянных. Был бы жив отец, он бы ему устроил хорошую взбучку!

Летели дни. И, вот однажды, примерно через месяц, в квартиру тёти Оливии постучали. Когда она открыла входную дверь, то обнаружила на пороге высокого, стройного мужчину, приятной наружности, лет сорока пяти. Он, робко переминаясь с ноги на ногу, в нерешительности, стоял, держа в руках букет цветов.

– Извините, здесь проживает мама юнги по имени Джек? – спросил он и замялся.

– Да, моего сына так и зовут, – с волнением в голосе произнесла она и, схватившись за сердце, готова была разрыдаться или упасть в обморок.

Упоминание о её кровиночке, словно огнем, прожгло всё тело, пробежав по венам и застучав молоточками в висках.

– Извините, что не представился – Стив, старший помощник капитана, произнёс он, вручая цветы.

Опомнившись, она сделала шаг назад, пропуская незваного гостя в дом. Когда тот разулся и прошёл в комнату, то, отказавшись от предложенного чая и кофе, сразу перешёл к делу:

– Я служил на корабле под названием «Смелый». В порту города Антананариву, к нам на борт тайком забрались мальчишки: Том и ваш сын – Джек. Это выяснилось только на следующий день, в открытом море. Груз, который мы перевозили, очень ждали в порту назначения и поэтому капитан принял решение оставить их на борту, а на обратном пути высадить в столице. Мальчишки очень хотели стать моряками, чтобы посмотреть мир и поэтому принялись уговаривать капитана зачислить их в команду. Он согласился, назначив их юнгами. Когда мы пересекали океан, разыгрался сильный шторм, который переломал все наружные конструкции. Вдобавок, образовалась пробоина по правому борту. Течь своими силами устранить мы не смогли. Корабль лёг в дрейф и постепенно, заполняясь водой, стал тонуть.

– Я слышала о той трагедии. Об этом много говорили моряки и их жёны, – сказала она, с мольбой в глазах.

– Да, это так, – продолжил Стив, – Мы боролись до последнего. Когда участь корабля была предрешена, капитан велел всем морякам покинуть судно и с помощью всевозможных, подручных плавсредств, попытаться добраться до ближайшего берега.

– А как же дети? – спросила, ломая пальцы, мать Джека.

– Вы только не волнуйтесь. Думаю, с ними ничего страшного произойти не могло. Когда мы расставались, им были отданы специализированные спасательные круги и жилеты. С их помощью ребята могли добраться до суши. Морская служба их закалила. И я уверен – они живы и здоровы! Надо только набраться терпения и, не переставая верить в их спасение!

– Что я и не перестаю делать, – спокойно ответила она, – Скажите, а это правда, что капитан и почти вся команда погибли?

– Я точно не знаю. Пока все числятся без вести пропавшими. Те, кто спасся после катастрофы, включая меня, не знают о судьбе других. Шторм разбросал нас по разным сторонам бескрайнего океана. Но поиски продолжаются и по сей день, не смотря на значительный промежуток времени, прошедший с того момента, как корабль наскочил на рифы и затонул. Ещё раз прошу вас надеяться и верить в их спасение. И я вместе с вами буду молиться об этом.

Оставив свой адрес и номер телефона, он, вскоре попрощался и ушёл. Немного успокоившись, она сразу побежала к матери Тома, рассказать о визите помощника капитана. Та, выслушав её, села на кровать и тихо заплакала. Слезинки, словно прозрачные бриллианты, неспешно текли по её щекам. Перед её глазами стояло всегда румяное, слегка полноватое лицо сына. Она не сомневалась, что он жив. Во снах он уже являлся ей с какой-то обезьянкой и белой козой. Проговорив и проплакав до поздней ночи, они разошлись по домам, а мысли о детях ещё полночи не давали им спать.

Глава № 15. «Зубастик учится летать и ловить рыбу»

Когда детёныш пещерного птеродактиля окреп, Джек решил научить его летать. Не на собственном примере естественно, а опираясь на его инстинкт – инстинкт голода. Посадив ящера на выступ скалы, сам спустился вниз, на плато, и стал подзывать его с помощью рыбы, размахивая ею у себя над головой. Птенец сильно нервничал. Несколько раз он с опаской подходил на самый край скалы, крутил головой из стороны в сторону, взмахивал крыльями, но никак не мог решиться слететь вниз. Но желание полакомиться рыбкой пересилило его страх. Сильно взмахнув своими кожистыми крыльями, он, сорвавшись со скалы, планируя, полетел к Джеку.

– Молодец! Умница ты моя! – кричал Джек, довольный своим успехом, – Том! Смотри, у нас получилось!

– Да, разве я когда сомневался в тебе, Джек! Из тебя выйдет хороший дрессировщик! – улыбаясь, произнёс он, – Это факт!

Ему было немного завидно. Все животные в большей степени любили Джека. Это проявлялось и в знаках внимания, в желании прикоснуться или потереться о его ногу, принять пищу прямо из рук. Джек со всеми ласково разговаривал своим нежным, с возрастом ломающимся голоском. И даже сейчас, приземлившись прямо на руки к Джеку, Зубастик, поглощая рыбу, обвил своими крыльями шею кормильца, так, что даже не было видно его лица.

– Зубастик, прекрати! Ты своим хлопаньем крыльями, мне все уши отбил, – ласково, но строго произнёс Джек, – Прекрати! Хочешь, чтобы я оглох?

Пернатый друг не унимался, продолжая благодарить и просить добавки.

– Ну, ты и обжора! – возмущался Джек, – Ну хорошо, попрошайка, сейчас принесу. Ты заслужил!

Сбегав за рыбой, он продолжил своё занятие с питомцем по обучению его летной науке.

Тем временем, Том решил обследовать яйцехранилище. Так как было не исключено, что в нём могли вылупиться и другие представители ящероподобных. С трудом протиснувшись через искусственный пролом в стене, Том, держа в руках факел, приступил к изучению помещения. Его версия о том, что родители Зубастика миллионы лет назад могли быть заперты вместе со своими яйцами, нашла своё подтверждение. Останки двух скелетированных мумий огромных птеродактилей лежали у самой стены. «Вероятно, с этой стороны и располагался ранее вход в пещеру», – решил он. Почерневшие от времени и пыли яйца были холодными и очень тяжёлыми. Вокруг них по полу были рассыпаны какие-то блестящие камешки. Собрав одной рукой, Том поднёс их к горящему пламени. В отблесках огня камешки засверкали, словно какие-то драгоценности. Зажав их в кулаке, Том немедленно выбрался из инкубатора. Каково же было его изумление, когда оказавшись на свету, он обнаружил, что собранные им различные камешки не что иное, как золотые слитки, изумруды и алмазы. Показав находку Джеку, они стали ломать головы, пытаясь самим себе объяснить этот феномен.

– Может, это подарки отца семейства своей жёнушке? – шутливо высказал своё предположение Джек.

– Не думаю. Интеллект не тот. А точнее, у них не было его в помине. Они ведь жили инстинктивно и рефлекторно. То есть, тем, что изначально было в них заложено матушкой природой или приобретено в ходе эволюции. К примеру, курицы ведь тоже любят собирать и глотать мелкие камушки. А знаешь для чего?

– Нет, не знаю. Ну и для чего же?

– Для лучшего измельчения и переваривания пищи. Вот для чего! Их этому никто не учил.

– Может и в нашем случае их использовали с той же целью?

– Не уверен. С какой стати им тогда понадобились именно драгоценные камни? Знаешь, что, Джек, понаблюдай хорошенько за Зубастиком, может секрет он нам и выдаст?

– Хорошо. Попробую.

Через несколько дней, Джек, умаявшийся постоянно ловить и кормить рыбой любимое чадо, решил научить, это делать его самого. Он, находясь на берегу, высматривал в воде косяки рыб и затем бросал в их стайку свою рыбёшку. Зубастик взмывал в высоту и, пикируя, нырял, доставая её из воды. «Нет!» – решил он, – «Так дело не пойдёт. Птенец обращает внимание только на мою рыбу. А, что если бросить в воду камень?» Но и этот маневр не привёл к успеху, только рыбу распугал. Наблюдавший за этим занятием друга Том сходил домой и принёс несколько серебряных самородков.

– Джек, – сказал Том, протягивая ему руку, – Попробуй кинуть им самородок.

Джек слегка удивился предложению, но спорить не стал. Помахав рукой у себя над головой, привлекая внимание Зубастика, парившего над водой, он сильно размахнулся и бросил в сторону косяка рыб один серебряный камень. Глупые рыбы, привлечённые блеском металла, набросились на него, как на наживку. В этом месте даже вода забурлила, до того тесно замельтешили рыбы. В тот же момент, зоркий Зубастик, увидев кучу – малу, сложил крылья, и, падая, нырнул в воду. Словно пеликан, он подхватил клювом около пяти рыбёшек и, выскочив наружу, радостно захлопал крыльями. Джек, поражённый его проворством, ещё один самородок бросил в море. Всё повторилось в точности, как и в первый раз.

– Джек, я, кажется, догадался, почему в пещере, где хранились яйца, были обнаружены драгоценные самоцветы и металлы, а так же, для чего доисторическим драконам нужен был серебряный песок.

– Ну и зачем же? – недоумевая, спросил Джек.

– Серебро, для того, чтобы ловить рыбу, а самоцветы, вероятно, были прихвачены по ошибке и отсортированы за ненадобностью. Ведь всё, кроме золота, в воде становится совершенно прозрачным – невидимым для рыб. Но утверждать этого не берусь. Так, как алмазам можно найти и другое применение. Например – делать надрез на прочной скорлупе яйца, чтобы птенец быстрее смог проклюнуться. А вот зачем они собирали золотые слитки – одному богу известно. Даже гадать не буду. Может, со временем и эта загадка разрешится?

– Том, я понял! Помнишь, ещё в городке мы с тобой ловили рыбу на блесну и мормышку?

– Помню, конечно!

– Они ведь тоже имеют серебристый цвет и привлекают рыб. Так и птеродактили, вероятно, в своё время наловчились ловить рыбу, применяя тот же способ. Здорово! А ты говорил, у них интеллекта не было! Был, да ещё какой!

– Я и сейчас это утверждаю. Сам подумай. Что заставляет рыб набрасываться на серебристый металл, а Зубастика пикировать и достать их из воды? Всё тот же инстинкт! В первом и во втором случае – инстинкт голода! Когда они видят подобие наживки или живца, в их мозгу срабатывает инстинкт – хватать, ловить, глотать. Вот то-то и оно. А ты говоришь: интеллект, интеллект. Никакой это не интеллект, а жизненная необходимость!

– Ты опять оказался прав, Том. А скажи, пожалуйста, почему тогда в легенде о драконе говорилось, что он любил собирать серебряный песок? И ничего не сказано, с какой целью?

– Да, откуда люди тогда могли знать, с какой целью драконы им запасались, не видя то, что мы наблюдали сейчас? Не опираясь на факты, они, в силу отсутствия необходимых знаний домысливали происходящее по-своему. Отсюда и искажение реальности. А может неточности произошли при передаче рассказа из уст в уста.

– Джек, я давай обучим нашего дракона серебряный песок с горы приносить! Всё польза от него будет!

– А, что? Это идея! Чем он хуже, почтовых голубей? Его предки этим занимались? Занимались! Значит и в его генах это заложено. Я думаю, у него получится.

Джек оказался прав. Зубастика недолго пришлось обучать этому не сложному занятию. Теперь он каждый раз возвращался домой с полным клювом драгоценного песка. А ребята за это угощали его различными морскими деликатесами: креветками, рапанами, гребешками и крабами.

Глава № 16. «Строительство корабля»

В последние дни Джек заметно погрустнел. Его уже не радовали ни успехи любимца, ни богатый урожай зерновых. Даже на охоту он собирался с какой-то не свойственной ему ленцой. Обычно весёлый и жизнерадостный, он своей положительной энергетикой заряжал и Тома. Но сейчас его словно подменили. «Что же с ним произошло сейчас?» – друг никак не мог понять и поэтому спросил его об этом:

– Джек, поделись со мной, что за гнетущие мысли тебя одолевают в последнее время? О чём задумался?

– Да, так. Вопрос один не даёт мне покоя – почему люди не летают?

– Почему же не летают? А на самолётах, вертолётах, да и в космос на ракетах успели слетать!

– Я не об этом. Почему нам не даны от природы такие же крылья, как у птиц? Тогда бы я смог перелететь океан и увидеть свою маму.

Джек опустил голову и был готов расплакаться. Вероятно, желание хоть одним глазком посмотреть, как живёт его самый близкий, родной и любимый человек на свете, переполняло его душу. Затем, подняв слегка покрасневшие глаза на Тома, он продолжил:

– Том, а может нам постройкой корабля заняться? Мне уже не в радость становится жизнь на острове, вдали от мамы. Я верю, что у нас всё получится. По-другому и быть не может! Само провидение на нашей стороне. Оно не раз нам помогало в трудную минуту – давало кров, еду, тепло. Ты со мной не согласен?

Том похлопал по плечу Джека, а затем, заглянув в его глаза, печально, с грустью улыбнулся и сказал:

– С тобой я полностью согласен, дружище! И сам уже давно мечтаю о том, чтобы поскорей увидеть родных, близких, наш город, порт и отчий дом. Помощников у нас достаточно. Все гуртом навалимся и осилим это новое и не простое для нас дело.

– Том, но ведь я мечтаю построить именно корабль, а не какой-то челнок. Нам предстоит на нём пересечь целый океан, а не мелкую речушку. От него будет зависеть наша жизнь! Где доски-то брать будем для постройки?

– Не волнуйся, Джек, что-нибудь придумаем! К примеру, можно под лесопилку переоборудовать мельницу. Ей-то какая разница, жернова крутить или брёвна распиливать? Немного усовершенствуем её, наладим и запустим производство пиломатериалов.

– Том, ты просто умница! Ну и голова у тебя! Не голова, а дом советов и рациональных предложений! – с энтузиазмом, радостно воскликнул Джек.

Его глаза заблестели, а недавно утраченная улыбка вернулась на прежнее место лица. Казалось, у него произошёл прилив сил, жизненной энергии, так он загорелся немедленно приступить к реализации своей мечты.

– Том, давай уж начинать с чего-то. Хватит сидеть и голову ломать! По ходу дела разберемся, – не унимался тот.

– Остынь, Джек! Не гони! Иначе только дров наломаем! Тащи лист из кожи и уголёк. Будем галеру рисовать.

Сбегав за большим куском кожи, Джек аккуратно расстелил его на столе, как скатерть и, пододвинув свою табуретку, сел и стал наблюдать за творчеством Тома – архитектора кораблестроения.

Ему никогда не приходилось подобным делом заниматься. Но в муках, постоянно стирая и заново приступая к задуманному, он все, же сумел в итоге нарисовать чертёж будущего корабля. На нём, как и на «Смелом» когда-то, имелось три мачты. Джек тоже принимал непосредственное участие в создании проекта. Давал советы, вносил предложения, коррективы, опираясь на свой, хоть и небольшой, но всё, же опыт мореплавателя.

Затем, они бросили все свои силы на переоборудование мельницы под распилочный цех. Заменили в ней жернова шестерёнками, поставили ременную передачу и направляющие к ней. Из серебряного песка отлили металлическую циркулярную пилу. Когда завершили подготовительный этап и настройку оборудования, вывели из стойла волов, зубров и отправились вместе с ними в лес, за будущими стройматериалами, а именно – вековыми стволами деревьев. Так, примерно две недели, друзья только тем и занимались, что валили деревья, перетаскивали их к бывшей мельнице, а затем на пилораме изготавливали брусья, рейки, доски и ещё много чего, необходимого, для постройки морского судна.

В скалистой бухте, на возвышении, почти у самой воды, сколотили каркас будущей галеры. Все гвозди, скобы и обшивку отлили из серебра. На высоченные мачты пошло буковое дерево. А паруса сшили из кожи животных, так как, увы, парусины на острове не было. Крепить их к реям им помогала обезьянка. Она так ловко бегала вверх, вниз, что даже рассмешила ребят. Когда работа спорится, дни начинают лететь, как стрела. Это неоспоримая истина. Так и у ребят, в трудах, в заботах о животных время понеслось, словно быстроногий конь.

Но, вот однажды, в середине зимы, мартышка принесла из леса ветку, которой подгоняла скотину с пастбища домой. Эта ветка сильно истрепалась, и поэтому на ней выступил млечный сок. В это время Том варил суп. Под рукой не оказалось столовой ложки, и он решил использовать для этой цели принесённую обезьянкой ветку. Опустив её в горячую воду, стал помешивать и тут увидел, что она ожила, став эластичной и гибкой. «Вот это фокус!» – подумал он и позвал Джека. Тот, сначала решил, что друг бросил в воду верёвку, но когда узнал, что это ветка, то тоже был сильно поражен увиденным. Когда они вынули её из кипящего супа и обсушили, сразу догадались, в чём причина, так как она стала резиновой.

– Это ветка с каучукового дерева! – заявил Том.

– Я так и подумал, – согласился с ним Джек и начал растягивать и сжимать её руками, словно эспандер.

– Джек, это просто чудо какое-то! Если Егоза сможет указать нам дерево, с которого была сорвана эта ветка, то мы в дальнейшем сможем использовать каучуковую смолу при заливке швов между досок корабля! Представляешь, как здорово будет! Полученный прорезиненный коврик просто не даст воде забраться в трюм. Ай, да мартышка! Совсем не думая об этом, она смогла нам помочь. За это она завоевала право отправиться с нами на корабле к родному дому!

Сделав это грандиозное открытие, друзья сходили с обезьянкой в лес и, найдя каучуковое дерево, перевезли его к пещере. Из вязкого, немного тягучего сока сварили каучуковый клей. Когда борта корабля оббили досками, то все щели просмолили им, не забыв залить и пол верхней палубы. Все металлические детали корабля: штурвал, якорь, цепи и другие снасти изготавливали так же из расплавленного серебряного песка.

Когда морское судно покрыли серебряной бронёй, то, чтобы оно ещё ярче солнца засияло, натёрли его мокрым песком. Каждый день им в работе помогали: врождённая смекалка, любовь к родным матерям, вера в успех и бесспорно – трудолюбие.

Уже к весне они смогли преодолеть все трудности с постройкой галеры. Зрелище, на радость мальчишкам, получилось колоссальное. Осталось только спустить судно на воду. Это право было доверено Тому – автору и вдохновителю проекта. При помощи большой кувалды он сильно размахнулся и выбил упор, державший галеру на мостках. Скатившись по брёвнам в воду, она подняла фонтан из брызг. Сначала море расступилось, пропуская, а затем, словно родную дочь обняло её, сжав в своих объятиях.

Друзья, от радости, переполнявшей юные сердца, дружно закричали: «Уррррааа!» При этом стали плескаться в морской, пенистой воде, петь песни. Их звонкий, детский смех разносился по всему острову, отражаясь, от многочисленных гор, и эхом возвращаясь обратно.

Чтобы судно не унесло раньше времени в открытое море, они предусмотрительно привязали его канатами к пирсу. Затем приступили к сборам. За два дня они перенесли на галеру: еду, пресную воду, сено, одежду из шкур животных, различные сувениры и охотничьи трофеи.

Запаслись так, что при желании они могли бы целый год плавать по морям и океанам, не беспокоясь о провизии.

Самым трудным оказалось дальнейшее расставание с животными и птицами. Они никак не хотели уходить или улетать от дорогих им людей, в лес. И приходилось вновь и вновь с ними прощаться. От этой сердечной муки, у ребят постоянно не пересыхали слёзы. Но день и час отплытия переносить больше было нельзя. В любой момент мог поменяться ветер, а также начаться морской отлив.

Из домочадцев решили взять с собой на корабль только обезьянку и пучеглазую козу. Что до Зубастика, то птеродактиль полностью освоился с жизнью на острове. И теперь чувствовал себя поистине хозяином, как в воздушном пространстве, так и на земле своих далёких предков. Он, то кружил над головами ребят, то бросал серебряный песок в море, и следом сам устремлялся в пучину, ловя клювом рыбу. Это была его Родина. Может, спустя много лет и о нём заговорят люди. Так же будут слагать легенды, сказки и вспоминать добрым словом. И ребята о нём никогда не забудут, как, вероятно, и он о них, особенно о своей дорогой «маме» по имени – Джек.

Глава № 17. «Возвращение домой»

Минуло два года, с того дня, как друзья по воле волн, с божьей помощью оказались на этом благодатном необитаемом острове, после рокового кораблекрушения. Все эти годы, жизнь заставляла их преодолевать различные трудности, бороться с врагами из дикого леса, осваивать многие профессии. Но дружба, взаимовыручка, вера в свои силы, трудолюбие и любовь ко всему живому, помогали им в этом.

Не случайны и достигнутые ими успехи. Они, за относительно короткий срок, в целях безопасности оборудовали своё жилище различными укреплениями. Построили громадные, просторные вольеры для животных. Многочисленные птичники. Добротные овощехранилища, амбары для зерна, холодильные погреба для молочных и мясных продуктов. Возвели мельницу, которую затем переоборудовали в лесопилку. Сконструировали большое количество работоспособной сельскохозяйственной техники. И ещё много того, что им постоянно требовалось в повседневной жизни.

А сколько сделали открытий? Одна серебряная гора дракона чего стоит! Да и птенец доисторического птеродактиля тоже настоящее открытие века. И теперь им предстояло покинуть всё то, что они увидели на острове, что открыли для себя, что успели полюбить всей душой.

Корабль был готов к отплытию. Со стороны острова дул попутный ветер, который натянул белоснежные паруса, сферической формы, словно мыльные пузыри, готовые в любой момент оторваться от мачты и улететь в синее небо. Почётным гостям – обезьянке и козе были выделены отдельные каюты. Когда они поднялись на борт, Том подал команду: «Отдать швартовые!» Джек отвязал от пирса канаты и быстро взбежал по мостику на корабль. Затем они достали якорь из воды и медленно отчалили от берега. Два капитана, а именно так они решили себя называть, ещё долго не могли оторвать свои взгляды от постепенно уменьшающегося в размерах и тающего в утренней дымке необитаемого острова. Непроизвольно, от внезапно нахлынувшей грусти, на глаза навернулись слёзы. Так много в их судьбе значил этот остров.

Когда галера вышла в открытое море и находилась уже примерно в миле от земли, её догнал попугай Кеша. Обессиленный полётом, он просто упал на палубу. Немного передохнув, поднялся, крыльями взмахнул, а после, словно канарейка от радости запел. Все дружно крикнули: «Ура! Давай его качать!» Это было просто уму непостижимо. Как он, лесной житель, редко летавший на большие расстояния, тем более при сильном ветре, смог преодолеть целую морскую милю пути, не побоявшись упасть в воду. Никто из ребят и подумать не мог, что птицы, как и люди, в разлуке могут заскучать. Да, к ребятам Кеша сильно привязался. Всем сердцем полюбил. Их доброту, тепло и ласку пернатый певец не забыл. От его песни у друзей сразу поднялось настроение. Пытаясь хоть чем-то угодить Кеше, они накормили его блинами.

На корабле, с первого дня, был установлен строгий порядок. Всем занимались поочерёдно, как по расписанию: спали, ели, козу кормили и доили, и вахту сменную несли на капитанском мостике, за штурвалом.

Одна мартышка, казалось, чувствовала себя неуютно на судне. Она подолгу сидела на корме, вглядываясь в морскую даль. От этого складывалось такое впечатление, что обезьянка грустит по своим животным и пытается увидеть родной остров. Ребята даже стали волноваться – не заболела ли она? Который день не пьёт, не ест и ночь проводит всю без сна. Но, недолго длились их переживания. Уже через неделю поведение обезьянки изменилось в лучшую сторону. Она опять предалась веселью, резвясь на палубе. И даже придумала новую игру: «Пятнашки-догонялки». Её суть заключалась в том, чтобы незаметно подкрасться к ребятам и своим кулачком стукнуть кому-нибудь из них в бок. Обычно им оказывался Том, так как тот боялся щекотки и всегда, от неожиданности, вскакивал, как ошпаренный. Шалунья моментально убегала от него и пряталась где-нибудь за парусами, в каюте или в трюме, а затем выглядывала из своего укрытия и корчила рожицы. Всем своим видом говоря – «Попробуй, догони меня! Зря только время потратишь!» Грех было на неё обижаться за это. А разноцветный попугай тоже зря время не терял. Собрав на баке корабля с десяток чаек, он с серьёзным, важным видом теперь вышагивал перед ними и о чём-то постоянно болтал. Вероятно, «кормил» их байками о своей жизни на острове, о тех приключениях, очевидцем которых он был, приписывая все заслуги себе. Белохвостые голубушки покачивали головками, взмахивали крыльями, словно голуби у стен мадридского двора. Ребята со смеху валились. Им было просто не удержаться на ногах. Такого спектакля в своей жизни ещё не приходилось видеть. Одна только коза в своей каюте не предавалась веселью. Она постоянно жевала ароматное сено и блеяла, когда приходило время её доить. В свободное время от вахтенной службы, Том и Джек попеременно занимались рыбной ловлей. Том любил ловить на удочку, у которой в качестве лески использовалось тонкое, но очень прочное волокно, обнаруженное на острове. Крючок был серебряный. От этого рыба ловилась даже без наживки. Но не всякая из них была пригодна для еды. Приходилось часть отпускать. Джек не любил долго просиживать за этим занятием, поэтому использовал всегда рыболовную сеть. Весь улов вместе с сетью он вытаскивал на борт, а затем обезьянка Егоза, словно кот, из мультфильма «Том и Джерри» расправлялась с ним, доставая жирных рыб. От этой работы она вся с ног до головы была облеплена чешуёй, от которой ребятам приходилось постоянно её отмывать.

Их корабль, словно каравелла, быстро летел по волнам. Весь, сияя серебром, он следовал заданному курсу. У ребят не было необходимого в открытом океане оборудования для определения их местонахождения и скорости судна. Даже обычного компаса не имелось. Но, чтобы случайно не наскочить на подводные рифы, они периодически, с помощью самодельного лота измеряли глубину. И, как и раньше, им сопутствовала удача. С неба улыбалось яркое оранжевое солнце, а по ночам многочисленные россыпи мерцающих звёзд дружелюбно указывали дорогу к дому. Словно это были никакие не звёзды, а глаза богов, следившие за ними и оберегавшие детей от катастроф. Даже царь морских глубин – Нептун, полюбил наших героев и на время умерил качку волн и укротил штормы.

А где-то, в сотни миль пути, в портовом городке острова Мадагаскар на берегу стояли две одинокие женщины и с тоской пристально всматривались вдаль. То были матери друзей, которые их ждали и верили, что с ними ничего не могло случиться. Их сердца им подсказывали, что дети живы и здоровы. Несмотря на все разговоры, которые велись в городке уже два года, различные сплетни и плохие вести, о том, что во время шторма они погибли, женщины верили в их спасение и ждали. Каждый день ждали. Уже не раз они видели их в своих снах. Так, просыпаясь среди ночи, они брали в руки детские портреты, многократно целовали их, а потом до самого утра, не в силах больше уснуть, проливали горькие слёзы в пуховые подушки. Они забыли детский смех, когда в последний раз и сами улыбались. Но любовь к своим детям поддерживала их все эти годы, придавала сил и укрепляла веру в благополучный исход. Но о том, что они скоро встретятся с ними, знать не могли.

А на просторах синих вод продолжал свой славный путь корабль под командованием двух друзей – капитанов. Смельчаки сумели осуществить свой дерзкий план – пересечь океан. Уже вдали был виден берег в виде полоски узенькой земли, дороже которой не было ничего на свете. Ведь Родина у всех и каждого своя, единственная, как мать, подарившая жизнь. И где бы мы не находились, куда бы нас не забросила жизнь, она словно магнит продолжает звать и манить нас, отражаясь грустью в самом сердце.

В это время, словно вулкан, весь город оживился. Народ устремился на пристань, чтобы увидеть своими глазами настоящее чудо. Как будто в сказке или каком-то волшебном сне из моря, волны рассекая, в их порт, заходил корабль, весь серебром сверкая. На капитанском мостике плечом к плечу стояли два богатыря, одетые в шкуры диких животных, как когда-то Маугли. Их горожане сразу не узнали, так как никто из них уже давно не верил в их спасение. Матери Тома и Джека одни из первых прибежали на берег моря. Их сердца разрывались от нетерпения увидеть своих дорогих и любимых детей. Ведь сердца матерей никогда не лгут. Пусть даже столетья пролетят, но свою родную кровиночку они всегда почувствуют и узнают.

Когда корабль причалил к пристани, друзья по мостику сошли и, поклонившись матерям на их груди покой нашли. Счастливые, они обняли детей, прижав к сердцу, и разрыдались. Слёзы радости побежали ручьём по их щекам. Они ещё долго так стояли не в силах разжать крепкие объятия. Им было просто некуда спешить. Народ, столпившись на пристани, всё глазел на великолепный корабль. Всем хотелось потрогать его, отколупнуть хоть грамулечку серебра на память, поздороваться с обезьянкой Егозой и погладить белоснежную козочку. Все были увлечены этим занятием, что даже не приставали с расспросами к детям, а те им за это были безмерно благодарны. Закончился их славный путь домой. Впервые, за столько месяцев разлуки, они увидели своих родных матерей. И не просто увидели, а смогли и обнять их. Пройдёт много лет, но этот светлый, долгожданный день они запомнят на всю жизнь.

У жизни свои правила – она не стоит на месте. Время течёт, как быстрая река. С годами дети подросли и ещё больше возмужали. Том устроился на работу в столичную редакцию газеты и теперь в качестве журналиста освещал жизнь города, страны и всего мира в целом. А Джек исполнил свою давнюю мечту – стать капитаном. Часто бывая дома у бывшего помощника капитана с сухогруза «Смелый» – Стива, он познакомился с его дочерью – Дианой, полюбил её и вскоре они поженились. Теперь Том часто, по старой дружбе, навещал их и был самым желанным гостем в их доме. Однажды, он пришёл на день рождения к Джеку, которому исполнилось двадцать семь лет, и в подарок принёс свою новую книжку под названием «Морские путешественники». Каково же были его удивление и, одновременно, радость, когда пробежав глазами первую страницу, он узнал в ней себя. Да, рассказ был написан об их подвигах в тринадцатилетнем возрасте. Это был поистине самый дорогой и бесценный на свете подарок от друга. Потом книжку часто издавали в разных странах, переводя на все языки мира, и только недавно она случайно попала и ко мне в руки. Прочитав её, я решил поделиться впечатлениями и с вами – моими дорогими читателями.

Часть № 2. Свадебное путешествие Глава № 1. «Мадагаскарские новости»

Семейная жизнь у Джека складывалась удачно. Жена – красавица, рукодельница и, вдобавок, отменная повариха. Отдельная трёхкомнатная квартира располагалась в самом центре столицы республики Антананариву. Хорошая, стабильная работа приносила не плохой доход. Во многом помогали и деньги от продажи их с Томом галеры. Ещё тогда, двенадцать лет назад, один крутой бизнесмен и заядлый коллекционер, из Новой Зеландии узнав из газет о счастливчиках построивших из чистого серебра корабль, не пожалел своих денег, а сразу прилетев, отвалил их родителям тройную его стоимость. Деньги долгое время лежали в банке и приносили ежегодные проценты. С их помощью Том и Джек смогли выучиться и получить престижное высшее образование.

Том, долгое время ходил бобылём, не решаясь познакомиться, а тем более жениться на ком-нибудь, пока не встретил девушку по имени Настя. Её предки когда-то давно эмигрировали из России и теперь проживали в столице Мадагаскара. Почему выбор пал именно на неё объяснялось очень просто. Она была девушкой его мечты: высокая, стройная, светловолосая, с веснушками на лице. Очень улыбчивая, жизнерадостная, а самое главное – поклонница рассказов о приключениях. И сама была не прочь попутешествовать. Именно такую заводилу Том и мечтал встретить на своём жизненном пути. Познакомились они случайно на открытии нового Дома книги, где он, как спецкор газеты находился в числе приглашённых гостей. О том, что Настя приходится дочерью самого босса – главного редактора газеты, Том не знал. Она первая заговорила с ним:

– Скажите, а это не вы случайно являетесь автором приключенческой книжки «Морские путешественники»?

Том сначала удивился той бесцеремонности, с которой эта миловидная девушка обратилась к нему с вопросом. Просто обескуражила. Одновременно ему польстило, что его начинают узнавать, как автора. Немного сконфуженный, от неожиданности, он просто ответил: – Да.

Она вся засияла, одарив его очаровательной улыбкой. В следующий момент просунула свою ручонку под его локоть и повела в другую комнату, более спокойную. Подальше от толпы гостей. Там она засыпала его различными вопросами относительно жизни на необитаемом острове. Том увлечённо рассказал ей в мельчайших подробностях всё то, что не вошло в его книгу. Глаза Насти просто горели восхищением от услышанной истории про двух смельчаков. Так была удивлена рассказом очевидца тех событий. С виду хрупкая, она поражала своей решимостью испытать и увидеть всё то, что когда-то испытал и он со своим закадычным другом Джеком.

– Это невероятно! – постоянно восклицала она, выходя из какой-то, свойственной только ей задумчивости.

В комнату заглянул главный редактор – Иван Петрович.

– Настёна, ты здесь? А то я тебя везде ищу. Что ж это вы, Том, увели мою дочурку и ничего не сказали? – улыбаясь, произнёс он.

Том округлил свои и без того большие глаза от удивления, а затем так же недоумевая, посмотрел на свою спутницу. Его выручила Настя.

– Папа, не ругай его! – возмутилась она, – Только я одна во всём виновата. Он и не подозревал, что я так задержусь с ним!

– Дорогая, я и не сержусь. Мы с мамой будем ждать тебя в машине. Не задерживайся, – произнеся эту фразу, он сразу прикрыл дверь.

– Уже бегу, папуля, – крикнула вдогонку Настя и заторопилась уходить. Затем, посмотрев на Тома извиняющимся взглядом, произнесла:

– Надеюсь, мы сможем продолжить нашу беседу у меня дома. Кстати, в эту субботу у меня день рождения. Я вас приглашаю. Придёте?

Том даже не мог поверить в такое счастье – снова увидеть её. Галантно поклонившись ей, он, смущаясь, немного сухо ответил:

– Буду только рад.

С этого дня у них завязались дружеские отношения, которые постепенно переросли в любовь. Был назначен день свадьбы. Все занялись приготовлениями к ней. Одна только Настя оставалась как бы безучастной к этому событию. Заметив это, Том решил расспросить её.

– Что с тобой, голубка моя? Или ты не рада нашей свадьбе? Что беспокоит тебя последние дни?

– Том, дорогой, не переживай. Я очень сильно люблю тебя и жду с нетерпением дня нашей свадьбы. Но у меня есть просьба. Точнее мечта – провести медовый месяц на необитаемом острове. Не сердись. Ты сам виноват. Своими рассказами о красотах острова просто загипнотизировал, околдовал меня. Я ни о чём другом и думать не могу. Сделай мне свадебный подарок. Не откажи в моей странной прихоти.

Том, почесав затылок, задумался. Сразу вспомнилась аналогичная просьба Джека посетить остров детства. Но напряжённый график работы, частые командировки никак не давали времени в серьёз об этом подумать. Теперь появилось уже два сторонника желающих повторно отправиться в морское путешествие. – Тому-то хорошо. Возвращаясь из морской навигации, он по три – четыре месяца находится в вынужденном отпуске. Его жена – Диана, дочь моряка, так же с большой охотой согласится составить нам компанию. Куда она без мужа? Да, надо что-то решать! Тем более Джек на днях возвращается из очередного плаванья.

– Настя, я согласен! – твёрдо заявил он своё намерение исполнить её мечту.

– Ур-р-р-а-а-а! – радостно воскликнула Настя и принялась обнимать и целовать жениха.

Для неё уже было всё решено. Она даже уговорила Тома, чтобы самой поговорить с отцом и матерью об этом. Теперь она вся преобразилась. С утра до вечера бегала по магазинам и салонам мод. Примеряла платья. Помогала матери в организации предстоящего торжества. Отец пошёл навстречу всем её уговорам и разрешил Тому взять долгожданный трёхмесячный отпуск.

Пока ждали из рейса Джека, Том успел купить шикарный вместительный катер и, предвкушая реакцию друга, занимался всеми необходимыми приготовлениями к походу. Ему помогала и Диана. Той все равно было нечем заняться, в ожидании мужа. Их обезьянка – Егоза, постаревшая, и от этого ставшая ещё косматей неотлучно следовала за ней. Вероятно, животный инстинкт ей уже подсказывал, что скоро она отправится на встречу со своей далёкой родиной. В эту поездку было решено взять и попугая Кешу. Верный, старый друг не вынес бы и месяца разлуки с Томом. Он об этом знал и когда Джек сошёл с корабля на берег, поздоровался с ним и, не откладывая в долгий ящик, всё рассказал другу, вручив листок со списком членов команды. Теперь настало время и Джеку свою «репу» чесать.

– Том, мне не раз приходилось выходить в море. Ты это знаешь. Сейчас на вооружение торгового флота современные навигационное оборудование и океанологические карты. Имеются и снимки с российских и американских спутников. Но, что удивительно, ни на одном из них нет нашего острова. Словно и не было его в помине. Какая-то загадка природы, а не остров! Не раз я примерял известные мне по памяти координаты звёздного неба к карте того района океана, но всё без толку.

– Может тот остров находится в каком-то магнитном поле, в аномальной зоне, так сказать или в районе, типа Бермудского треугольника? – высказал своё предположение Том.

– Всё может быть. Одним словом – чудеса, да и только!

– Но остров, же на самом деле существует! Не мог же он под воду уйти за это время? – возмущался Том.

– Поживём, увидим, – спокойно ответил Джек и стал искать взглядом Диану. Ему не терпелось скорей обнять свою любимую жену, которая предусмотрительно не стала мешать разговору мужчин и теперь дожидалась его в сторонке.

Отдохнув с дороги, Джек подключился помогать Тому. Ему и без того хватало дел со свадьбой.

Первого апреля её и сыграли. Том нарядился в костюм серебристого цвета, а его невеста в ажурное подвенечное платье. Со стороны они смотрелись, как два белых голубка. Гостей было много. Папа Насти постарался. Считай, всю элиту города пригласил в гранд кафе. Молодожёнам преподносили дорогие подарки. В их честь звучали пламенные речи, поднимали бокалы. От тостов и весёлого шума у Тома даже голова разболелась. А может он просто захмелел от большого количества спиртных напитков. Когда гости разошлись, Настя стала настаивать немедленно, отправиться в путь. Ей так не терпелось увидеть таинственный остров, что, казалось, была готова вплавь к нему добираться. Только стараниями её родителей, дочурку смогли убедить в неразумности такого необдуманного поступка.

– Выходить в море надо на трезвую голову, – серьёзно заявил Иван Петрович, погладив по голове Настю, – А то беда может случиться.

После этих слов она сдалась. Подвергать себя и других риску ей как-то не хотелось. Полностью успокоившись, она ушла спать, правильно рассудив, что один день ничего не решит. В жарких объятиях мужа она счастливая и уснула с одной только надежной – завтра увидеть море.

А в это самое время, на причале, где стоял катер Тома, появились двое мужчин в чёрной, как ночь одежде. Им было поручено установить на этот катер маячок – суперсовременное устройство слежения, которое применялось только в спецслужбах многих разведок мира. Инициатором и спонсором этого мероприятия выступал всё тот же новозеландский бизнесмен по имени Бахрус. Имея своих агентов на Мадагаскаре, он через них узнал о планируемом свадебном путешествии двух друзей со своими жёнами. И теперь был намерен лично возглавить скрытное морское преследование их катера. Его пристальный, колючий взгляд ещё долго следил из дорогой машины за действиями своих наёмных спецов.

Глава № 2. «Тайфун»

Утро выдалось пасмурное. Над морем нависали свинцовые грозовые тучи. В некоторых местах, у самого горизонта, вода по крутящимся столбам-трубам, словно огромным грибам, уходила в небо. Вид был поразительный. Им можно было любоваться и любоваться, если бы не предстоящий выход в море. Это удивительное явление природы одновременно пугало и настораживало путешественников.

– Такая погода не предвещает ничего хорошего! – посмотрев на небо, сказал Джек, обращаясь к Тому.

– Вижу. Но менять наши планы я думаю, не стоит. Сам знаешь, как на это отреагирует моя Настя. Тем более я ей обещал, что сегодня выйдем в море. С утра уже все уши мне прожужжала, поторапливала, как будто боялась не успеть. Странно. Всю жизнь на суше прожила, даже на кораблях не плавала, а не страшится непогоды и морской качки. Удивительная женщина. С виду беззащитная, как птенчик, а такая сильная характером или упрямством. Хотя, по мне это одно и то же.

– Да, а моя Дианочка покладистая. Не сказал бы, что очень послушная, но перечит редко. Она умеет сама меня настроить так, чтобы я с ней согласился, а для себя считал, что я так и думал раньше поступить, но не успел. Повезло нам с жёнами! Чего тут скажешь?

– Как считаешь, топлива хватит на дорогу туда и обратно?

– Должно хватить. Я всё просчитал. А на всякий случай прикупил ещё складную мачту с парусом и вёсла. Так же захватил моё любимое ружьё для подводной охоты. Дорога дальняя, может пригодиться. Пойдём, проведаем наших красавиц. Интересно посмотреть, как они там разместились в каютах.

– Не мешало нам ещё посидеть на дорожку. Я не суеверный, но люблю придерживаться традиции – отдыхать перед дальней дорогой.

– И то верно! Хотя мне это не всегда удаётся делать. Много суеты перед отплытием всегда бывает. Пока наряд – задание в порту получишь, таможенные формальности с грузом решишь, с командой проверишь все трюмы и отсеки, на предмет обнаружения незарегистрированных пассажиров и много ещё чего, то забываешь о такой формальности.

– Ладно, пошли на катер. Даст бог, прорвёмся! – с улыбкой произнёс Том и быстро зашагал по пристани.

Когда вышли в море, сразу зажгли сигнальные огни. Такая мера предосторожности была необходима и обязательна по правилам мореплавания. В непогоду видимость ухудшается и можно ненароком наскочить на другое плавсредство. Том стоял за штурвалом и пристально всматривался вдаль. Джек находился рядом. Их жёны отдыхали в своих каютах. Вид из иллюминаторов не мог поднять им настроение. Да и после вчерашнего застолья было не отойти. Постоянно клонило ко сну.

После их отплытия прошло, как минимум два часа, прежде чем Бархус дал команду отчаливать. Его помощник и капитан, в одном лице, по имени Мухатар был недоволен задержкой. Но спорить с боссом не стал. «Тому виднее», – решил он, – «Пусть и дальше уповает на своё супер – пупер современное оборудование, которое якобы через спутник будет следить за катером противника. Его дело – выполнять приказы, а не давать советы. За это и деньги платит. И не плохие. Только цель боевой операции почему-то держит в секрете. У толстосумов свои тараканы в голове», – подумал он и от злости нахмурил брови. Ему, старому морскому волку было противно стелиться перед этой мелкой выскочкой, разбогатевшей на продаже оружия и наркотиков. Такое определение было не случайно. «Маленький, плюгавенький, да ещё и лысый, но всегда холёный и хорошо одетый господин любил всегда при случае подчеркнуть свою родословную. Говаривал, что в его жилах течёт царская кровь. Но кто из его предков был в родстве с престолонаследником, всегда скрывал. На этот счёт у капитана головорезов было своё мнение. Такой щёголь, как он, имея деньги, заработанные нечестным путём, мог купить себе любые документы или грамоты, подтверждающие родовой титул. А теперь гарцует на старости лет, выдавая себя за принца. Когда-нибудь он лопнет от своей неуёмной жадности». Мухатар всегда отличался вспыльчивостью характера. За это его и прогнали в своё время с военно-морского флота. Помыкавшись на берегу пару лет и не найдя себе применение в гражданской жизни, он примкнул к боевикам пиратской шхуны, где и дослужился до капитана. Такая жизнь была ему по душе. А кому не захочется жар загребать своими руками? Деньги текли рекой. Стоило только грамотно подойти к не подозревавшему о его намерениях «торгашу» в открытом море под флагом миротворца, и ты в дамках. Но всё хорошее когда-то заканчивается. Его команде не повезло. Место его сухопутной базы вычислили, организовав засаду. В тот день, возвращаясь из грабительского похода, его шхуне преградил путь военно-сторожевой катер береговой охраны. Только чудом ему удалось с тремя верными бойцами вплавь спастись от преследователей. Тем, кому не повезло при облаве, теперь грозил смертный приговор. Тут и нарисовался этот коротышка – бизнесмен, предложивший работу по его профилю. Оставаться на суше было опасно. Многие шпики знали его в лицо. Да и на улицах города висели его портреты с надписью – «разыскивается особо опасный преступник». Его золотой запас, хранившийся в укромном месте базы, арестовали. А этот пришлый чужеземец сразу отвалил хороший куш, пообещав после выполнения задания ещё столько же заплатить.

Ветер усиливался, приближаясь к штормовому. Катер Тома, хоть и считался надёжным и устойчивым на плаву, но разыгравшиеся не на шутку волны неумолимо бросали его, то вверх, то вниз. Дождя не было. И это радовало. Морские завихрения, уходившие в небо, как исполины, окружали со всех сторон. Приходилось умело лавировать, чтобы не столкнуться с ними. Видимости никакой. Такое складывалось ощущение, что день поменялся с ночью.

– Том, если не трудно проведай наших девочек и питомцев. Им, наверное, очень трудно приходится без морской закалки переносить качку.

– Хорошо, сейчас спущусь к ним.

В каюте Насти слабо мерцал настенный фонарь. Она, лёжа на кровати, ещё умудрялась при этом читать книжку. Но, похоже, ей это с трудом удавалось. Попугай Кеша, нахохлившись, сидел в своей клетке и не издавал ни звука. Пернатый друг давно отвык от морских прогулок. С возрастом, он стал меньше летать по квартире, а, в основном, смотрел телевизор. В основном он предпочитал передачи про животных и птиц. Его даже перестали волновать милые голубки, часто курлыкавшие на подоконнике в надежде завязать знакомство.

Жена сделала попытку улыбнуться. Её пышные, слегка вьющиеся волосы, разметались по подушке. Она стойко переносила все вынужденные неудобства. Отложив книгу и не вставая с койки, протянула мужу руки, всем своим видом говоря, как она его любит и жалеет о своей прихоти. Поцеловав Настю, Том, обнял её и, сказав ласковые, успокаивающие слова, сразу пошёл в другую каюту. Теперь он, как и Джек, отвечал за всех присутствующих на катере.

Диана мучилась головной болью и тошнотой. На лицо были все признаки морской болезни. Верная «подруга» Егоза, чем могла, успокаивала её. Это проявлялось в поглаживании по спине и по волосам девушки. В показе смешных рожиц и демонстрации своих зубов. Предусмотрительный Том сходил за тазиком, и фляжкой с питьевой водой. Теперь умная обезьянка давала пить и периодически клала ей на лоб смоченное в воде полотенце. Жара не было, но эта мера, хоть и ненадолго, успокаивала головную боль страдалице.

Том вернулся в командную рубку. Стоя за штурвалом, Джек покачал головой, не зная какое принять решение. Прямо на них надвигался огромный тайфун. Его размеры поразили бывалых моряков. Они попали в смертельный коридор из колонн крутящейся воды. Из которого не было выхода. Оставалось только надеяться на чудо. Вместе взявшись за руль, два друга стояли плечом к плечу, управляя судном. Было очень страшно смотреть, как морской смерч, поднимая со дна тонны песка и воды, вихрем уносил их в грозовые тучи. Уже не оставалось времени, чтобы предупредить об опасности любимых женщин. Пытаясь избежать попадания в образовавшуюся глубокую воронку, переходящую в водяной гриб, друзья налегли на штурвал и отчаянно стали вращать его вправо. Но стремительно вращающаяся пропасть притягивала к себе, как магнит. Не в силах больше сопротивляться стихии, катер, потерявший управление, понесло по спирали вверх. Моментально стало темно от толщи воды окружавшей их. Центробежная сила, вдавившая тела всех путешественников в стены и перегородки судна, не давала им свободно дышать. Все незакреплённые предметы быта так же прилипли к одной из сторон катера. Казалось, что время остановилось. Такая круговерть не сулила ничего хорошего.

Бархус, недоумевая, стучал по монитору своей поисковой системы. Он никак не мог понять, почему катер с двумя семейными парами, отправившимися в свадебное путешествие, развил недопустимую для любых морских судов скорость. Складывалось такое впечатление, что сама нечистая сила придала ему ускорение. Откуда он мог знать, что задержка с отплытием из столицы Мадагаскара, дала ему и его команде счастливую возможность избежать столкновения с тайфуном. Густой туман, застилавший всю обозримую поверхность моря, не позволил им увидеть то, что произошло с объектом слежения буквально в пятидесяти милях к северо-западу от них.

В катере Тома стало значительно светлей. Вихрь, затихая, дал возможность путешественникам легче дышать. Затем произошло то, чего так боялись два капитана. Они рухнули с небес на воду. Удар был сильным. Но судно выдержало. Что нельзя было сказать о людях. У Насти и Дианы кровоточили разбитые локти колени. Также имелись многочисленные ссадины и на других частях женских тел. Том немного вывихнул кисть левой руки. У Егозы осколком от разбитого плафона поранило ладонь. При помощи аптечки все путешественники оказали друг другу первую медицинскую помощь. Один только Джек отделался лёгким испугом. Проверив навигационные приборы, он, открыв рот, произнёс:

– Такого не может быть!

Том подскочил к нему и, не задавая лишних вопросов, уставился на приборную доску. Наступила тишина. Когда он оторвал свой взгляд, на его лице застыло аналогичное выражение недоумения. Настя не дожидаясь, когда Том что-то вразумительное скажет, первая задала вопрос:

– Что случилось, милый?

– Не волнуйся, дорогая! Просто мы перелетели на триста миль от дома.

Диана с Настей переглянулись и дружно засмеялись. Сразу забылись все пережитые недавно минуты страха за свою судьбу в время головокружительного перелёта. Облака, казавшиеся ежё недавно свинцовыми, постепенно рассеялись. Засветило яркое солнце. Все принялись наводить генеральную уборку в помещениях катера. Вскоре они вышли на свежий воздух. Смертоносный тайфун закончил своё существование. От него не осталось и следа. И поделом ему. Будет знать, как с отважными героями тягаться!

Глава № 3. «Остров племени МакакАдамов»

После короткой передышки, Том, взявший управление катером в свои руки, направил его по заданному ранее курсу. Морская качка давно успокоилась. Только лёгкий ветерок и мелкие брызги, вылетавшие из-под носа судна, приятно освежали лица путешественников. Волосы Насти и Дианы, как двух сказочных русалок, красиво развивались на ветру. Светило яркое солнце. Выставив шезлонги на палубу, они легли загорать, а заодно лечить свои раны. Обезьянка, как профессиональная официантка, постоянно суетилась перед ними, угощая дам прохладительными напитками.

– Дианочка, когда я бинтовала кисть Егозы, то обратила внимание на странное пятно в виде глаза у неё на ладони. Ты не знаешь, откуда оно взялось?

– Джек говорил, что, наверное, это у неё с рождения.

– Я так и подумала. Вероятно родимое пятно. Такое бывает.

На катере преследователей недоумение не покидало Бархуса. Он то и дело вертел в руках свой прибор и время от времени посматривал на монитор. Одно его успокаивало, что катер Тома больше не мчался, как угорелый, а следовал с обычной для него скоростью. А это означало, что спутниковая система слежения оставалась работоспособной. Но, то огромное расстояние, которое теперь разделяло их катера, не поддавалось никакому логическому объяснению. Если только на катер не был установлен ракетный двигатель. А таких примеров в мировой практике ещё не было. Теперь отставание составляло не два часа, а, по крайней мере – сутки, если этот фокус в дальнейшем не повторится.

Внезапно Егоза прекратила суетиться, а замерев на одном месте, стала проявлять признаки какой-то нескрываемой радости. Она издавала тихие гортанные звуки, покачивала головой из стороны в сторону, поднимала и опускала лапы, а также скалила зубы, которые обычно демонстрировала только в минуты весёлого расположения духа. На её глазах выступили слёзы счастья. Диана первой заметила странные изменения в поведении любимицы Джека. Приподняв голову от шезлонга, она устремила свой взгляд в том же направлении, что и обезьянка, но из-за слепящего солнца ничего не увидела. В тот же момент катер резко сбавил ход. Том с Джеком, не веря своим глазам, поднялись на палубу. Перед ними предстало странное зрелище. По всему фронту от воды до самого неба поднималась стена раскалённого воздуха. Создавалось такое впечатление, что установленные в море по всей длине мощные реактивные двигатели выбрасывают в атмосферу потоки отработанного топлива.

– Том, что будем делать? – качая головой, спросил Джек, – Это ещё одна загадка природы?

– Пока не знаю. Давай попробуем обойти эту стену справа. Не до бесконечности же она будет тянуться!

– А может это мираж какой-то или фантом? Подождём немного, и, даст бог, он исчезнет с горизонта сам по себе.

– И то верно. Заодно и перекусим.

Прошёл час, затем другой. Изменений не происходило. Бездействие и неведение стало надоедать. Подождав ещё немного, катер повернул направо и поплыл вдоль таинственной преграды. Так, следуя новым курсом, они прошли миль пятьдесят. С каждой минутой становилось ясно, что катер движется не по прямой линии, а постоянно поворачивая влево. Словно он огибал круглую стену.

– Если так и дальше будем продолжать, то со временем мы окажемся в том же самом месте, откуда и начали движение, – высказал своё предположение Том, – Давай рискнём! Задраим все люки и на полном ходу проскочим!?

– Меня удивляет тот факт, что тринадцать лет назад этой стены не было.

– Сейчас это утверждать сложно. Возможно, мы прошли эту стену ночью, когда один из нас спал, а другой ничего не подозревая, любовался звёздным небом.

– Всё может быть! Другого варианта я не вижу, как только согласиться с тобой и рискнуть, – заявил Джек и перевёл рычаг газа на максимальное ускорение.

Взревел мотор, и катер, повернув влево, понёсся в сторону бесконечной стены. Как не странно ничего страшного не произошло. Только пересекая невидимую границу в глазах, слегка помутнело, и почувствовалась небольшая головная боль. Оказавшись на другой стороне, путешественники сразу заметили на горизонте полоску земли. Её очертания по размерам отдалённо напоминали необитаемый остров. Но, что-то подсказывало друзьям, что это совсем другой остров. Подозрения подтвердились, когда до него оставалось менее пятисот метров. Его окружали сплошные скалы, достигающие высоты двадцатиэтажного дома. Егоза уже не сидела на месте. Она постоянно прыгала, как девочка на носу катера и своей лапкой указывала в направлении пещеры, расположенной у самой воды. Том вскоре и сам заметил этот проход в каменной стене. Подходя к нему, Джек сбавил скорость. Впереди был виден тоннель. Он тянулся метров сто. Проплывая по нему, Настя обратила внимание остальных на наскальные рисунки в виде страшных волосатых животных дерущихся между собой. Так же имелись картинки с изображением головастых человечков, тарелок и драконов.

Постепенно тоннель стал поворачивать влево и в конце него забрезжил свет. Пройдя через каменные ворота, они оказались в бухте. Прямо по курсу виднелась песочная отмель с деревянными постройками, напоминающими причал. Бухта представляла собой по форме котёл диаметром двести метров, окружённый лесом и горами. На берегу суетились какие-то лохматые животные по виду и размерам похожие на обезьян. Заметив катер, они сразу спрятались за ближайшими деревьями. Причалив к берегу, путешественники не сразу спустились на землю, а оставаясь на палубе, стали ждать, наблюдая за местными жителями. Те не торопились покидать своё естественное укрытие. Так продолжалось молчаливое противостояние минут пять. В следующий момент с горы раздался боевой клич вожака обезьян. Как по команде, из леса стали выходить в строгом порядке колонны человекообразных обезьян, вооружённых луками, копьями и щитами из серебристого металла.

– Это какое-то обезьянье племя, – заявил Джек, – Жаль, кроме ружья для подводной охоты у нас другого оружия нет.

– Да кто мог знать, что всё так обернётся!?

– Мальчики, а может нам отплыть на безопасное расстояние? Что-то мне не нравится это лохматое вооруженное войско, – испуганно произнесла Диана, стоявшая в обнимку с Егозой.

Боевой отряд обезьян остановился в двадцати метрах от катера и замер. Вперёд вышел огромный самец в доспехах, со шлемом на голове. В правой руке – лапе он держал меч. Он повторно издал звериный рёв. Его дружина, ударяя копьями по щитам, стала приближаться к берегу. В этот момент мартышка вырвалась из объятий Дианы, спрыгнула с катера на песок и что было сил, прокричала аналогичный клич. Моментально все замерли. Вожак приблизился к Егозе и о чём-то стал с ней вести беседу. С катера было хорошо видно, как мартышка сорвала бинт с кисти, сначала показала её вождю, а затем, подняв лапу над собой, развернула ладонь к вооруженному войску. Что тут началось. Все, побросав своё вооружение, закричали на подобие нашего «У-р-р-р-а-а-а», а затем, встав на одно колено, склонили головы. Довольная мартышка, выпрямила своё тело и, повернувшись к изумлённым путешественникам, произнесла на чисто французском языке: «Не бойтесь! Они вас теперь не тронут! Это мой народ – МакакАдама!» Не веря своим ушам, все находящиеся на катере дружно переглянулись, окончательно потеряв дар речи. Что до Егозы, то та широко улыбаясь, помахала им лапкой, предлагая сойти на берег и добавила: «Ну, что же вы застыли на месте? Идите скорей!» Джек, с Томом спрыгнув на берег, помогли это сделать своим жёнам. Подойдя к Егозе, они засыпали её вопросами. Первым начал Джек:

– Я до сих пор не могу отойти от шока. Это сон или всё, что я сейчас услышал – правда? И как нам теперь тебя или может Вас величать?

– Успокойся Джек. Для вас я была и всегда останусь Егозой. Мне это имя очень нравится. Да и привыкла я к нему. А настоящее моё имя в переводе на ваш язык – Недремлющее око. Я избранная. Принадлежу к касте правителей. В мои обязанности входит сохранение тайны нашего происхождения.

Внешняя защита острова. Оказание помощи нуждающимся в ней. Связь с внешним миром. Обучение и приспособление народа к жизни в замкнутом пространстве. Контроль соблюдения обрядов и традиций народа. Вам трудно сразу это понять, так как ещё не знаете нашей истории. Но от вас у меня секретов нет. Вы достойны, быть первыми из землян, которым я поведаю наш секрет. Если вкратце, то всё выглядело примерно так. Нашим прародителем был спасшийся обезьяноподобный гуманоид с другой планеты. Семьдесят миллионов лет назад, в меловой период, космический грузовой корабль, на котором он служил, столкнувшись с метеоритом, потерпел крушение на этом острове. Как я уже сказала – уцелел только один астронавт. В здешних лесах он нашёл себе пару. В ту пору планету населяли динозавры – злейшие враги обезьян. Благодаря приобретённому в результате кровосмешения интеллекту, далёкие предки смогли выжить. И такие, как я – избранные, из поколения в поколение передавали свой врождённый опыт другим. Если вы заметили, у меня на ладони имеется знак отличия в виде глаза. Точно такой же символ был на ладони инопланетянина. Каждые пятьдесят лет рождается одна носительница этого знака и то, только при соблюдении закона – спаривание с самцом или самкой четвёртого поколения. Иначе, связь с близким родственником привела бы к мутации и потере интеллекта. А это мы допустить не можем, так как на нас возложена великая миссия – охрана космолёта.

– И, что этот космический корабль ещё на острове? – спросил Джек.

– Да.

– Егоза, а почему ваш остров не указан ни на одной карте мира?

– Вы помните ту прозрачную стену посреди океана? Так вот, это защитное поле. Оно оберегает нас от посторонних глаз и стихийных бедствий.

– Не хочешь ли ты сказать, что тайфун, который поднял наш катер, разбился об неё?

– А разве вы это ещё не поняли?

– Голубушка, извини, что перебиваю, но ответь мне, ты давно научилась понимать нашу речь? – задал вопрос Том, который постоянно его мучил.

– Да, Том! Ещё живя с вами на острове драконов, я смогла понять и выучить ваш язык.

– То-то я никак не мог понять, почему ты всё умеешь делать без подсказки. А другие животные на том острове тоже умели говорить?

– Нет, что ты! Я просто знаю их язык. Но могу с ними общаться и, не прибегая к речи, а с помощью мимики, жестов или телепатии.

– Но почему ты нам раньше не сказала о своих способностях?

– Закон, установленный прародителем, запрещал мне это делать.

– Скажи, а на том острове ты тоже выполняла какую-то миссию? И, кстати, где он находится?

– Нет, конечно. Ребенком, играя на дереве, расположенном на берегу моря, я случайно наступила на сухую ветку. Она обломилась, и я вместе с ней упала в воду. Плавать тогда ещё не умела. Схватившись за неё, как за единственную надежду на спасение, поплыла по течению, которое и доставило меня на тот остров. Блуждая по лесу, я набрела на вас. Несмотря на мой детский возраст, в голове сработал охранный инстинкт. Мне стало интересно узнать кто вы и с какой целью прибыли на запретный остров, который находится в двух километрах к северу от нас.

– Почему ты назвала его запретным? – удивился Том.

– Как я уже говорила, наши предки боялись кровожадных драконов. Заметив, что все летающие ящеры собирают серебряный песок, они, чтобы умилостивить их, стали делать подношения. В грузовых отсеках космического корабля его было много. Серебро оставляли кучками на берегу. Драконы забирали его и сразу улетали с острова, не нападая на обезьяний народ. Из-за страха и необходимости самосохранения, земля драконов стала запретной. Это древний закон сохранился и по сей день.

– Но ты, же сама видела, что Зубастик не причиняет вреда!

– Знаю и донесу это до своего народа. Времена меняются. Пора вносить поправки в неверные постулаты. Этим я и займусь с вашей помощью. Первый шаг мной уже сделан. Я доверила вам свою тайну – тайну происхождения разумной жизни на затерянном в океане острове.

– А другие приматы обладают интеллектом, как и ты? – вмешалась в разговор Настя.

– В той или иной степени, да! Но полная изоляция от мира, жизнь на замкнутом островном пространстве не способствует дальнейшему совершенствованию ума человекообразных обезьян. Происходит постепенная деградация из-за беспорядочного спаривания одних и тех же особей. Без притока новой крови мы со временем можем превратиться в обычных обезьян. В таких же неразумных и отсталых, каких я видела в зоопарке, куда меня водил Джек.

Всё это время, пока длилась беседа, вождь обезьян не издал ни звука. Он стоял чуть в стороне, скрестив лапы на груди. Понимал ли он речь гостей правительницы или нет, было не понятно. Джек понимая, что беседа затянулась, предложил Насте отложить расспросы на потом. Егоза повернулась к своему соплеменнику и заговорила с ним на гортанном языке. Тот поклонился госпоже и подал команду остальным воинам. Народ стал расходиться по своим домам – пещерам, расположенным на ярусах горы. Вождь жестом предложил всем следовать за ним. В просторной пещере, куда он привёл, было очень уютно. Многочисленные горящие факелы полностью освещали комнату. Пол устлан шкурами животных. На стенах так же имелись шкуры в виде ковров с висящими на них щитами, мечами и копьями, инкрустированными драгоценными камнями. Стол и кресла были искусно сплетены из прутьев и лиан дикого винограда. Галантно предложив всем сесть, он сразу удалился, вероятно, чтобы сделать необходимые распоряжения своим подданным.

– Егоза, а этот господин тоже отмечен знаком «Недремлющее око»? – спросил Джек, чтобы заполнить вынужденную паузу.

– Безусловно! Я поясню. У нас имеется четыре касты: правителей, воинов, пастухов и рыболовов. Есть ещё старейшины. Они тоже когда-то были правителями. Это большая честь и ответственность. Но состарившись, стали неспособны выполнять свои обязанности в полном объёме. У вас это называется – выйти на пенсию. Вот и им было позволено уйти на заслуженный отдых. Но, в случае необходимости, для принятия какого-то значимого решения, их призывают для вынесения окончательного вердикта. Судов и судей у нас как таковых нет. Именно старейшины, умудрённые опытом и облечённые властью вершить закон и справедливость, заменяют их.

– Ты назвала четыре касты. Одни ловят рыбу. Другие охотятся в лесах. Это всё понятно. А где же живут и работают пастухи? – решила уточнить Диана.

– Вы ещё не видели наши пастбища. Они ничем не уступают тому, которое имели ваши мужья на острове драконов. Точнее превосходят. Пастухи, они же крестьяне, проживают в сёлах, расположенных на той стороне горы. Конечно, таких сельскохозяйственных машин, как у вас, в их распоряжении не имеется, но это не страшно. Проблем с продуктами питания у нас никогда не возникало. Численность населения острова составляла в мою бытность не более пятисот особей. Думаю, количественные изменения с той поры произошли, но незначительно.

– А бывали случаи, когда после кораблекрушения люди, как и мы когда-то, попадали на ваш остров?

– Были и такие. Им предоставлялось право жить с нами бок обок или умереть, пытаясь спастись вплавь. Я ещё забыла, вам сказала, что в море вокруг этого острова много акул, обученных и прикормленных нами. Они охраняют вход в бухту.

– Но почему тогда мы их не видели? – поинтересовался Том.

– Я послала им мысленный приказ пропустить катер.

– Чудеса, да и только! – сказал, улыбаясь, Том. Ему казалось всё таким невероятным. Но дополнительных вопросов задавать не стал. Тем более что может быть невероятней самой жизни этих существ на одном острове столько миллионов лет?

В зал вошли сразу четыре разодетые в цветные платья обезьянки с подносами, на которых лежали различные яства: бананы, ананасы, жареная рыба, икра, копчёные поросячьи бёдра, виноград и козье молоко в бокалах, по цвету напоминающих янтарь. Они, танцуя стали раздавать еду и напитки. При этом напевали и мило скалили зубы. После пиршества гостей пригласили на поляну, где у большого костра обезьяны – дикари устроили танцы. Звучала барабанная дробь. Со всех сторон доносилось звонкое гыканье и уканье в такт с музыкальными инструментами. Егоза выскочила в центр танцующих тел и закружилась, высоко подняв лапки. Настя с Дианой тоже не смогли усидеть на месте и вскоре присоединились к остальным танцорам.

Веселье длилось до самой ночи. Когда на небе стали загораться первые звёзды, Егоза обратилась к Джеку:

– Завтра я отведу вас в нашу святыню – гору, в которой покоится летательный аппарат астронавта, давший новую жизнь нашему народу. А сейчас я покажу ваши комнаты для ночного отдыха. Ничего не бойтесь. У входа в покои будет выставлена усиленная охрана. Теперь вы приравнены к правящей элите острова. Решение было принято заочно на совете старейшин, пока длился праздник в нашу честь.

Эта новость удивила и одновременно обрадовала. Джек, как и раньше, поцеловал на прощание Егозу, а та, запрыгнув к нему на грудь, обвила свои лапки вокруг его шеи. Пожав также мощную лапу вождя, путешественники пошли спать.

Глава № 4. «Не прошеные гости»

Светало. Бархус только проснулся и теперь, потирая сонные глаза, через бинокль рассматривал остров, обнесённый скалистыми глыбами. Ему было непонятно, куда мог подеваться преследуемый катер. «Не мог же он бесследно исчезнуть, разбившись о рифы?» – думал он, качая головой и хмуря брови. Сигнал с установленного маячка был чётким. И шёл со стороны острова. Позвав капитана, он отдал ему распоряжение:

– Мухатар, пройди неспешно вдоль берега, а своим бойцам дай задание вести визуальное наблюдение, с целью обнаружения прохода в скалах. Он должен быть!

Переговорив со своим помощником, бизнесмен пошёл приводить себя в порядок, а заодно и завтракать. После приёма пищи Бархус и сам вышел на палубу. Светило яркое солнце. Море было спокойным. Белые чайки неотступно следовали за его катером, в надежде получить крохи со стола. Моряки – разбойники вальяжно разлеглись по левому борту судна и, позёвывая, подбрасывали в воздух куски хлеба, следя, как их подхватывают на лету глупые птицы. А те, перекликаясь между собой, сразу глотали их, даже не разжевывая. Вынужденное относительное безделье расслабило команду. Это обстоятельство сильно раздражало не выспавшегося торгаша. Он то и дело прохаживался с носа на корму катера и обратно, высоко задирая голову, пытаясь что-то рассмотреть в густых зарослях острова. Внезапно его отвлёк голос одно бойца, который указывая рукой в направлении скалы, закричал: «Пещера!» До неё оставалось метров пятьдесят, когда неведомо откуда взявшиеся здоровенные акулы стали атаковать их катер. Зубастые хищницы, поднимая огромные волны, своими носами со всей силой били в борт, пытаясь перевернуть судно. Беспокоясь за свою жизнь, Бархус сразу побежал в свою каюту за помповым ружьём. Другие члены команды открыли беспорядочную стрельбу по акулам, чем разбудили весь обезьяний народ острова.

Давно проснувшийся Том, сразу определил, из какого оружия ведётся стрельба. Это были автоматические пистолеты-пулемёты «Узи», израильского производства. О них ему не раз приходилось писать статьи в газету, принадлежавшую отцу Насти. Выйдя из пещеры, он сразу столкнулся с Джеком. Тот был озадачен и одновременно обеспокоен за судьбу жителей острова.

– Похоже, наш поход к летающей тарелке космического пришельца откладывается на неопределённый срок, – заявил он.

– Да, несомненно! Джек, нам надо немедленно предупредить старейшин и правителей племени о вооружённом нападении, – высказал предложение Том.

С их яруса было хорошо видно, как вооружённые примитивными копьями, луками и щитами обезьяноподобные воины выстраиваются на поляне, на которой ещё вчера горел костёр, звучала музыка, проходили танцы. Прибежала запыхавшаяся Егоза. Том, не дожидаясь пока она, переведёт дыхание после пробежки, стал предлагать в срочном порядке собрать совет старейшин, а до этого момента не предпринимать никаких активных действий. Обезьянка, не в силах произнести ни слова, только кивнула головой в знак согласия и мигом помчалась к пещере вождя. Потянулись минуты ожидания. Жёны друзей с испуганными лицами стояли и смотрели в сторону бухты, откуда доносилась пальба.

– Джек, что произошло? Кто мог напасть на миролюбивых обитателей острова? – взволнованным голосом спросила Диана мужа.

– Пока мы не знаем. Может пираты? Хотя откуда им взяться здесь? Сейчас состоится совет старейшин, на котором, возможно, всё и выясним.

К ним подошёл вождь, экипированный, как и вчера в доспехи и шлем, и слегка картавя, произнёс:

– Прошу следовать за мной!

В огромном зале пещеры, куда их привели, было много народу. Все старейшины и другие приматы высшей касты сидели по кругу на высоких лавках, словно в амфитеатре. Не хватало только гладиаторов и зрелищ. Егоза была среди них. Увидев друзей, она сразу подбежала к Джеку и произнесла: «Я буду вашим переводчиком». Первым в центр зала вышел вожак. Он зычным голосом, обходя по кругу всех присутствующих, что-то объяснял присутствующим, указывая на Тома с Джеком. Егоза, вся краснея от смущения, с небольшой задержкой переводила им:

– Уважаемые верховные судьи! Я обращаюсь к вам в связи с бедой, которая, как каменная глыба обрушилась на наши головы. Вооружённые люди, такие же внешне, как и наши гости, своими смертоносными палками убивают верных нам акул, вспарывая им животы. Кровь от их злодеяний уже достигла нашей бухты. В этой ситуации я прошу вашего согласия атаковать неприятеля и окропить их кровью наши руки!

Произнеся свою пламенную речь, он в завершении, издал угрожающий боевой клич и поднял над собой серебряный меч. Моментально, все обратили свои взоры на Тома с Джеком. Это означало, что пришёл их черёд держать слово, о чём и поведала Егоза. Том первым поднял руку, прося тишины. Обезьянка Джека проследовала за ним в самый центр собравшихся судей и правителей. Он, откашлявшись, выпрямился во весь рост и начал говорить.

– Уважаемые старейшины! Я обращаюсь к вам, как представитель того народа, который вероломно напал на остров. Кто эти убийцы, нам не известно! Мир велик и людей, как хороших, так и плохих, населяющих другие земли, много. Но мы ваши друзья, а не враги, и готовы сражаться вместе с вами, а если надо, то и отдать свою жизнь в борьбе с противником! Как я понял из рассказа вождя, они атаковали акул, охранявших вход в бухту. Тоннель там узкий и не мешало бы его чем-то закрыть, выстроив водную баррикаду. В этом случае вооруженной банде придётся искать другой способ, как проникнуть на остров. А как я уже успел заметить, его окружают по всему периметру высокие скалы. Если выставить на них наблюдателей, то это позволит остальным воинам вовремя прийти к ним на помощь. Обо всех передвижениях и других действиях противника, они должны незамедлительно сообщать вам. У боевиков имеется современное оружие, которое стреляет невидимыми стрелами и способно лишать жизни даже на большом расстоянии. Средством защиты с берега для воинов в данном случае могут служить металлические щиты или естественные каменные стены.

Только общими усилиями мы сможем дать достойный отпор не прошеным гостям и, одержав победу, навсегда отбить у них охоту нападать на вас! Я всё сказал! Теперь ваше право принимать решение – верить или не верить нам! Но я рассказал чистую правду! У нас имеется опыт ведения таких войн!

Наступила тишина. Вероятно, старожилы в это время взвешивали все за и против. Затем наступило бурное обсуждение. Егоза тоже принимала непосредственное участие в нём, как переводчик и, как единственная представительница их народа, которая много лет знала этих людей, живя с ними. К её мнению прислушались. Это стало понятно по улыбке, которая расцвела на её мордочке и слезящимся глазам, направленным на любимого Джека. К ним подошёл вождь и, как старый знакомый пожал им руки. Потом, нахмурив большие бровные дуги, сказал:

– Совет старейшин вам верит! Он даже наделил вас наивысшими полномочиями, превосходящими по значимости мои, как вождя племени. Поздравляю!

Услышав эти слова, Том с Джеком переглянулись и скромно улыбнулись друг другу, чтобы у принёсшего добрую весть богатыря не сложилось впечатление злорадства над ним.

Том, как и в годы молодости, стал разрабатывать и чертить план, только не корабля, а защиты острова, одновременно отдавая необходимые распоряжения. Джеку было поручено возглавить отряд по закрытию каменных, морских ворот бухты. На скальных береговых вершинах установили часовых наблюдателей – сигнальщиков. Только в отличие от матросов на корабле, они были обязаны, не покидая свой пост, своевременно докладывать командованию о намерениях противника. Помимо строительства забора, ограждавшего вход в бухту, Джек также взял на себя миссию наблюдателя. С этой целью, он забрался на скалу и оттуда, оставаясь незамеченным, стал разглядывать вооружённых разбойников. Их, оказалось, пять человек, включая невысокого, лысого господина в дорогом костюме. Когда тот в очередной раз поднял голову, Джек сразу узнал его. Это был их «благодетель» из Новой Зеландии, купивший когда-то их с Томом корабль. Только, как его зовут, Джек забыл. Да ему и неважно было тогда запоминать его, так как всем занимались их матери. Эту новость он и поспешил сообщить другу. Том был озадачен этим известием. Случайной встречей это назвать было нельзя. Вероятно, тот следил за ними. Но, как? Это оставалось загадкой. Напрягая свои мозговые извилины, он пришёл к выводу, что на их катер скрытно был установлен какой-то миниатюрный прибор, способный определять и сообщать их координаты противнику в открытом океане. Его надо было срочно найти и обезвредить. Этим и занялся Джек. Оставалась неизвестной цель визита бизнесмена. Но учитывая, с какой вооруженной охраной он прибыл на встречу, было ясно, что она корыстная. И он пойдёт на самые крайние меры, чтобы достичь её. О том, что он, его жена и друзья находятся на острове, злоумышленник явно знал. Оставалось ждать, что он предпримет в дальнейшем. Пока же его головорезы отстреливали одну акул за другой, пытаясь прорваться в бухту.

Бархус был в ярости. Эти кровожадные твари никак не хотели позволить ему приблизиться к входу в пещеру. Их многочисленные убитые тела собратьев плавали возле катера к верху пузом.

– Эти монстры явно накушались наркоты! – высказал своё предположение Мухатар, обращаясь к боссу, – Не легче ли нам найти другую лазейку, чтобы пробраться на проклятый остров? – нерешительно спросил он.

– Другого выхода у нас нет. Так можно истратить весь боевой запас, расстреливая акул, которые, похоже «сбежались» со всего океана. Всё, дай команду прекратить огонь и следуй дальше вдоль острова.

Выполнив приказ и отойдя на безопасное расстояние, неудачники отправились дальше. Но сколько миль они, ни плыли, им так и не удалось подыскать другое удобное место для высадки на берег.

– Капитан, в вашем распоряжении имеется необходимое альпинистское снаряжение для скалолазания? – задал вопрос угрюмый коротышка.

– Да, господин, имеется. А как же вы? Останетесь на катере или с нами будете карабкаться по камням?

– Буду! Только после вас! – грубо ответил он, – Распорядись приготовиться к причаливанию и восхождению на вон тот утёс.

Катер замедлил ход и носовой частью упёрся в берег. Высоко над головой шумел лес, и слышались голоса диких обезьян. Кинув якорь и, для надёжности, закрепив конец каната за валун, горе следопыты один за другим стали взбираться по отвесной стене. В тот момент, когда трое из них достигли середины пути, на них сверху посыпались камни.

– Что за чертовщина? – выругался Мухатар, – Может пальнуть для острастки?

– Не сметь! Мы и так много шума наделали! Вероятно, над нами семья обезьян бананы собирала, а тут мы полезли. Им бы только покидаться чем-нибудь. Отзывай своих парней! Другое место искать будем!

Новая попытка тоже не увенчалась успехом. Складывалось впечатление, что кто-то невидимый пристально следил за ними и периодически сбрасывал на головы его помощников тяжёлые булыжники, от которых сложно было уклоняться. Одному из бойцов сильно повредило голову. У другого скалолаза болела рука.

– Босс, штурмом нам не взять! Хитростью надо. Дождёмся ночи, а когда все обитатели острова заснут и начнём! Как вам моя идея? Иначе нам удачи не видать! – шутя, спросил бывший пират.

– Хорошо! Так и поступим. Отгони катер на милю от острова в море. Пусть все думают, что мы отказались от своей затеи и бежали с поля боя! – ухмыляясь собственной шутке, сказал Бархус.

В этой суматохе друзья совсем забыли про попугая Кешу. А тот, сидя в клетке нахохлившись, осипшим до хрипоты голосом от крика и ругани, всё высказывал голым стенам каюты катера своё недовольство, кляня судьбу:

– Ну, и повезло же мне с попутчиками! Говорили – отправляемся в морской круиз. Мол, прогулка по волнам только на пользу будет! Свежий морской воздух бодрит, придаёт сил! Чепуха! А, что в результате? Сначала клетку раскачали так, что в глазах потемнело. Затем, словно в центрифугу засунули, от чего позвоночник захрустел, и мозги сплющились до куриных размеров! Что они о себе возомнили? Я вольная птица! Да, и старость уважать надо! Им хорошо! Вчера сошли на берег и сразу музон на всю катушку врубили! «Тискотеку» устроили. Будь она неладна! А сегодня с утра телик, небось, смотрят про войнушку. Вон, как стрельбу слышно. Как только у них барабанные перепонки не лопнут? Ну, всё, кажись, сеанс закончился! Тихо стало! Может, одумаются и выпустят меня из этого заточения? Ура! Идут! Я здесь! Я здесь! Все сюда! Помогите! С голода помираю!

В каюту заглянул Джек. Не обращая внимания на попугая, он стал лазать под столом, заглядывать в шкафчики и за койки. «Вероятно, что-то или кого-то ищет», – подумал Кеша. Собрав последние силы, он, насколько смог, напряг свои голосовые связки и закричал: – Где ты ищешь, недотёпа? Я здесь! Да, заберите же меня отсюда, люди!

Хриплый голос пернатого был наконец-то услышан. Джек посмотрел на него, улыбнулся и, вынеся клетку на палубу, освободил узника, выпустив его на свободу. Откуда только взялись силы. Кеша взмыл в небо и неспешно полетел в лес искать дальних родственников и пропитание.

Отойдя в море на приличное расстояние, Мухатар заглушил двигатель. Предстояло дрейфовать до ночи.

– Капитан, а не лучше ли нам высадиться на другой остров? – задал вопрос один худощавый пират, сидевший на носу катера, – Вон он виднеется в стороне!

Мухатар посмотрел в том направлении, куда указал его боец и, кивнув в знак одобрения, сразу побежал с докладом к боссу. Через минуту на палубу поднялся и сам коротышка, который через свой бинокль стал рассматривать виднеющуюся гористую полоску земли. «Почему же мы раньше не заметили этот остров?» – думал он, – «А, что, это вариант! Может там нам больше повезёт?» Развернув катер, бандиты поплыли к земле.

Том с Джеком пристально всматривались в голубеющую морскую даль. Катер противника удалялся. Почему они так быстро сдались, было непонятно.

– Может патроны закончились? – высказал предположение Джек, – А маячок-то их я всё же обнаружил. Прямо у киля на саморезы посажен был. Я его уничтожать не стал. Может ещё пригодится? Да, вот хитрецы до чего додумались! Теперь не соло нахлебавшись, драпают!

– Не факт! Думаю, замышляют что-то. Главное не терять бдительности! Не нравится мне всё это. Ох, не нравится. Ладно, поживём, увидим! – произнёс Том, сильно сжав челюсти, до скрипа зубов.

Глава № 5. «Подземная святыня островного народа»

Больше всех затишью радовалась обезьянка Егоза. Она, как и раньше прижималась к Джеку, хватала его за руку, мило улыбалась, скаля зубы. Ей было не понять, что это только временная передышка и праздновать победу ещё рано. Любимая жена ревниво поглядывала на эти проявления нежности со стороны новоиспечённой правительницы, но вида не подавала. Вождь племени находился рядом. Переговорив сначала с Томом о выставленных постах наблюдения, он наклонился к Егозе и что-то шепнул ей на ушко. Та кивнула в ответ и, повернувшись к женщинам, произнесла:

– Совет старейшин, видя, как вы переживали, поддерживали своих мужей и весь народ племени, хочет отблагодарить, устроив в вашу честь праздничный обед. Вы не против?

– Что ты, милая? – заговорила Диана, – Да и наши мужички проголодались, как и мы, наверное. Пусть передадут старейшинам, что мы польщены их предложением и искренне рады этому подарку!

– Вы заслужили этой высокой чести! А подарки тоже будут!

Дамы переглянулись и смущённо улыбнулись.

На поляне, которая, вероятно, регулярно служила местом для проведения торжеств и других значимых застолий, установили лавки, кресла и длинный-длинный стол. На такие мероприятия допускались все желающие. Это было правильно, хоть и необычно. Из дальних сёл пришло много народа. Все рассаживались согласно занимаемой должности, ранга или касты. Самые почётные места располагались ближе к берегу бухты, возле импровизированной сцены. Егоза, как заботливая хозяйка, постоянно суетилась: отдавала распоряжения своим помощницам, проверяла на столе наличие всех необходимых продуктов питания и прохладительных напитков. «Как не странно», – мысленно отметил Том, – «Но спиртных напитков, дурманящих головы, не было. Это и хорошо. От них могли возникнуть только одни неприятности. Представляю, какой дебош способны устроить вооружённые обезьяноподобные рыцари в пьяном виде!» Здесь же царила полная идиллия. Когда старейшины и остальные уважаемые гости расселись, на сцену вышли два танцора-акробата. Под барабанную дробь они стали крутить различные цирковые фляки, сальто, колёса. Все присутствующие зрители, поглощая пищу, умудрялись одновременно поддерживать их одобрительными возгласами, хлопаньем в ладоши и по собственной груди. Следом за танцорами поочерёдно выходили жонглёры, фокусники, шпагоглотатели, факиры и укротители змей. Со стороны это представление напоминало мадагаскарский цирк с участием дрессированных обезьян, так как внешне они почти ничем не отличались от них. Когда все гости отобедали, на поляну вышел самый старый правитель, являющийся по совместительству и председателем совета старейшин. Облачённый в серебристую тунику, держа в лапах серебряный поднос, на котором платком было что-то накрыто, седовласый старец произнёс короткую, но трогательную речь. Егоза с нескрываемым трепетом слушала его и одновременно переводила его слова людям. Настя и Диана даже раскраснелись от столь лесных и тёплых комплементов в свой адрес. Затем им было предложено выйти на сцену. Помощница правителя сняла с подноса платок и вручила, а точнее надела на их шеи и кисти рук бусы и браслеты из драгоценных камней: алмазов, изумрудов и сапфиров. Прозвучали овации в их чести. Пиршество закончилось массовыми танцами. Когда все разошлись, довольные женщины уединились со своими мужьями, чтобы самим полюбоваться подарками, а заодно и похвастаться ими.

Через некоторое время к ним присоединилась Егоза, которая сообщила другую радостную весть – проводники ожидают их, чтобы отправиться вместе с ними в подземелье, где нашёл своё многомиллионное пристанище корабль пришельцев из других миров. Все радостно захлопали в ладоши. Джек сбегал на катер за переносным фонарём и когда вернулся, путешественники отправились в дорогу. По рассказам мартышки, гора в которую врезался космический корабль, находилась в трёх километрах к северу, вглубь острова. Провожатых было четверо. На своих плечах они несли бочонки с водой, канатные лестницы, крюки и ещё какое-то непонятное снаряжение. Когда обошли первую гору, начались обширные поля засеянные зерновыми. Здесь же имелись жилые соломенные постройки домов селян, скотные дворы, птичники. Детеныши крестьян гурьбой выбежали на улицу и теперь с опаской провожали их взглядом. Один мальчик лет трёх был обычным, человеческим ребёнком. Джек сразу вспомнил слова Егозы об уцелевших после кораблекрушения людях, которым предоставлялось право выбора: остаться жить на острове вместе с обезьянами или попытаться пересечь океан вплавь.

Егоза заметила недоумение в глазах своего любимого друга и поэтому решила дать пояснения. От вождя племени ей стало известно, что чудом спасшаяся мать малыша умерла при родах. До этого она полгода помогала другим крестьянам пасти скот. Что стало с их отцом и мужем, неизвестно. Но разговаривала она на том, же языке, что и они. Поэтому вождь смог так быстро понять их речь. Диане стало жалко этого мальчугана до такой степени, что она, посмотрев на Джека, взмолилась взять его с собой, когда они поплывут на родину. Муж не стал отговаривать её, понимая, что ребёнку там будет лучше. Диана уже второй год мечтала о своём ребёнке, но судьба никак не хотела сделать ей этот бесценный подарок. В ней, как и в любой женщине проснулись материнские чувства. Обняв и поцеловав её в губы, он дал своё согласие.

После села дорога пошла в гору. По пути им встречались вооружённые воины контролировавшие территорию до берега. Гора не казалась высокой. Вероятно, при столкновении корабля пришельцев с ней произошёл взрыв, который привёл к тому, что она разломилась на две части, образовав глубокую воронку. У входа в подземелье их ждали другие представители островного народа. Путешественники сделали привал. Немного отдохнув и получив зажжённые факела, они вошли в пещеру. Дальше проход преграждали две каменные глыбы. Один из сопровождающих охранников вставил ключ в какое-то отверстие и стены стали раздвигаться. Сразу за ними начинался спуск в виде каменой лестницы. Ступеньки были хорошо отточены, что позволяло, не боясь сломать ноги, спускаться по ним. Снизу, из темноты, повеяло тёплом. Это показалось странным. Но задавать вопросы они не стали. Лестничный проём был широким. На стенах имелись рисунки в виде летающих тарелок, карты звёздного неба, гуманоидов с шарообразными головами, птеродактилей, динозавров и обезьян. Настя и Диана, держа за руки своих мужей, с восхищением изучали их. Метр за метром они опускались всё ниже и ниже. Становилось очень жарко. Джек не вытерпел и задал вопрос Егозе:

– Почему против всех законов природы при снижении на такую глубину температура не понижается, а наоборот повышается?

– Так ведь под нами огненная река! – удивляясь странному вопросу, заявила она.

Это было сказано так естественно, словно неоспоримая истина, о которой уж они-то обязаны были знать, лежала на поверхности. Смутившись, Джек только кивнул и в продолжение оставшегося пути больше не проронил ни слова. Примерно через пятьсот метров они подошли к каменному мосту. Под ним проходила глубокая пропасть, на дне которой бурлила огненная река. Поднимаясь из самого центра Земли, она не выходя наружу, изгибаясь, бежала дальше.

– Вот подтверждение моей теории о том, что эти острова имеют вулканическое происхождение! – довольный своим открытием выкрикнул Том.

С ним никто спорить не стал. Только Настя украдкой улыбнулась по поводу его восторженного заявления. Боясь оступиться, путники один за другим по очереди перешли мост. Здесь же имелось большое помещение. Как пояснила Егоза – это плавильный цех, где из серебра изготавливают различные виды орудий труда, оружия и посуду. Рядом с ним вниз уходила извилистая, узкая, каменная лестница. Дальше идти стало легче, так как дорога стала прямой. Как предположил Джек, все эти помещения и тоннели были построены заботливыми лапами обезьян за миллионы лет. Но, как смог выбраться на поверхность с потерпевшего крушение космолёта гуманоид, оставалось загадкой. Через двести метров они вошли в зал, напоминающий по размерам и красоте тронный. Только фараоны древнего Египта или шейхи с востока могли позволить себе такие хоромы и то вряд ли. У высокой стены с колоннами, на постаменте, стояла огромная скульптура космического пришельца. Его круглая голова с большими глазами составляла примерно одну треть туловища гуманоида. Длинные, косматые лапы опускались ниже колен. Бровные дуги совсем не отличались от обезьяньих. В ногах стоял золотой саркофаг, где, вероятно, лежали его останки. А справа от него, почти в самом конце зала, на подиуме, лежала настоящая летающая тарелка, диаметром двести пятьдесят метров и высотой с тридцати этажный дом. Корпус, состоящий их пластин серебристого цвета, был деформирован. По центру, в районе грузового терминала, имелась огромная пробоина. Подойдя ближе, Том хотел осветить проход, но этого делать не понадобилось. Как по команде, по всей окружности, моментально загорелись разноцветные лампочки. Он все же рискнул зайти вовнутрь. Следом зашёл и Джек. В отсеке находился серебряный песок, точно такой же, как и на горе дракона. Следующее помещение имело полукруглую форму. Здесь был центр управления кораблём. Лобовых стекол, как и предполагалось, не было. Вместо них, на приборной доске располагались мониторы. Их было столько же, сколько и кресел. Всего десять штук. На всём оборудовании лежал толстый слой пыли, которая, при их появлении, подлетела, и стала кружить в воздухе. Позади кресел располагались встроенные шкафчики. Открыв один, Джек обнаружил пистолеты причудливой формы.

– Смотри, что я нашёл! – радостно воскликнул Джек, – Давай возьмём один на память?

– Нет, Джек! Мы это делать не будем.

– А, что так? Думаешь, Егоза не разрешит?

– Она-то разрешит, так как любит тебя. Но ты не забывай о том, что позже ей скажут другие правители. А самое главное, что о нас подумают. Для них это место, корабль, саркофаг и, всё, что в них – святое. Мы будем выглядеть в их глазах разорителями гробниц. Людьми без стыда и совести, так как миллионы лет они охраняли их, берегли, как могли, под страхом божественной или какой другой кары. Ты хочешь оставить о себе такую память? Предать Егозу, её доверие?

– Извини, Том! Конечно, нет! Ты абсолютно прав. Я как-то не подумал об этом.

Настя и Диана ходили по залу, и зачарованно рассматривали непонятные иероглифы, нанесённые на стены. Небольшие скафандры, выставленные, как в музее. Обрядовые предметы, украшенные драгоценными камнями. От увиденного великолепия кружилась голова, перенося всех собравшихся в далёкое прошлое. Здесь, в центре вселенной, на необитаемом острове, находилось историческое подтверждение происхождения разумной жизни на земле, о котором знали только избранные и теперь они, обычные путешественники. Когда пришло время возвращаться, стало немного грустно. По дороге наверх, все шли, молча, так как мысленно они продолжали оставаться в подземной святыне миролюбивого и гостеприимного островного народа.

Глава № 6. «Алчные пираты на серебряной горе»

– Босс, не хочу показаться навязчивым, но если вы собираетесь приобрести один из этих островов, то предпочтительней будет купить вот этот, который перед нами. Здесь и пляжных мест много. Можно виллу построить или дома отдыха для туристов. Будут отдыхать, дайвингом заниматься, или на лыжах с горы кататься! – предложил Мухатар.

– Ты, что такое бормочешь, недотёпа? Колёс наглотался? Где же ты снег-то увидел?

– Да, вон, смотрите, на горе! – обиженно ответил капитан, указывая рукой.

– Постой-ка, постой. Ну-ка передай мне бинокль.

Пристально рассматривая через окуляры белую гору, коротышка, даже вспотел от сделанного им неожиданного открытия. Он не раз слышал легенду о серебряной горе, даже спонсировал поисковые экспедиции, но всё было безрезультатно. И, вот, удача сама улыбнулась ему. Он нашёл этот таинственный остров. Интерес к семейным парам сразу пропал. Цель была достигнута. Он нашёл то, что искал. Мечта стать самым богатым человеком в мире становилась реальностью. Оторвав свой взгляд от горы, он, повернувшись, сказал:

– Мухатар, слушай приказ: Следуй вдоль берега в направлении белой горы. Если я окажусь прав, то вы со своими бойцами скоро получите хороший куш в виде серебряных слитков. Ты рад?

– Конечно, кормилец наш! – воскликнул тот, – А я могу сообщить эту приятную новость своей команде?

– Пока не стоит. Подойдём поближе, рассмотрим, а тогда я и сам скажу им об этом.

Обогнув мыс, расположенный в левой оконечности острова, они подплыли к устью горной реки.

– Господин, что делать-то будем? Вверх по течению пройдём или здесь катер оставим?

– Лучше не рисковать. Винты повредить можно или на мель сесть. Обратно, ведь, с грузом ползти пришлось бы. Причаливай к берегу. Дальше пешком пойдём.

– Но гора, ведь, далеко! Километра два будет. Не меньше. Долго, тяжело и много раз придётся груз таскать.

– Ничего, не барышни ни чай сахарные, не растаете и не переломитесь.

Когда катер пришвартовался к берегу и капитан построил команду, Бархус начал свою речь:

– Так, парни, слушайте меня внимательно! Сейчас мы отправимся за сокровищами. Конечная наша цель – гора дракона. Но вы не бойтесь. Этой летающей твари давно не существует. Может и была когда-то, но сдохла. Гора вся из чистого серебра. Ваша задача, как можно больше перенести драгоценных слитков на катер. Стимул тоже будет. Каждый получит одну десятую часть лично им перенесённого серебра. Дорога туда и обратно займёт немало времени. Так, что сами решайте, по сколько будете носить: по пять, десять или пятьдесят килограммов за один раз. Капитан же, на чьих плечах лежит дальнейшая обязанность перевезти груз в Новую Зеландию, получит двойную долю. Думаю, это будет справедливо. Игра, как видите, честная. Выбор остаётся за вами. Я всё сказал.

Навьюченные мешками, как ишаки, бывшие пираты отправились в путь. Каждый мысленно представлял, на что он в будущем потратит вырученные от продажи серебра деньги. «Да, подфартило!» – думали они, – «Теперь можно будет выправить ксивы любой страны и начать новую жизнь». Дорога оказалась не близкой. Это только, когда смотришь на гору, кажется, что она совсем рядом, а на самом деле это оптический обман. Приходилось пробираться сквозь густые заросли джунглей, переходить не глубокие ручейки и речушки, взбираться на холмы. Через два часа они достигли своей цели. Перед ними возвышалась целая гора серебра высшей пробы. Разбойники это сразу определили. Опыт пиратства у каждого был огромным. Через их руки не раз проходили слитки серебра, золота, различные украшения ювелирной работы, самоцветы и другие драгоценности. Но такого количества сокровищ в одном месте они ещё не видели. В их глазах моментально загорелся огонёк алчности. Даже не переведя дыхание после нелёгкого марш-броска, разбойники принялись за дело. Насыпая руками песок в мешки, они один за другим отправлялись в обратный путь, к морю. Затем, оставляя их у катера, возвращались за новой порцией.

О том, что на острове орудуют не прошеные гости, Зубастик не знал, так как звук от шума мотора катера ветром относило в другую сторону. Все эти годы, после отплытия Тома и Джека, он оставался полноправным хозяином необитаемого острова. Сильно подросший и возмужавший птеродактиль, с крыльями, достигавшими пяти метров, он просто не имел себе равных соперников. Любимым лакомством так и оставалась рыба, которую он продолжал ловить с помощью слитков серебра. Случалось, что ему удавалось вытаскивать из воды и огромных морских черепах, панцири которых он разбивал, бросая их с огромной высоты на острые скалы. Жителей острова, из мира животных и птиц, он не обижал, считая их своими братьями и сёстрами. Эту любовь ему привили его двуногие приёмные родители, спасшие когда-то из каменного плена. И наоборот, бывали случаи, когда он сам спасал животных от неминуемой гибели. То они увязали в болоте по самую голову, то, чудом оторвавшись от преследования кровожадных хищников, не могли найти дорогу домой. Жить он перебрался в пещеру Тома и Джека. Запах от одежды и кроватей любимцев, согревал ему душу, навевал приятные воспоминания. Каждый вечер, возвращаясь в свой домик, он ложился спать на лежанку Джека и с мыслями о нём, засыпал. Доисторический ящер верил, что однажды, снова увидит их. Много лет назад на него напала такая тоска, что он предпринял отчаянную попытку пересечь океан в поисках друзей, но ему преградила дорогу невидимая стена, которая издавала электромагнитные импульсы низкой частоты, внушавшие страх. Пришлось вернуться обратно на остров.

Сейчас, проголодавшись, он решил отправиться на рыбалку, а предварительно запастись серебряным песком. Подлетая к горе, ящер заметил каких-то людей. Моментально приятные воспоминания детства нахлынули на него. В надежде, что среди них увидит и своих самых дорогих на свете мальчишек, он издал крик радости и начал снижаться.

У подножья горы вовсю кипела работа. Разбойники, во главе со своим боссом, старательно наполняли мешки серебром. Но, вдруг, они увидели то, что и в самом страшном сне им не могло присниться. На них летел настоящий одноглавый дракон. Сильно испугавшись, все замерли, как вкопанные. Только их главарь не растерялся и подал команду: «Всем в ружьё! Открыть огонь!» Вместо этого, пираты, побросав свои мешки, стали разбегаться в разные стороны. Движимые одним желанием, как можно больше перенести драгоценного песка и понадеявшись, что на острове не встретят противника, они оставили своё оружие на катере.

– Дармоеды! Стоять! – закричал Бархус и, вскинув своё помповое ружьё, начал стрелять по ничего не подозревавшему гиганту.

Одна пуля достигла своей цели, пробив навылет правое перепончатое крыло, чудом не задев кость. Жгучая боль моментально охладила беспечную голову ящера. Резко взмыв в небо, он, ещё не понимая, что произошло, повернул обратно. Прилетев к своей пещере, только тогда смог внимательно рассмотреть повреждённое крыло. Из раны текла кровь. Судорогой сводило мышцы. Немного отдышавшись, Зурастик приступил к самолечению. Своим длинным клювом он сжал разорванную плоть, насыщая её слюной. Постепенно кровотечение прекратилось, и боль стала затихать. Теперь пришло время всё здраво обдумать и взвесить. Инстинкт самосохранения спас его от неминуемой гибели. Но желание отомстить злому карлику не покидало его. В голове даже начал зреть план этой мести.

Когда дракон исчез, Бархус приказал Мухатару разыскать своих беглецов. Вскоре, те, с опаской поглядывая на небо, вышли из ближайшего леса. Как побитые собаки, они подошли к горе. Капитан катера, боясь гнева коротышки, сам начал стыдить и ругать их, не подбирая мягких выражений. Пираты, опустив головы, как нашкодившие мальчишки, переминаясь с ноги на ногу, стояли молча. Им было нечего сказать в своё оправдание. Закончив словесный разнос, Мухатар велел продолжить работу. В этот день они больше не посмели вернуться к злополучной горе, оставшись на ночлег у своего катера. Но и во сне их продолжали мучить кошмары.

Начало темнеть, когда Джек услышал отдалённые оружейные выстрелы со стороны моря, так как на открытой воде, как и в горах, звук распространяется на очень большое расстояние.

– Том, ты слышал? – обратился он к подошедшему другу.

– Все слышали, не ты один. Жена даже решила, что разбойники опять возобновили атаку, только с другой стороны острова. Похоже, липовый бизнесмен перебрался на второй остров, а не уплыл совсем, как мы считали, и теперь ворует серебряный песок с горы дракона.

– Но там, же наш Зубастик! Что будет с ним, если бандиты обнаружат его? Я считаю, нам следует посетить остров и убедиться, что с ним ничего плохого не произошло.

– Ты прав. Но сначала давай всё обсудим с нашими жёнами и Егозой. У нас нет подходящего оружия в случае нападения грабителей.

– Том, может попросить у старейшин племени на время пистолет инопланетянина?

– Я как раз об этом и подумал сейчас, говоря про Егозу. Пошли к ней.

Любящая Джека обезьянка находилась в своей пещере. Когда друзья постучались в дверь её комнаты, та не заставила себя долго ждать, а сразу выглянув, предложила войти. В двух словах Том объяснил ей цель визита и просьбы, с которой они пришли. Не размышляя, Егоза велела одному из охранников, постоянно дежуривших у входа, разыскать вождя. Через некоторое время он вошёл в комнату хозяйки.

– Вождь, те плохие люди, которые с утра перебили ваших акул, пытаясь проникнуть в бухту, сейчас грабят серебряный песок с горы дракона на другом острове. У нас есть опасения за судьбу друга живущего там, хоть тот и является его потомком. Егоза, возможно, вам уже рассказывала о нём. Это летающий ящер. Мы растили и воспитывали его с самого рождения. И он нам очень дорог. Сейчас ему угрожает реальная опасность, и мы хотели бы убедиться, что он жив и здоров, но для этого нам необходимо оружие праотца вашего народа. Только с помощью него можно, в случае нападения, поразить с большого расстояния злодеев. После выполнения этой миссии мы гарантируем вернуть пистолет племени. Прошу донести нашу просьбу совету старейшин, – закончил свою речь Том.

– Когда вы собираетесь плыть на тот остров? – задал уместный вопрос вождь.

– Завтра на рассвете, пока бандиты ещё будут спать.

– Хорошо, думаю я смогу убедить совет! – утвердительно заявил тот и ушёл.

Вернувшись к своим жёнам, друзья рассказали им о своём намерении отправиться завтра на другой остров, умышленно умолчав о пиратах и тайном разговоре с вождём, так как боялись, что те начнут переживать и до утра не заснут.

Когда огромная чёрная птица – ночь, раскинув свои крылья, усыпанные звёздным конфетти, опустилась на остров, состоялось закрытое заседание совета старейшин. Им предстояло решить брать или нет на себя огромную ответственность – довериться людям, вручив им многовековую святыню, которая до этого дня ни разу не покидала подземелье. Это была нелёгкая задача. Только к четырём часам ночи, взвесив все за и против, совет решил удовлетворить просьбу людей, передав им смертоносное оружие, при условии, что Егоза отправится вместе с ними и лично проконтролирует исполнение последними своего обещания.

Глава № 7. «Зубастик в опасности»

Предрассветный туман полностью окутал береговую линию острова так, что в двух шагах ничего не было видно. На катере Тома все звуковые и световые приборы были отключены. Даже мотор работал на самых малых оборотах. Такая мера предосторожности была необходима, чтобы пираты с другого острова не услышали их. Обезьянка Егоза по поручению совета старейшин племени передала Джеку ценную вещь – лазерный пистолет своих далёких предков. Он стрелял очень тонким, сильным и, почти невидимым, лучом света. Эффект был грандиозным. Взмахом руки, словно волшебной палочкой, Джек своим огненным пучком, вырвавшимся из ствола пистолета, как бритвой, пополам разрезал толстый ствол дерева.

– Это невероятно! – только и смогли хором произнести Настя с Дианой, а Том добавил:

– Поосторожней с ним. Мы ещё не знаем всех его возможностей.

Сначала плыли вдоль берега острова племени «МакакАдамов». Когда он закончился, повернули в левую сторону и медленно пошли в направлении другого острова, огибая его с противоположной стороны относительно предполагаемой стоянки бандитов. Светало. Туман постепенно рассеивался. Вскоре можно было разглядеть очертания берега. Подойдя к скалистой бухте, к тому самому месту, куда много лет назад их вынесли волны после шторма и кораблекрушения, у Тома с Джеком моментально на глаза навернулись слёзы. В памяти сразу всплыли картины жизни на необитаемом острове. Появилось сильное желание припасть к земле, расцеловать золотой песок, на котором они когда-то провели первую ночь. Взяв на руки Егозу, Джек по мостику спустился на берег. Следом сошли остальные. За много лет разлуки в скалистой бухте ничего не изменилось. Только причал, у которого в ожидании отплытия, раньше стоял их корабль, смыло волной. По горной, извилистой тропке они стали подниматься вверх к пещере. Вход, как и раньше, оказался заросшим бамбуковыми деревьями. В средневековом жилище было относительно чисто. На стенах висели арбалеты, луки, колчаны со стрелами, изготовленные когда-то руками отважных друзей. Кровати тоже стояли на своих местах, только из одеял и подушек было свито подобие гнезда.

– Зубастик постарался, – высказал своё предположение Джек.

Настя, словно находясь в музее, ходила по комнате и разглядывая нехитрое, самодельное оружие мужчин, шкуры убитых ими животных, одежду, бережно прикасалась ко всему рукой. Затем они вышли на улицу. Бескрайнее плато было сплошь застроено различными деревянными постройками. Здесь имелись амбары для хранения зерна, загоны для скота, птичники, пилорама, напоминающая мельницу, сараи с сельскохозяйственной техникой. А за ними тянулись поля, местами поросшие молодыми побегами пшеницы. Вероятно, упавшие когда-то в почву зёрна, теперь из года в год давали урожай самосевом. Настя и Диана уже знали из книжки Тома об их приключениях в детстве, и теперь им было вдвойне приятно увидеть всё своими глазами.

– А, где находится яйцехранилище доисторических ящеров? – не унималась Диана, – И, кстати, где же сам выкормыш?

Показав молодым женщинам пещеру, в которой они раньше выплавляли из серебряного песка необходимую домашнюю утварь, сам инкубатор, Джек стал звать Зубастика.

Матросы с катера их босса по имени Бархус, после тяжёлого сна, полного кошмаров, поднялись на палубу. Светило яркое солнце. Следом вышли и их предводители. Капитан, окинув собравшихся бойцов своим хмурым взглядом, отдал распоряжение взять оружие и снова отправляться за драгоценным песком. Озлобленные, даже не скрывая своего негативного отношения к Мухатару, пираты огрызнулись, но всё, же взяли пустые мешки и понуро побрели в сторону горы. Но только они подошли к лесу, как что-то огромное заслонило солнце, тенью пробежав по земле. В следующий момент на голову одного из разбойников свалился булыжник, раскроив ему череп. Оставшиеся в живых пираты хотели открыть огонь по воздушному противнику, но тот также внезапно, как и появился, исчез за кронами деревьев.

– Этот демон, вероятно, решил истребить нас окончательно! – ругаясь, выкрикнул вслед улетающему ящеру один из них.

– Да пошёл наш капитан со своим коротконогим боссом куда подальше! – вторил другой, – Им видите ли мало того песка, что мы принесли! Сами какао, небось, пьют на катере, а мы тут жизнью рискуем. Да и не по справедливости делёж добычи происходит. Мы корячимся, носим на себе, как ишаки, а они только жар руками загребают! Теперь без Майкла нас четверо стало. Вот на всех и делить надо, поровну! По одной четверти на брата.

– Ты, что, Гнус, зачем Майкла-то обижаешь? Он разве виноват, что камень словил? Не он, так его семья должна свою долю получить. На пятерых делить надо. Однозначно!

– Не кипятись! На пятерых, так на пятерых. Всё лучше, чем одну десятую получить. Давай вернёмся и заявим свои требования.

– Да, за такой ультиматум Мухатар тебе кишки выпустит!

– Пусть только попробует! Я ему тогда так отвечу – мало не покажется! А, что если нам поступить по-другому. Давай у них оружие отберём, затем свяжем и на острове оставим.

– Ты предлагаешь катер захватить со всем добром?

– Ну, да! Что, боишься? Разделим серебро пополам и продадим в ближайшем порту. Зато заживём с размахом, по-человечески. Не придётся больше на других ишачить.

– Красивую перспективу нарисовал! Всё обмозговать бы надо.

– Что тут думать! Соглашайся! Вернёмся. Майкла покажем, а когда они с катера сойдут, тут мы их голубчиков и припрём к стеночке! Скажем: Всё, кранты! Власть поменялась! Чешите, куда хотите на все четыре стороны подобру-поздорову!

– Ладно, уговорил! Берём Майкла и понесли!

На катере Бахруса шла беседа. В основном говорил хозяин судна, а другой только поддакивал.

– Не нравятся мне твои бойцы, ох, не нравятся. Замышляют что-то. Не иначе! Ты обратил внимание, как они перед уходом смотрели на нас, словно молнии пускали. А вчера, на горе, что устроили – побросали мешки и в кусты драпанули! Трусы! От таких помощничков чего угодно ожидать можно. А самое страшное то, что разболтать могут о серебряной горе! Надо что-то решать и немедленно!

– Босс, я в принципе согласен с вами, но в чём тогда моя выгода будет?

– А в том, что тебе их доля достанется! Поделим поровну – тебе пятьдесят и мне пятьдесят процентов! Вот и вся арифметика!

– Если так, то я, я, я…! Знаете, что я с ними сделаю – в порошок сотру!

– Ну, что, по рукам?

– Да, босс, спасибо!

– Ты, когда парни возвращаться будут, в кустах их подкарауль незаметно и… Вообщем, сам знаешь, что делать с ними, не маленький. Пока их не будет часа четыре, давай поищем крылатого монстра. Он живёт где-то на той стороне острова. За его голову любой археологический музей мира отвалит мне кругленькую сумму и не малую. Отчаливай!

Зубастик не заставил себя долго ждать. Размахивая пятиметровыми крыльями, словно огромная летучая мышь, только с клювом, как у цапли, он возвращался домой. На душе у него стало немного легче. Один из грабителей им был повергнут. Подлетая к пещере, он услышал до боли знакомый голос человека, которого он так давно мечтал увидеть. Джек заметно изменился внешне. Он подрос, возмужал, но улыбка и блеск любимых голубоватых глаз остались прежними. Вспомнив детство, то, как Джек учил его летать и ловить рыбу, словно желторотый птенчик, боявшийся упасть, Зубастик сильно захлопал крыльями и устремился в его объятия. Если бы в этот момент его спросили, что такое счастье, он не задумываясь, ответил бы – счастье, это когда вновь обретаешь друга. Кем он был на самом деле для него: отцом, матерью или просто человеком, не имело значения. Главное, что он всем сердцем любил его. Том, Настя и Диана, не отрываясь, смотрели на эту картину. Женщины даже не смогли сдержать слёз радости, когда птеродактиль, приземлившись прямо на руки Джека и, что-то прокурлыкав по-своему, стал тереться клювом о его щёку. Словно маленький щенок, он прижимался грудью к нему и весь дрожал. Когда Джек, с трудом освободился из объятий питомца, все заметили и на его лице слёзы. Затем к Зубастику подбежала и Егоза. Она стала гладить его своей лапкой по голове и заглядывать в глаза. Он и её узнал, и Тома, стоявшего с чужими людьми. Но ненависти к этим представителям человеческого рода у него не было. Друзья Тома и Джека – теперь стали и его друзьями. Диана первая осмелев, решилась подойти к мужу. Джек наклонился к уху Зубастика и официально произнёс:

– Познакомься, это моя супруга. Прошу любить и жаловать.

Птеродактиль недоверчиво посмотрел на слегка оторопевшую женщину, пытавшуюся улыбнуться и широко расправив крылья, словно объятья, захлопал ими в знак доброго расположения духа. В этот момент Диана заметила рану на его крыле.

– Джек, посмотри! В Зубастика кто-то стрелял!

Теперь и он обратил внимание на подбитое крыло. Кто это мог сделать, было и без слов понятно – всё те же бандиты.

– Том, сбегай-ка на катер за аптечкой. Нашего питомца лечить будем!

Когда Том вернулся, Диана обработала ранку перекисью водорода и с двух сторон заклеила пластырем. Только Настя не принимала в этом участие. Ей было не пересилить себя, чтобы вот так быстро решиться подойти к страшному ящеру. С моря раздался отдалённый шум мотора, который постепенно, по мере приближения к скалистой бухте, нарастал. Всеобщее беспокойство передалось и Зубастику. Он взмахнул крыльями и, перелетев на скалу, с которой в детстве Джек учил его летать, словно горный орёл, втянув шею в плечи, принял угрожающий вид. Катер остановился в пяти метрах от берега. На палубу вышли сразу двое мужчин с автоматическим оружием. Одного они узнали. Это был бизнесмен в кавычках. Второй, коренастый, полноватый мужчина пиратской наружности. Начал вести переговоры Бархус:

– Том! Джек! Спускайтесь на берег! Разговор есть!

– Нам и отсюда вас хорошо слышно! Что хотели? – отозвался Том.

– Я вижу, с вами находится крылатый ящер, который вчера напал на нас! Отдайте нам его! И тогда мы разрешим вам беспрепятственно покинуть остров, без угрозы для жизни! С вами женщины! Подумай о них, Том! В противном случае мы потопим ваш катер!

Стоявший рядом Мухатар, вскинул свой пистолет-пулемёт «Узи» и зашептал:

– Босс, давайте я для пущей острастки пальну один разок?

– Только не задень никого, – ответил тот.

Прогремел одиночный выстрел. Птицы, мирно сидевшие на ветках кустов и деревьев, моментально вспорхнули и улетели прочь.

– Вы, что хотели нас этим напугать? – вызывающе выкрикнул Джек, – А теперь обратите внимание вон на ту скалу, что справа от вас!

Он направил свой лазерный пистолет в том направлении и нажал на красную кнопку. Тонкий, почти невидимый луч, вырвавшийся из ствола, коснулся каменной громадины. Ещё секунда и скала раскололась на две половинки.

Стотонные глыбы рухнули в воду, окатив напуганных грабителей фонтаном из брызг.

– Ё – моё! – только и смог сказать озадаченный Бархус, – Запускай скорей двигатель! Здесь нам больше ловить нечего!

С возвышенности было хорошо видно, как взревел мотор пиратского катера и, прячась за скалы, он стал «удирать» вдоль берега в обратном направлении.

– Ура! – радостно воскликнула Настя, – Мы победили!

Два бойца, нёсшие тело погибшего друга, ещё издали обнаружили отсутствие катера босса. Ни его, ни капитана судна нигде видно не было.

– Вот псы жадные, заграбастали серебро и свалили! – возмутился один из них.

– Так, что же теперь нам здесь целый век куковать придётся? – произнёс второй.

– Давай раньше времени не будем пороть горячку! Может, вернутся ещё за нами?! А мы пока подготовимся к их встрече! Чур, стрелять на поражение только когда они сойдут на берег. Иначе можно ненароком катер повредить!

Через час, ожидавшие в засаде бандиты, заметили приближающийся катер. Пришвартовавшись на прежнее место, капитан закрепил канат на берегу и направился в сторону ближайших кустов. Коротышки видно не было.

– Что делать-то будем? – спросил один пират другого.

– Не знаю пока. Подождать бы надо. Хотя, вероятно, босс в каюте у себя отдыхает. С него и начнём. Тихо подкрадёмся и ножичком по горлу. А когда капитан вернётся, и его прикончим. Делов-то всех – раз плюнуть!

Выйдя из своего укрытия, два бунтовщика направились к катеру. Но, не успели они и двух шагов сделать, как им в спины вонзились две пули. Широко раскрыв глаза и предприняв попытку обернуться, они почувствовали, как другие пули стали разрывать их плоть. Последнее, что они успели заметить перед смертью, это была довольная улыбка Мухатара, стоявшего вблизи кустов. На палубе показался Бархус.

– Ну, что прикончил? А, где третий?

– Майкла они скорей всего сами укокошили. Вон его труп лежит среди камней. Босс, вы оказались правы насчёт бойцов. Если бы не я, они сто пудово попытались бы нас убить. И к бабке не ходи!

– Тогда наша совесть чиста! За что боролись, на то и напоролись! А песочек наш они приволокли?

– Нет. Мешки пустые валяются.

– Это плохо! Придётся нам самим теперь таскать. Спешить некуда. Ты, давай иди, а я здесь покараулю. А то мальчишки со своими жёнами нагрянут, чего доброго и катер продырявить могут своей пушкой!

Капитан посмотрел на босса, но ничего говорить не стал, решив для себя, что серебра действительно ещё мало. Прихватив один мешок, он пошёл в сторону горы дракона.

Глава № 8. «Приёмный сын – Серёженька»

Целый день друзья со своими жёнами находились на необитаемом острове. Они показали им места прежней охоты и рыбалки. Разрешили даже пострелять из лука и арбалета по неодушевлённым мишеням: деревянным банкам, бидонам, подносам и корытам. Рассказали из чего и как в детстве изготавливали с виду простое вооружение. Настя осмелела до такой степени, что устроила танцы с Зубастиком. Держа своего кавалера за когтистые пальчики крыльев, она кружилась вместе с ним в вальсе или подпрыгивала, громко хохоча, как маленькая девочка. Даже Егоза не удержалась и пустилась в пляс, в то время как Том с Джеком дружно хлопали в ладошки, задавая такт мелодии. Перед отплытием Настя попросила Тома показать ей гору дракона. Они забрались по канатной лестнице на самую высокую скалу, расположенную прямо над входом в пещеру, где с давних пор ещё оставалась сложенная для костра – маяка пирамида из сухих палок. Отсюда открывался замечательный вид на весь остров. Серебряная гора была хорошо видна. Она вся сверкала на солнце. Зрелище было великолепное. Следом на скалу поднялась и Диана, которая тоже не хотела упускать такой исключительной возможности – полюбоваться красотами девственной природы острова. Затем они попрощались с Зубастиком, сели в свой катер и тем же путём, что и ранним утром, поплыли к новому дому Егозы.

На душе у птеродактиля было неспокойно. С высоты птичьего полёта он проводил Тома, Джека и их подруг до другого острова. В нём боролись два чувства. Первое – безмерной любви и горечи от разлуки с друзьями, а второе – ненависти к их врагам. Сейчас он решил осмотреть свои владения, а заодно проверить, чем занимаются расхитители серебряного песка. Соблюдая меры предосторожности, с большого расстояния Зубастик облетел другую сторону острова. Всего он смог обнаружить двоих бандитов. Один – таскал мешки с его горы, а второй загорал на палубе катера. Куду делись остальные, он не знал. Поэтому решил ни на минуту не терять бдительности. Причинив боль ему, они могли поступить также с дорогими ему людьми. А он этого допустить никак не мог.

В бухте умных обезьян друзей уже ждали. Вероятно, бдительные часовые успели доложить руководителю племени о возвращении дорогих гостей. Егоза первым делом вернула вождю пистолет пришельцев из космоса. Он широко улыбнулся, принимая святыню, а затем пригласил всех отобедать с ним. Хотя Диана и горела большим желанием поскорей увидеть осиротевшего малыша, но отказаться было невозможно, так как иначе она своим поступком обидела бы гостеприимного хозяина.

Как только она вышла из-за стола, первым делом уговорила Егозу отвести её в деревенский посёлок. Мальчуган сначала не хотел позволять незнакомой тёте гладить себя по русой голове, но постепенно оттаял душой. Когда детский испуг у него окончательно прошёл, Диана взяла его на руки и стала кружить по комнате, глядя, как малыш заливается от смеха. Первый шаг в их отношениях был сделан – они подружились. Егоза о чём-то переговорила с приёмной бабкой – обезьяной, на воспитании которой находился человеческий детёныш и, решив все формальности, сказала ожидавшей в волнении молодой женщине: «Поздравляю! Теперь этот ребёнок ваш!» В это мгновение Диана была готова расцеловать и Егозу, и малыша, и весь-весь обезьяний род. Прижав к своей груди, она понесла кроху показывать мужу. Джек встретил их у входа в пещеру. Обняв жену, он поцеловал её, а затем и приёмного сына. На удивление всем, малыш не стал отстраняться от конопатого дяди и даже позволил подержать себя на руках. Семейный союз состоялся. Теперь их было трое. Сына назвали Сергеем. Настояла жена, пояснив, что ей, после частых бесед с Настей, стали нравиться русские имена. Джек возражать не стал: «Сергей, так Сергей», – произнёс он, – «Главное вырастить и воспитать его настоящим человеком!» Тут, обратив внимание на золотой медальон, который висел на шее малыша, он спросил:

– А, это откуда у него?

– Егоза сказала – от его настоящей матери остался. На нём нарисована какая-то птичка и снизу стоят инициалы «Е.П.» Может это первые буквы её имени и фамилии?

– Возможно. Возможно, – пробубнил Джек, разглядывая витиеватый узор, – А изображённая жар-птица, это, скорее всего, семейный или, как раньше любили называть – родовой герб. Интересно будет почитать книги по геральдике. Может, что и прояснится? Том говорил у них в редакции шикарная библиотека. Надо будет заглянуть к нему по возвращении из путешествия.

– Джек, а как мы будем регистрировать нашего приёмного сына? Ведь, первым делом спросят – откуда он у нас взялся?

– Скажем – наш ребёнок и точка! Пусть докажут, что это не так! Или, к примеру, заявим, что это твой сын. Ведь, ты могла его, при желании, родить в шестнадцать лет? Теоретически могла! Тем более твой отец постоянно ходил в плаванье, редко бывал дома. Вот ты, родив его, с лёгкой руки бабки-повитухи, затем, испугавшись родительского гнева, и отдала временно, до достижения тобой совершеннолетия и вступления в законный брак, своей дальней родственнице, у которой он и находился до последнего времени. А потом всё рассказала мужу, то есть мне, так как сильно любила малютку и не мыслила дальнейшей жизни в разлуке с ней. Я на суде все твои слова подтвержу. Будь уверена! Если потребуется, и родственницу найдём. У тебя наверняка одна такая – понятливая найдётся?

– Этих тётушек в Англии пруд – пруди. Им-то какая разница? Я взрослая уже – мне и решать! Думаю, договоримся по-родственному.

– В свидетели можно и Тома с Настей взять, не помешают. А о медальоне будем пока молчать. Договорились?

– Договорились. Ты меня обнадёжил. Теперь буду спать спокойно, любимый. Серёженька ещё маленький и глупенький, а когда подрастёт, тогда и видно будет – говорить ему или нет об истории его рождения. Ещё раз – спасибо тебе мой дорогой! Ты самый лучший человек на свете!

Спать малыша положили на соседнюю кровать, чтобы, в случае чего, можно было успокоить или просто укрыть его одеялом из шкур. Диана, постоянно прислушиваясь к монотонному сопению сына, ещё долго ворочалась, пытаясь заснуть. «Теперь я стала матерью», – думала она про себя и представляла, каким он вырастит большим, сильным и красивым богатырём. Постепенно мечты перенесли её в страну волшебных грёз. И она, как и малыш, сладко засопела, смешно пошмыгивая во сне носом. С этого момента и до самого утра её счастливая, лучезарная улыбка больше не покидала нежно-розовых губ.

Бархус нежился на солнышке. Настроение было великолепное. Полдела было сделано – ненужные свидетели устранены. Остался один – Мухатар. «Им я займусь позже!» – решил он, – «Пусть ещё немного потрудится для меня! Он старый вояка, но доверчивый и наивный. Думает, я его компаньоном своим сделаю. Не дождётся! Гусь свинье не товарищ! Я кучу денег потратил на агентов, подкуп влиятельных лиц, спутниковое оборудование, быстроходный катер и на него самого. Да, кстати, надо проверить, как работает прибор слежения». Спустившись в свою каюту, он настроил его. Координаты соответствовали второму острову. «Это хорошо», – подумал он, – «Значит, с их стороны в ближайшее время ожидать опасности не стоит!» Эта новость ещё больше подняло ему и без того хорошее настроение. Решив расслабиться, Бархус налил себе бокал коньяка и, попивая его, не заметил, как и заснул.

Огромной силы удар содрогнул всё судно. Вскочив, как ошпаренный, Бархус протёр сонные глаза. В двух шагах от него в полу зияла дыра. Вращая головой на все триста шестьдесят градусов, он пристально осмотрел округу, пытаясь обнаружить таинственного противника. Но такого видно не было. Всё дело в том, что как только Зубастик совершил прицельную бомбардировку, он сразу нырнул в воду. Проплыв около двадцати метров, до скал, выбрался на берег и спрятался в кустах. Вскоре вернулся его помощник с полным мешком серебра. Вид у Мухатара был измождённый. Сказывался возраст. По лицу тёк пот, от которого целиком промокла и его холщовая рубашка.

– Тебя, как за смертью посылать! Я тут один воюю с монстрами не весть, откуда взявшимися, а ты прохлаждаешься где-то, – соврал он, – Что так долго?

– Так путь же до горы и обратно не близкий. Да и боязно одному по джунглям болтаться. Неравён час, нападёт кто, а у меня руки заняты! Говорил же вам, вверх по течению реки подниматься надо было. Не послушали. Теперь на себе таскать приходится. А с катером-то что? Е-моё! Кто же это натворил?

– Я уже говорил тебе – монстры напали! Посмотри, что можно сделать. С такой пробоиной выходить в море опасно – может залить водой. А я пока серебро в трюм отнесу.

Им повезло. Повреждение оказалось не таким серьёзным, как вначале предположили. Здоровенный булыжник, пробив палубу, даже не задев несущие перегородки, упал прямо на мешки с драгоценным песком, саммортизировав о них. Предстояло только чем-то завольцевать разорванный лист, и произвести герметизацию швов. Этим и занялся капитан. Только к ночи он сумел закончить ремонт катера и пойти спать.

Когда Диана проснулась, то первым делом села у изголовья сына и стала любоваться им. Черты его лица во многом были схожи с чертами Джека. «Вот подрастёт Серёженька и тогда никто уже не усомнится в том, что это его, а точнее – их сын», – думала она, – «Он будет называть их мамой и папой. Но если что-то пойдёт не так, то в другой город переберемся. Ради сына, Джек и на берегу себе работу найдёт, пожертвовав карьерой. Я займусь воспитанием малыша. Проживём как-нибудь». Когда Джек проснулся, он поцеловал жену и сына, а потом заявил:

– Вчера Егоза предложила посетить местную достопримечательность – долину «Аква»

– И что в ней примечательного?

– Она сказала, что там много гейзеров. Из земли бьют фонтаны с горячей водой. Есть илистые и мыльные горки, с которых удобно скатываться. Имеются целебные источники. Давай заберем сына и все вместе отправимся туда.

– Это было здорово! Я так давно мечтала хорошо помыться!

Серёжа открыл глаза, улыбнулся, а затем пролепетал что-то нечленораздельное, обращаясь к Диане.

– Что он говорит? – спросила она.

– Без помощи Егозы нам пока будет трудно понять его язык. Пойду, схожу за ней.

Когда он привёл её, та внимательно выслушала малыша, а потом как засмеётся.

– Ваш сын писать захотел, а где туалет не знает. Вот и вся проблема! Придётся вам наш язык учить или наоборот его своему. Не расстраивайтесь, он смышлёный малыш, быстро научится. Главное больше разговаривать с ним на вашем языке и объяснять при помощи жестов. А сейчас я приглашаю вас на завтрак, после которого мы отправимся в небольшое путешествие.

Долина «Аква» находилась в двух километрах к востоку. Всю дорогу Джек нёс малыша на руках. Следом шли Том с Настей, Егоза и Диана. Вид был поразительный. Долина лежала у подножия двух холмов, как им показалось, с белой и чёрной глиной. На самом деле одна горка была мыльная, а вторая илистая. Ванночки располагались на разных уровнях, напоминающих ярусы. Кругом всё бурлило, клокотало. В воздух поднимались клубы пара. В некоторых, из воды били сероводородные источники. Имелись и грязевые ванны, но они располагались на относительно ровной поверхности. Обезьяний народ в большом количестве присутствовал здесь. Одни, погрузившись по самую голову в жидкую массу, просто лежали. Другие с весёлым гиканьем скатывались с мыльной горки в чистую воду. Диана взяла у мужа Серёжу и вместе с ним тоже стала кататься с горки. Остальные, включая Егозу, устроились в грязевую ванночку. Обмазавшись лечебной глиной, они стали похожи на других обитателей острова. День пролетел незаметно. Накупавшись и изрядно проголодавшись, но счастливые, супружеские пары вернулись в пещеру. Вечером, на семейном совете было принято решение собираться в обратную дорогу. «В гостях хорошо, а дома лучше», – высказал свою мысль Том, которую все поддержали.

Глава № 9. «Торжественные проводы друзей»

На катере Бархуса день начался с причитаний его «компаньона». Он никак не хотел один отправляться за серебряным песком.

– Босс, может, хватит его уже? А если бы мы на барже сюда приплыли, то и её пришлось бы целиком грузить? Давайте отвезём груз на материк, продадим, наберем новую команду или зафрахтуем большой корабль и вернёмся?

– Ты опять за своё? Да нельзя нам светиться, пойми! Утечка информации может произойти. Тогда плакали все наши денежки! Народец-то ушлый пошёл. Не успеешь оглянуться, а песочек-то тю-тю – уплыл уже! Сейчас нам никто не мешает, время есть, знай, таскай. Ну, хорошо – давай ещё на денёк здесь задержимся, а потом и двинем восвояси.

– Никто, говорите, не мешает? А летающий ящер? Дождётесь – потопит катер или не дай бог покалечит кого из нас!

– Не каркай! Накличешь ещё беду! Другого выхода нет – тебе таскать, а мне добро охранять! И хватит об этом! Меньше слов – больше дела! На том свете отдыхать будем! Такой шанс быстро разбогатеть один раз в жизни выпадает. Не стоит упускать его.

– Да я, что, против? Только хлопотное это дело – тяжёлое и опасное!

– А я тебя, между прочим, нанимал не баклуши бить, а работать!

Продолжая бурчать себе под нос, Мухатар всё же взял пустые мешки и отправился на гору дракона, не забыв прихватить и «Узи». Бархус же проводив его взглядом, недовольно покачал головой. Настроение капитана ему не понравилось. «Ладно», – решил он, – «Завтра с ним разберусь!»

Новость о том, что друзья со своими жёнами намерены покинуть остров, сильно огорчила Егозу. Её сердце разрывалось между соплеменниками и желанием отправиться вместе с Джеком. За много лет она сильно привязалась к нему и считала его самым лучшим и дорогим человеком на свете. Была ли это любовь или обычная привязанность она точно не знала. Но в том, что ей без Джека будет грустно и тоскливо – уверена на все сто процентов. Она старалась не подавать вида, как ей тяжело решиться сделать этот выбор. На душе скребли кошки. С понурой головой она оповестила совет старейшин об этом печальном известии. Все правители, понимая её душевное состояние, старались подбодрить её ласковым словом, жестом или обычным рукопожатием. Всё, что они могли для неё сделать, это достойно проводить гостей, устроив в их честь праздничный парад. От этой новости у обезьянки заблестели глаза, а на губах появилась улыбка. Она воспрянула духом и сама лично занялась организацией этого мероприятия.

Том с Джеком стали готовить катер к обратной дороге. Проверили наличие топлива в баках, снасти, работу мотора и бортового оборудования. Запаслись пресной водой. Вспомнив про радиомаяк, обнаруженный на судне, Джек спросил:

– А с ним-то, что делать будем? Может выбросить его к едрени фени и дело с концом?

– Нет, дружище, мы поступим по-другому! Ты помнишь, как пираты драпанули, увидев у нас оружие пришельцев?

– Конечно, помню. Только они стали улепётывать не от вида пистолета, а от его удачного применения.

– Пусть так. Но всё, же сильно испугались. Думаю, теперь они побоятся иметь дело с нами. А это значит, что не сунутся и на этот остров, решив, что мы ещё здесь. Лучше отдадим шпионскую штучку Егозе. В случае чего, она и сама придумает, как с ней распорядиться. К примеру, прицепит к плавнику акулы и выпустит её в океан, тем самым запутает следы нашего местоположения.

– Здорово! Так и представляю, как она будет водить их за нос. А те, израсходовав весь горючий запас, так ни с чем и уплывут, проклиная этот новомодный приборчик!

К полудню все приготовления по случаю отплытия друзей Егозы были завершены. Участники парада надели нарядные костюмы, разукрашенные павлиньими перьями. На груди у них красовались серебряные бронники. На лапах имелось подобие перчаток. Щиты и мечи, тоже были выкованы из чистого серебра. Некоторые воины держали в своих лапах луки, арбалеты, дубинки, булавы, топоры и магические посохи. Но самыми примечательными были ювелирные украшения в виде серьги в ухе, колец и ожерелий на шее. Все рыцари выстроились на поляне в две шеренги. Вождь племени поднял над головой свой меч, что-то громко скомандовал, и его воины начали маршировать, периодически перестраиваясь в колонны, совершая повороты то вправо, то влево. Присутствующие у поляны гости, включая наших героев, в течение целого часа наблюдали за их выступлением. Когда оно закончилось, председатель старейшин пригласил Тома и Джека выйти к нему. Произнеся пламенную речь полную хвалебных эпитетов в адрес друзей, он предложил им встать на одно колено и склонить головы. Выполнив его просьбу, стали ждать. Старейший правитель взял у вождя его меч и, два раза похлопав им по спинам молодых мужчин, разрешил подняться. Затем он продолжил свою речь:

– Отныне эти храбрые воины навсегда зачисляются в дружину племени МакакАдамов, так же, как и их дети, внуки и правнуки. От них и впредь не будет никаких секретов. Мы всегда рады видеть их у себя на острове. Это относится и к Диане с Настей. А сейчас разрешите преподнести вам священные пластинки с космического корабля прародителя островного народа, как символ нашей доброй воли, признательности и уважения ваших заслуг.

Вручив реликвию, старейшина обратился к вождю с какой-то просьбой. Тот подал команду своему войску, вновь перестроиться в две шеренги, только лицом друг к другу. Тому и Джеку было предложено пройти сквозь строй. Проходя мимо рыцарей, каждый из которых стал хлопать поочерёдно своей лапой по правому или левому плечу друзей, в знак того, что они принимают их в свою команду. После этой традиционной процедуры посвящения, все собравшиеся, включая воинов, расселись за праздничными столами, которые были густо уставлены различными блюдами из съестных деликатесов. После чревоугодия начались танцы у костра. До самой ночи народ не хотел расходиться и отпускать виновников торжества. Но всё хорошее когда-то заканчивается. И этот праздник тоже. Под ярким впечатлением от увиденного, многочисленных комплиментов и знаков внимания в их адрес, путешественники пошли спать. На завтра был назначен день их отплытия. Для себя Егоза уже всё решила – она остаётся со своим народом. «У Джека теперь есть о ком заботиться. В их семье появился сын – Серёженька, которому он и будет отныне дарить свою любовь. А она… Да, что она? Её место здесь и точка!» – думала про себя грустная любимица Джека, утирая слёзы.

Глава № 10. «Зубастик в гостях у племени МакакАдамов»

Зубастик нервничал. Вот уже два дня его друзья находились на обезьяньем острове, а бандиты всё грабили и грабили серебряный песок, не думая уплывать. С самого рождения он ни разу не бывал на том острове, боясь местных дикарей, которые при его приближении начинали громко кричать и кидаться палками. «Удивительный народ эти обезьяны», – думал он, – «Никуда с острова не выбираются, горланят песни, кормят акул и к Тому с Джеком хорошо относятся. Но почему тогда меня игнорируют? Что я им плохого сделал? Нет, раз обезьянам позволено быть друзьями с людьми, то и он достоин, быть их другом! Пусть только посмеют прогнать меня, не дав увидеться с Джеком и его милой подружкой». Взмахнув своими большими и сильными крыльями, Зубастик поднялся в небо и полетел в сторону другого острова.

Весь прошлый день Мухатар пополнял серебряный запас на катере, каждый раз с опаской следя за небом. Поход до горы и обратно отнимал много времени, сил и нервов. Приходилось часто делать длительные остановки, чтобы перевести дух, отдохнуть и осмотреться. Иногда в небе он видел того монстра, которого ранил Бархус, но доисторический ящер ни разу не приблизился. «Караулит, наверное. Ждёт подходящего момента, чтобы напасть», – зло думал пират.

– Босс, отчаливать пора к дому! Вы обещали!

– Обещал! Но по дороге домой хочу ещё посетить другой остров.

– Но там, же акул полным-полно! Опасно!

– Верно! Но кто не рискует, тот не пьёт шампанское!

– Причём здесь шампанское?

– Это я к слову сказал. Поговорка такая есть. А смысл её сводится к тому, что кто всего боится, тот ничего от жизни и не получает. Сам посуди, боязливый ты мой, если пацаны со своими жёнами смогли попасть на остров, то и нам должно повезти! Чем мы-то хуже их? Вероятно, они смогли подкормить тех акул, вот они и пропустили их! Давай вместе сходим на охоту, подстрелим какую живность из джунглей – вот и завтрак будет акулам! Думаю, неспроста они задержались на том острове. Есть чем обогатиться там! Ты заметил, не сюда они изначально поплыли, а сразу на тот остров, хотя серебряная гора здесь находится. Какой из этого получается вывод – все основные сокровища там искать надо!

– Ну, если так, то можно и задержаться!

Прихватив помповое ружьё и пистолет-автомат пираты, оставив без присмотра катер, направились в лес.

Уже готовые к отплытию друзья перенесли на катер необходимые в дороге продукты питания и многочисленные подарки, когда ужасный вопль часового известил о приближении к острову какой-то опасности. Том и Джек, оставив своих милых жен, побежали к отвесной скале, граничащей с морем. С берега они увидели своего любимца. Он, широко расправив крылья, целенаправленно летел к ним.

– Вот кто их так сильно напугал! – сказал Джек, – «Надо предупредить вождя, чтобы не стреляли по Зубастику! Может, сходишь? А я здесь его подожду».

Том ушёл искать вождя. Вскоре послышались разноголосые команды – как по цепочке воины, охранявшие берег, извещали друг друга, чтобы те не «открывали огонь». Прибежала Егоза и, взяв Джека за руку, стала вместе с ним ждать прилёта друга. Он не заставил себя долго ждать. Приземлившись у самых ног, Зубастик сначала захлопал крыльями, а затем, уткнувшись длинным клювом в плечо, стал просить погладить его. Джек с удовольствием выполнил его просьбу, а затем, заглянув в его глаза, сказал:

– Друг ты мой сердечный, мне тоже жалко расставаться с тобой, но я человек и моё место среди людей. Мы скоро покинем этот остров, и может, больше никогда не вернёмся сюда. Увы, так устроена жизнь. Но я никогда тебя не забуду! И детям, и внукам своим буду рассказывать о тебе. Обещаю! А в том, что и ты сохранишь память обо мне, я уверен. Не грусти сильно. Здесь остаётся твоя подружка – Егоза. Если тебе будет грозить опасность, обратись к ней, к народу этого острова и они всегда придут к тебе на помощь. Смогут защитить, дать приют и тепло. Но и ты в свою очередь обещай не обижать и помогать соплеменникам Егозы. А сейчас я вместе с ней попробую познакомить тебя с их вождём и остальными членами племени. Что из этого получится, увидим.

По глазам Зубастика было видно, что он всё понял и готов к новой встрече. Егоза, заметив среди деревьев вождя, сразу подбежала к нему и стала что-то объяснять. Он был явно из храброго десятка, поэтому, только кивнув ей в ответ, не раздумывая, направился к Джеку. Дракон, о котором из поколения в поколение передавались страшные легенды, теперь стоял перед ним. Его необычный вид действительно внушал ужас. Но это было только первое впечатление. Когда Джек взял когтистые пальчики крыла своего питомца и вложил их в лохматую лапу богатыря, тот немного опешил, но дружеский жест, которым они часто и сами пользовались, растрогал его. Совершив рукопожатие, обезьяноподобный человек даже прослезился. Его душу переполняла радость и одновременно гордость за себя, за людей и своё племя. Он первый, кто зарыл топор войны и установил мир с легендарным драконом.

– Такой повод надо отметить! – утвердительно заявил он и предложил всем присутствующим следовать за ним.

Пришлось отложить отплытие на некоторое время. Джек понимал, что его присутствие Зубастику необходимо. Именно об этом он и мечтал, чтобы установились тёплые, дружеские отношения между обезьянами и птеродактилем.

Народ острова рукоплесканиями встретил нового друга племени. Серёженька, вырвавшись из рук новой мамы, подбежав к Джеку, спрятался за его спиной и оттуда теперь разглядывал крылатое чудище.

– Познакомься, это мой сын, – с улыбкой на лице, спокойно представил он малыша Зубастику.

Подняв на руки кроху, Джек взял его маленькую ручонку и нежно погладил ею по хохлатой голове ящера. Ему это явно понравилось и он, как и прежде, радостно захлопал своими кожистыми крыльями. Мальчуган резко отдёрнул свою руку и весь сжался от неожиданности.

– Успокойся, мой милый! Он просто играет с тобой. Не бойся!

Ласковый голос нового папы успокоил Сергея и он, спустившись с рук отца на землю, сам подошёл к Зубастику и смело погладил его по голове. Видя, что дракон проявляет радушие, не обижает даже малыша, жители острова один за другим стали подходить к нему и осторожно гладить во всем частям тела. Кто до чего смог дотянуться. Лес лап окружил слегка озадаченного таким приёмом Зубастика. Так, в сопровождении толпы, он и дошёл до заветной поляны, где уже накрывали стол.

– Ну, и горазды же обитатели острова, пиры устраивать! – сказала Настя, увидев всю эту процессию, и улыбнулась.

– А разве это плохо, когда народ такой гостеприимный? – спросил Том.

– Нет, конечно! Просто необычно как-то!

– Нам у них ещё многому учиться надо. Они живут, как одна семья, в дружбе и согласии. Если бы всё было иначе, они просто не смогли бы выжить в таком замкнутом пространстве.

– И то верно, дорогой. Ты как всегда прав. Вот и нам надо так жить – в любви и согласии до самой смерти.

– Так и будет, любимая.

Только к вечеру сильно попотев от блуждания по лесу, пиратам удалось, наконец, подстрелить жирного дикого кабана. Разрубив его на несколько частей и поместив по разным мешкам, всю добычу перенесли на катер. Здесь, на берегу, они развели костёр и поджарив одну ляжку, принялись ужинать.

– Завтра, на рассвете, поплывём на тот остров, – заявил Бархус, продолжая пережевывать вкусное мясо, – Только надо, как можно раньше проснуться, пока солнце не встанет. Иначе «туристы» могут помешать нам, осуществить наш план. Учти это! А так, глядишь, врасплох их возьмём.

– А вы уверены, что они ещё там?

– Конечно, уверен, – хмуря брови, возмутился Бархус, – Спутниковая система врать не будет. Против науки не попрёшь! Там, голубчики, там! Давай доедай скорей свою задницу и айда спать!

Глава № 11. «Прощание с островом»

До самого позднего вечера продолжалось пиршество в честь нового друга – Зубастика. Народ племени был готов скормить ему все запасы рыбы. Застолье закончилось традиционными танцами, только одежда некоторых островитян напоминала летающих ящеров. Во время театрализованного представления одни артисты изображали драконов, а другие – боязливых обезьян. Но в конце мнимого поединка и те и другие обнялись, хотя раньше драконы должны были погибнуть от лап храбрых воинов. Вероятно, изменения режиссуры произошли по ходу «пьесы». Итог – все остались довольны мирным окончанием поединка. Когда красно-оранжевое солнце одним краем коснулось горизонта, все зрители пошли провожать Зубастика. Это надо было видеть: с трудом переваливаясь с лапы на лапу, он шёл к берегу, а точнее нёс своё тяжёлое, сытое тело. Сколько точно килограмм рыбы съел за время пребывания на острове птеродактиль, осталось неизвестным. За столько лет одиночества, ему впервые стало по-настоящему хорошо на душе. Его полюбили те, кого он пренебрежительно называл дикарями. «Нет, они не дикари, а самые настоящие люди!», – думал он, оглядывая провожающих его. С трудом оторвавшись от земли, счастливый доисторический ящер полетел к себе домой, периодически оборачиваясь, чтобы ещё раз запечатлеть в памяти своих новых друзей. И даже ночью, в пещере, лёжа на кровати Джека, Зубастик увидел цветной сон, в котором нарядные артисты продолжали танцевать и гладить его по голове.

Утро нового дня сулило быть ветреным и дождливым. Тяжёлые, косматые тучи закрывали всё небо. Заметно похолодало. Заведя мотор катера, и отвязав канат, Мухатар направил судно в сторону другого острова. Его босс только встал и теперь занимался утренним моционом. Когда до входа в скалистый тоннель оставалось менее ста метров, капитан заглушил двигатель. Бархус поднялся на палубу с мешком разделанной свиной туши.

– Так, братцы-кролики, где вы прячетесь? Мухатар, подойди поближе к берегу! Похоже, акулы ещё спят!

Но только катер встал напротив прохода в скале, как первые хищницы начали атаковать пиратов.

– Что ты копаешься там, свинтус? Я, по-твоему, кормить акул буду? – закричал Бархус.

На палубу пыхтя, поднялся со злобной миной на лице капитан.

– Босс, зачем ругаетесь-то? У меня же не семь рук!

– Хватит болтать! Бери мешок и начинай кормить кровожадных тварей! Да, оставь же ты свой автомат, мешать только будет!

– Нет, господин, мне с ним спокойней! В случае чего и пальнуть могу по ним!

– Ну, дело твоё! Поступай, как знаешь!

Прожорливые морские хищницы нападали со всех сторон. Их чёрные плавники сновали из стороны в сторону, разрезая волны. Широкие, оскаленные морды с разгона ударялись в борт, сотрясая катер.

– Босс, мясо заканчивается! Ещё бы надо принести!

Бархус сходил за очередным мешком и передал его в руки бывшего главаря головорезов. Затем отойдя на метр, стал ждать, наблюдая за своим помощником. А тот, стоя на краю носовой части катера, раскидывал жирные куски свинины в разные стороны. В том месте, куда падали части убитого кабана, вода начинала бурлить. Как не странно, но голодные акулы не успокаивались, а с новой силой продолжали свои подводные атаки.

– Босс, акулы ещё свинины просят! – закричал взмыленный Мухатар.

– Свинины, говоришь? А ты на что?

С этими словами Бархус подскочил к не подозревавшему опасности капитану и пинком ноги в спину отправил его в море. Когда голова скрылась под водой, несколько акул устремилось в это место. Через некоторое время Мухатар, с искажённым от боли лицом, показался на поверхности и с мольбой в голосе, закричал:

– За что, господин? Дайте же скорей руку! Пожалуйста! Прошу вас!

На лице бизнесмена вспыхнула злая улыбка, напоминающая волчий оскал. Он стоял, держась за поручень, и продолжая ухмыляться, не проронил ни слова. Жгучая ненависть вспыхнула в глазах пирата. Осознав, что участь его решена, он направил ствол зажатого в руке пистолета-пулемёта в сторону катера и со словами: «Будь ты проклят!», – нажал на спусковой крючок. Не ожидавший от умирающего помощника такого прыти, Бархус даже не успел среагировать. Пулемётная очередь, прошив борт катера, только каким-то чудом не задела его. Быстро спустившись в кабину управления, Бархус трясущимися руками от пережитого страха запустил двигатель, и на большой скорости развернув судно, направил его подальше от острова. Его коварный план сработал! Последний свидетель из команды, знавший о серебряной горе, был ликвидирован.

С самого утра, как только часовые заметили приближение к их берегу чужого катера, воины племени МакакАдамов были подняты по тревоге. Разбуженные вождём Том и Джек первым делом дали команду закрыть проход в бухту, а затем из укрытия через бинокль стали следить за действиями противника. Была одна из тысячи вероятность, что пираты всё же попытаются штурмом взять неприступный остров, для обороны которого потребовалось настоящее оружие. Том вернулся к вождю и спросил его про лазерный пистолет.

– Нет, – ответил тот, – Пистолет находится в священной горе. Но я скажу, чтобы его принесли.

– Это было бы неплохо, – ответил Том и вернулся к Джеку.

На их глазах ложный бизнесмен безжалостно убил одного из своих бандитов, отправив того на съедение акулам.

– Живут по волчьим законам и погибают так же, – изрёк Джек.

– И не говори! Собакам собачья смерть! – добавил Том.

Только в пяти милях от берега Бархус заглушил двигатель катера и пошёл его осматривать. Спустившись в трюм, он сразу почувствовал запах дизельного топлива.

– Вот чёрт, бак пробил, поразит! Но ничего, пробки вставлю в отверстия.

Дальнейший осмотр показал, что солярки не хватит, чтобы добраться до материка. Настроение резко упало. Появилось желание выпить и заодно обдумать сложившуюся ситуацию. Ударив со злости кулаком по одной из перегородок, Бархус пошёл в свою каюту. Там он открыл начатую бутылку коньяка и стал пить, закусывая кислым лимоном.

Пулемётная очередь, прогремевшая со стороны острова обезьяноподобных людей, словно многократные раскаты грома, разбудила Зубастика, спавшего в своей пещере.

– Мои друзья в опасности! – была первая мысль, которая прозвучала в его мозгу. Невольно что-то защемило в сердце. Не раздумывая, он выбежал из своего жилища и, взмахнув крыльями, быстро поднялся в небо. Ещё издалека он заметил катер, напоминающий собой белую точку, быстро удаляющуюся от другого острова в направление открытого моря.

– От меня не уйдёте! Я вас и в океане достану! – решил птеродактиль, – Только бы успеть до призрачной стены!

На краю острова он спикировал, схватил лапами увесистый булыжник и полетел дальше. Ему повезло. Катер сбавил ход и замер, покачиваясь на волнах. На палубе никого не было видно. Зависнув в воздухе, ящер стал ждать появления противника. Минуты бежали одна за другой, но ничего не происходило. Мышцы в лапах затекли. Силы стали покидать тело могучего ящера. В этот момент мотор катера взревел, и он стал набирать скорость. Тогда Зубастик решился на отчаянную попытку – спровоцировать пиратов выйти на палубу. Подлетев ближе, он разжал когти, выпустив из них камень. Булыжник с грохотом упал на крышу кабины, не пробив её.

Изрядно захмелевший бизнесмен, стоявший у штурвала, услышав шум, чертыхнулся про себя и, схватив помповое ружье, выскочил на палубу. Там-то его и поджидал Зубастик, спрятавшись на крыше рулевой кабины. Не успел Бархус поднять голову и осмотреться, как стальные когти ящера, впившись в его плечи, оторвали беспомощное тельце от пола и понесли в небо. Он неожиданности новозеландский бизнесмен выпустил своё ружье, и оно полетело в море. Через некоторое время и он сам последовал туда же. Вынырнув из воды, Бархус увидел, что летающий ящер удаляется вслед медленно уплывающего катера. Всю хмель, как рукой сняло. Один, в открытом океане, кишащем акулами, он теперь представлял собою хороший завтрак для них. Единственная надежда на спасение – доплыть до того острова, где остановились путешественники и уговорить их взять его с собой. Скинув тесный пиджак и ботинки, Бархус поплыл в обратную сторону.

Когда опасность нападения пиратов миновала, Джек, объяснив вождю племени МакакАдамов, как стреляет пистолет его предка, сразу пошёл помогать жене и сыну переносить вещи на катер. Сборы не заняли много времени. Перед самым отплытием, Том стал звать попугая Кешу, но тот так и не прилетел.

– Его родина здесь, дорогой! Думаю, не стоит за него волноваться, – сказала Диана мужу, – В городской квартире он скоро зачахнет от скуки и безделья. Пусть остаток своей жизни Кеша проведёт на свободе.

– Хорошо, любимая. Ему и правда будет лучше на острове. Это я так, попрощаться хотел.

Мордашка Егозы и в особенности её глаза все были красными от слёз. Вторую ночь она не могла уснуть, зная, что её любимый Джек скоро покинет остров. «Пусть ему всегда сопутствует удача!» – думала она, – «Пусть любовь к Диане крепнет с каждым прожитым днём! Я желаю, чтобы и их приёмный сын – Серёженька вырос хорошим, добрым мальчиком, похожим на отца!» В глубине своей души она верила, что однажды она снова увидит Джека. Но когда это произойдёт, она не знала.

Когда все путешественники зашли на борт катера, провожавшие их жители острова стали громко кричать, махать лапами и причитать. Таким образом, они выражали своё горе по поводу разлуки с дорогими гостями. Диана и Настя даже прослезились от переполнивших их души чувств признательности и грусти. Баррикаду, перекрывавшую с утра выход из бухты в море, открыли. Взревел мотор и катер отправился в обратный путь.

Глава № 12. «Возвращение домой»

Майкл открыл глаза. Сильно болела голова, просто раскалывалась. Чувствовалась слабость во всём теле. Сколько дней он находился без сознания, в коме, было не известно. До коликов в животе хотелось кушать, а особенно пить. «Что же со мной произошло?» – подумал он, – «Почему я здесь, один?» Память постепенно возвращалась к нему. В мозгу стали всплывать различные картинки из прошлого: гора из чистого серебра, дракон с длинным клювом и катер. «Мы находились на необитаемом острове», – вспомнил он, – «А потом кто-то огрел меня по голове. Но, кто? И чем? Мы на остров приплыли в составе команды. Мухатар был нашим главарём. Так, где же все? И, где тот карлик, который нанял нас на эту работу? Ничего не понимаю!». Он лежал в кустах. Всё лицо было в запёкшейся крови. С трудом приподняв голову, раненый осмотрелся. Тут же его взгляд наткнулся на прежних своих друзей – пиратов, тела которых теперь источали неприятный трупный запах. «Е-моё! Кто же это вас, бедолаги?», – только и смог произнести удивлённый и, одновременно, огорчённый Майкл. С Гнусом прошло всё его детство и затем, после армии и тюрьмы, где он отбывал срок за групповое разбойное нападение, их дорожки вновь пересеклись. Оба мечтали быстро разбогатеть и поэтому, случайно познакомившись в таверне с Мухатаром, сразу откликнулись на его предложение – заняться пиратской работёнкой. Не раз они попадали в различные передряги, но судьба всегда была благосклонна к ним. А теперь его друга – Гнуса не стало. Встав на ноги и мысленно простившись с боевыми товарищами, он, пошатываясь, пошёл в сторону морского берега, где раньше был пришвартован их катер. На песке, буквально в пяти метрах от воды, находился остывший костёр. Рядом валялись кости с небольшим количеством жареного мяса животного. Припав к земле, пират стал жадно обгладывать их. Немного насытившись, сел на камень и задумался. Головная боль не прекращалась. «Во, влип!» – размышлял он, – «И что теперь делать, ума не приложу? Даже обычного ножа с собой нет, не говоря про огнестрельное оружие. Как можно выжить в таких условиях?» Слёзы сами собой потекли из глаз. Беззащитный и беспомощный Майкл продолжал сидеть, держась за голову. Хмурое небо навевало только грустные мысли. Со стороны моря, вдруг, донёсся шум мотора. Внезапная радость охватила всё его тело. Вскочив на ноги и забыв про боль, он стал вглядываться вдаль, в надежде разглядеть катер, а вместе с ним – единственную надежду на спасение. Но с каждой минутой эта надежда всё больше и больше угасала. Рокот от работающего двигателя постепенно затих. Катер – невидимка так и затерялся в морской пучине, приведя душу одинокого пирата в сильное смятение. Майкл не мог знать, что на том катере уплывал их недавний босс – Бархус и, что из команды пиратов только он один остался в живых.

Когда миновали инопланетную защитную стену – границу, находившуюся посреди моря, резко усилился ветер. Свинцовые облака низко нависали над неспокойными волнами. Казалось, что они попали в другое измерение. Такое моментальное изменение погоды было необычным. Все путешественники, за исключением Тома, который вёл судно, находились в своих каютах. Диана с Джеком обучали своего приёмного сына французскому языку при помощи журнала мод. У них просто не было необходимой для его возраста детской книжки с цветными картинками. Малыш, как и предупреждала Егоза, оказался очень смышлёным. Он водил своим тоненьким пальчиком по нарисованным вещам и громко повторял за мамой слова: «Блуз-ка, юб-ка, коф-та». Было видно, что это занятие, напоминавшее игру, ему очень нравилось. Вскоре Сергей уже самостоятельно перелистывал листики и по памяти повторял заученные названия предметов одежды.

В каюте напротив лёжа на койке, Настя тоже занималась чтением, только любовного романа, который ей подарил отец, перед самым отплытием. Он знал её пристрастие к литературе такого плана, где, как в сказке, обычная, простая девушка влюблялась в богатого принца и, в конце концов, удачно выходила за него замуж. «Что может быть прекраснее этого?» – думала она, – «Когда два любящих сердца находят друг друга и никакие жизненные преграды им не страшны. Совсем, как у нас с Томом! Разве могла я в тот день, отправляясь с родителями на открытие нового Дома книг предположить, что именно в нём встречу свою судьбу, моего дорогого Тома!? Нет, конечно! Всё произошло, как в сказке!» Её сердце переполняла любовь и признательность к мужу. Именно с ним она почувствовала себя настоящей, любящей женщиной. И только от него теперь мечтала иметь детей. Морская качка усиливалась. Появились первые позывы тошноты. Чтобы как-то развеяться, Настя решила навестить мужа. Том, стоя у рулевого колеса, полностью был поглощён управлением катера. Даже, когда Настя тихо зашла в кабину, не сразу заметил её.

– Дорогой, как ты здесь? – спросила она, и со спины обняв плечи Тома, поцеловала его в щёку.

– Нормально. А как ты?

– Немного укачало. Читала книжку, но потом устали глаза, соскучилась, вот и пошла к тебе.

– Хочешь дам порулить?

– А можно?

– Пока никто не видит, можно. Да ты не волнуйся, я сзади тебя страховать буду.

Взяв штурвал в свои руки, Настя, расплывшись в довольной улыбке, стала внимательно вглядываться в линию горизонта. Через некоторое время там что-то заблестело. Привлечённая этим непонятным явлением, она обратила внимание мужа, спросив:

– Милый, посмотри, что там такое?

Том не сразу смог разглядеть странный надводный предмет, который периодически поблёскивал. Настя, вытянула руку, указав направление обзора пальцем.

– По очертаниям это катер, – сказал он, – Похоже, кто-то терпит бедствие, так как не выдерживает прямолинейный маршрут движения. Давай я пока порулю, а ты позови Джека. Хватит ему отдыхать!

Настя, не раздумывая, сразу сходила за другом мужа и вместе с ним вернулась. Джек не зря являлся капитаном. Одного беглого взгляда ему было достаточно, чтобы сходу определить марку, модель и владельцев данного катера.

– Пираты! – произнёс он всего одно слово.

Моментально в кабине наступила тишина. Все поняли, что впереди вражеское судно, от которого можно было ожидать всего чего угодно. Одно не укладывалось в голове, – какой пьяный штурман им сейчас управлял. Дальнейшие наблюдения привели к выводу, что судно неисправно и команда терпит бедствие. Морской устав в таких случаях предписывал капитанам других судов незамедлительно идти на помощь нуждающимся в спасении.

– Надо подойти поближе и подать сигнал ревуном, – высказал предложение Джек.

Никто не стал отговаривать его. Только Настя, прижавшись к мужу, тихо задрожала. Ей было страшно. Том обнял её за плечи и, поцеловав в лоб, сказал:

– Так надо, дорогая. Иначе мы поступить не можем.

Она глубоко вздохнула, на время, перестав дрожать, и ответила:

– Я понимаю, любимый, но ничего с собой не могу поделать. Поступай так, как тебе велит совесть.

Когда до другого катера оставалось всего метров пятьдесят, Джек подал гудок. С интервалом в пять секунд он повторил этот звуковой сигнал, но ему никто не ответил. Направив луч прожектора на капитанскую кабину, все увидели, что там никого нет.

– Странно, но где, же люди? – произнёс Джек, – Том, ничего не остаётся, как подвести наш катер вплотную к другому катеру, терпящему бедствие, и попытаться на ходу перебраться на него. Ты рули, а я пока схожу, надену спасательный жилет.

– Джек! – окликнул его друг.

– Что?

– Будь осторожен. И удачи тебе!

– Да, не волнуйся ты так за меня. Где наша не пропадала? – с улыбкой ответил тот, – Прорвёмся!

Когда Том, выровняв своё судно, приблизился к катеру пиратов, Джек ловко перепрыгнул с палубы на палубу и махнул рукой, что означало – всё, окей. Через некоторое время он заглушил двигатель и, вернувшись обратно на палубу, кинул Тому буксировочный трос. Только когда катера были сцеплены между собой, Джек приступил к осмотру вражеского плавсредства. Через десять минут он перепрыгнул на свой катер и пройдя в кабину управления, сказал:

– Там никого нет. Судно брошено. В трюме находится примерно сорок мешков со слитками серебра.

– Вот это новость! – заявил удивлённый Том, – Не оставлять же добро посреди океана?! Не ровен час, затонуть может, разбившись о скалы или подводные рифы. Теперь оно ничейное, а значит – наше!

– Я с тобой согласен, но считаю, что серебро надо поместить на хранение в банк, а если через год их владелец не объявится, то тогда разделим по-братски между собой.

– Дело говоришь! Мы ведь никого не грабили, а только нашли бесхозное добро! Тем более пираты незаконно, обманным путём вторглись на наш остров. Получается, что мы вернули себе ранее у нас же похищенное.

– Тогда уж лучше сказать не у нас, а у племени МакакАдамов или, если быть абсолютно точным, – у представителя доисторических ящеров, Зубастика! Ты со мной согласен?

– Безусловно, Джек! Пойдём, расскажем эту хорошую новость нашим жёнам, а затем поплывём дальше к дому.

Бархус, практически обессиленный от усталости, упорно продолжал грести. Морская соль разъедала глаза. Временами мутнело сознание. Мерещились громадные современные корабли. Он даже смог разглядеть матросов, которые с палубы махали ему руками, предлагая плыть к ним. А то, из воды на поверхность поднимались киты – убийцы и тогда страх сковывал всё его тело. Потеряв счёт времени, находясь в полусне, бывший вор – бизнесмен, окончательно потеряв надежду на спасение, перевернулся на спину и, расслабившись, полностью отдался морской стихии. Течение сразу подхватило его щуплое тело и понесло в сторону горизонта. Больше суток он находился в воде, пока благосклонные волны не сжалились над ним и не выбросили его в бессознательном состоянии на песочный берег, окружённый скалами. Утром воины племени МакакАдамов, охранявшие границы острова заметили его и, предварительно обыскав, перенесли в хижину крестьян. К нему также приставили сиделку, которой было поручено, незамедлительно сообщить Егозе, когда тот придёт в сознание. Мартышка и другие правители сразу признали в спасённой коротышке одного из пиратов, пытавшихся проникнуть на их остров. Ещё два дня горе-бизнесмен находился в коме. Когда он открыл глаза, сразу позвали Егозу. Бархуса бил озноб. Решив, что он попал к обезьянам – людоедам, стал, не переставая молиться и просить прощения у бога. Егоза, понимая его душевное состояние, улыбнулась, а затем нежным голосом сказала:

– Успокойтесь. Нас не надо бояться. Мы не причиним вам вреда.

– Где я? – спросил он дрожащим голосом через некоторое время.

– На острове племени МакакАдамов, – просто ответила та, – Куда вы безрезультатно пытались проникнуть с остальными своими людьми.

– Вот оно что! – в задумчивости произнёс бывший предводитель банды разбойников и добавил, – А тогда, где Том с Джеком и их жёны?

– Их нет. Вот уже три дня прошло, как они уплыли к себе домой.

– Что? Как уплыли? А как же я? Что теперь будет со мной? – запричитал убитый горем Бархус.

Слёзы ручьём потекли из его глаз. Сразу превратившись в дряхлого старика, он сидел на соломенной кровати и тихонько хныкать. Куда только делись все его прежние господские манеры и весь внешний лоск? На него было больно смотреть. Возникало только одно чувство к нему – чувство жалости.

Идя по берегу моря в одном и том же направлении, Майкл периодически заходил в лес, чтобы отыскать съедобные ягоды или коренья. За короткий срок, а минуло всего три дня с того момента, как он пришёл в себя после сильного сотрясения головного мозга, страшно одичал. Как зомби или травоядное животное, пробираясь через лианоподобные заросли и пробуя всё подряд на вкус, он сильно морщился, сплёвывал, но снова и снова продолжал поиски съедобной пищи. Инстинкт самосохранения заставлял его бороться до конца. Сильно исхудав и почернев от бессонных ночей, он потерял человеческий облик. К вечеру третьего дня он ползком взобрался по извилистой тропинке на широкое плато. На фоне заходящего за горизонт солнца перед ним возникло крылатое чудовище. Сознание начало мутнеть. Болела и сильно кружилась голова. Страха больше не было. Одно только желание поесть или умереть оставались живы в нём. Протянув измождённые руки к этому существу, Майкл прошептал: «Есть. Дай мне поесть, умоляю». Зубастик, а это был именно он, сначала хотел ударить своим мощным клювом непрошенного гостя, но когда заметил на его лице кровь, сразу осознал, какую боль испытывает этот представитель человечества и сжалился над ним. Быстро слетав к морю, птеродактиль выловил пару рыбёшек и вернулся обратно. Положив их на землю, отошёл в сторону. Словно голодный волк, мужчина набросился на сырое мясо и, отрывая большие куски зубами, стал, жадно есть. Насытившись рыбой, он обессиленный упал на землю и погрузился в сон. Зубастик принёс из пещеры одно одеяло и, накрыв им уснувшего бандита, тоже пошёл спать.

Глава № 13. «Счастливый конец истории»

В столичный порт города Антананариву республики Мадагаскар они прибыли около шестнадцати часов. Настя сразу позвонила своему отцу и попросила прислать несколько автомашин, а также вооружённую охрану для доставки ценного груза в центральный банк. Иван Петрович был очень обрадован прибытию дочери из свадебного путешествия и одновременно озадачен удивительной просьбой, с которой она обратилась. Поэтому, не раздумывая, спросил:

– Настёна, дорогая, вы, что клад нашли? Ха-ха-ха! Шучу! Зачем такие меры предосторожности?

– Папочка, миленький, сделай то, о чём я тебя прошу, а когда приедешь нас встречать, сам всё увидишь и поймешь, почему мы так беспокоимся.

– Ну, хорошо, доченька. Сейчас же свяжусь с банком и попрошу прислать в порт настоящую бронированную машину.

– Одной мало будет! Попроси не менее пяти и взвод охранников, а то несколько ходок делать придётся туда и обратно. Хорошо!?

– Ты меня ещё больше заинтриговала!

– Пойми, так надо! Это не телефонный разговор! Ну, постарайся! У тебя же большие связи!

– Уговорила! Уже звоню и выезжаю к вам! Целую! Ждите!

– И я тебя целую, папуля! До встречи!

Джек помог Диане с малышом сойти по мостику на берег, а затем перенёс и их вещи. Том остался на катере. В порту все были заняты своей работой. Докеры даже не обратили внимания на причалившее к пирсу судно. В это время суток здесь всегда было много народа. До окончания дневной рабочей смены оставалось ещё более четырёх часов. Через тридцать минут после звонка Насти, послышались первые сирены автомашин, а затем в порт въехали: автобус с вооружёнными людьми и пять броневиков. Старший офицер подал команду своим бойцам выставить оцепление по всему периметру, а сам направился к катеру. Том с Джеком его встретили и, проводив в трюм, показали мешки. Многое повидавший на своём веку служака и то был сильно удивлён наличием такого большого количества драгоценных слитков. У него даже челюсть отвисла. Он взял в руки один самородок и, повертев его у себя перед глазами, спросил:

– Неужели это серебро?

– Да, – спокойно ответил Том.

– Во всех мешках?

– Конечно.

– Но здесь, же денег не на один миллион!? Как вы только не побоялись морских пиратов?

У Тома так и вертелось на языке сказать, что это они и подарили нам, но он сдержался, ответив:

– Волков бояться, в лес не ходить! Шучу! В целях предосторожности, чтобы не привлекать лишнего внимания посторонних глаз. Кому в голову придёт мысль грабить обычный прогулочный катер?

– И то, верно! – в задумчивости, произнёс тот, – Но все равно вы сильно рисковали.

– Всё хорошо, что хорошо кончается, – улыбаясь, добавил Джек, – А теперь надо организовать перегрузку мешков с катера по машинам и доставку груза в банк.

Офицер вытянулся, как по стойке «смирно», отдав честь, ответил: «Есть!» и пошёл к своим подчинённым, всю дорогу поражаясь храбрости этих парней.

Вскоре подъехал отец Насти. Поздоровавшись со всеми путешественниками и обняв дочурку, он стал наблюдать за тем, как производилась загрузка мешков в бронированные машины, постоянно качая головой от удивления. Брошенный катер пиратов вместе с ключами Том затем передал сторожевой службе порта. Когда машины погрузили, все вместе поехали в банк для оформления необходимых документов. В этот же вечер, в доме Ивана Петровича собрались все без исключения близкие родственники. Приехали матери Тома и Джека, а также родители Дианы. Стив, целуя дочь, постоянно поднимал свой бокал, произнося один тост за другим по случаю успешного окончания морского путешествия. Все были довольны: и родители, и их дети, а особенно Серёжка, который впервые в жизни попробовал торт и мороженое. Диана с Настей похвастались драгоценными подарками ювелирной работы мастеров племени МакакАдамов. Рассказали про их обычаи и нравы, предусмотрительно скрыв историю о происхождении народа и их священной горе. Том тоже не удержался и показал подарок вождя племени – серебряный меч. Вспомнили и обезьянку – Егозу, попугая – Кешу, птеродактиля – Зубастика. Как они там без них? Все ли здоровы? Гости разошлись по домам, только когда часы пробили полночь.

Несмотря на все меры предосторожности, утечка информации всё же произошла. В утренних газетах, не принадлежащих отцу Насти, появились сообщения о прибытии в город инкогнито богатого бизнесмена с кучей денег, для перевозки которых потребовалось несколько грузовиков. Газетную «утку» подхватили горожане и вскоре по столице поползли различные, всё больше неправдоподобные, слухи.

После свадебного путешествия Настю так и продолжало подташнивать. Обеспокоенный её здоровьем, Том отвёз жену в поликлинику. Когда, после осмотра, она вышла от врача, на её лице сияла радостная улыбка. Том, ничего не понимая, в замешательстве спросил:

– Что случилось, любимая? Ты вся расцвела, как алая роза.

– Есть причина, дорогой, – продолжая улыбаться, произнесла Настя, – Поздравляю! У нас будет ребёнок!

– Что ты сказала? Повтори! – сам не свой от радости закричал счастливый Том.

– Ты скоро станешь отцом, глупенький мой!

Подняв жену на руки, он сначала стал кружить её, а затем страстно целовать в: губы, щёки, глаза, волосы. Настя смеялась, крепко обняв мужа за шею. Её звонкий смех ещё долго звучал на оживлённой улице. Прохожие оборачивались на них и ничего не понимая, продолжали спешить по своим делам.

Через положенный срок, Настя родила Тому красивую, пухленькую дочь, которую назвали Аней. Счастливые родители не могли наглядеться на своё чадо. Ножки обмывали вместе с семейством Джека. Их малышу, которого с большим трудом удалось отстоять в суде и усыновить, только исполнилось четыре года. Но, несмотря на столь незначительный возраст, Серёжа уже мог бегло читать и немного писать.

Далеко в Индийском океане затерялись два острова. На одном жили – бывший пират по имени Майкл и доисторический ящер, Зубастик, а на другом – племя обезьяноподобных людей и спасённый бизнесмен, Бархус. Птеродактиль подружился с человеком. Со временем, он сильно изменился в лучшую сторону. Понимая, что остаток жизни ему придётся провести на острове, Майкл теперь боялся потерять единственного настоящего друга. Благодарный за спасение своей жизни и души, он старался угождать Зубастику, заботиться о нём. Жили и спали они всё в той же пещере, что и Том с Джеком когда-то. Вместе ловили рыбу, охотились на мелких животных. Пират восстановил мельницу и комбайн. Теперь, благодаря прежним случайным всходам зерновых, у них появилась возможность растить и печь свой хлеб.

Новый член племени МакакАдамов, Бархус, по мере сил тоже занимался сельским хозяйством. Вдали от цивилизации, он, ежедневно молясь и прося у бога прощения, полностью изменился. Всё свободное время то и дело занимался обучением детей иностранным языкам планеты Земля. По вечерам в его хижине собиралось много народу. Рассаживаясь, кто на кровать, кто на стулья, а кто и прямо на пол, крестьяне до поздней ночи слушали его рассказы о жизни в различных странах мира. Его полюбили. Считая, что пребывание на острове предначертано свыше, он даже не предпринимал попыток покинуть его. И его душа постепенно обрела покой.

Часть № 3. Подводная одиссея Глава № 1. «Неожиданные послания с таинственного острова»

Лето 2000 года выдалось жаркое. Стайки чаек призывно крича в голубом небе, в то же время мирно кружили над головами многочисленных встречающих, столпившихся в столичном порту республики Мадагаскар в ожидании прибытия корабля.

– Привет, Джек! Как съездил в Англию? Какие успехи, впечатления? Что нового узнал о происхождении медальона? – забросал сходу вопросами Том, обнимая при встрече друга, только что сошедшего с белоснежного лайнера.

– Привет, дружище! Всё впечатлило! Я имею в виду не только столицу, но и национальную Британскую Библиотеку, расположенную в новом здании на Дороге Юстон. Это рядом с железнодорожной станцией Сент-Пэнкрас. Ты, вероятно, там уже бывал?

– Не раз. Хотя вокзалы, поезда и вынужденную людскую сутолоку, не очень-то и люблю. Выбираясь за границу, я обычно стараюсь пользоваться такси.

– Во-во! И я тоже, но раньше бы мне пришлось не одну неделю потратить объезжая на них разрозненные коллекции Библиотеки, которые находились в музеях, разбросанных по всему центральному Лондону. А сейчас почти все исторические, литературные и художественные сокровища находятся практически в одном месте. Не считая книжного склада-хранилища в Вулидже, что в юго-восточном Лондоне. Я там тоже побывал и могу с уверенностью сказать, что это поистине грандиозное сооружение. В середине здания находится четырехэтажная стеклянная башня, содержащая Библиотеку Короля, с 65 000 печатных томов наряду с другими брошюрами, рукописями, и картами, собранными ещё Королем Джорджем III между 1763 и 1820 годами. Именно в ней мне улыбнулась удача. В одной из книг по геральдике я обнаружил эмблему с изображением жар-птицы, а точнее Феникса, принадлежавшую королеве Шотландии и одновременно Франции, так как она являлась ещё и супругой короля Франциска 2 – Марии Стюарт, жившей в шестнадцатом веке.

– Во, как! Самой королеве? Так ты говоришь, птица Феникс? – в задумчивости произнёс Том, – Это не та ли, которая обладала способностью возрождаться к жизни после самосожжения?

– Вот именно! В народе это называется – возродиться из пепла. С древности христиане воспринимали её, как символ воскресения, возрождения и бессмертия. Я показал фотографию медальона, доставшегося Серёже от его родной матери при рождении, главному архивариусу данного книжного хранилища и он мне подтвердил сходство.

– И что из этого всего следует? Не хочешь ли ты сказать, что предки Сергея были королями Англии, Шотландии или Франции?

– Утверждать не берусь, но всё возможно.

– Тогда получается, что усыновлённый тобой ребёнок царских кровей и его место во дворце Елизаветы 2-й?

– Шутить изволишь? Язва ты после этого! Я просто обещал Диане постараться узнать, кем были его настоящие родители. А если удастся, то и разыскать родственников. Сын достиг совершеннолетия – ему уже 17 лет. Он вправе знать историю своего рождения и происхождения!

– Всё правильно, друг! Извини за шутку! Так и надо поступить. Это всё, что ты сумел выяснить в библиотеке?

– Нет, не всё. Меня смутил, а точнее озадачил ещё тот факт, что во Франции в XIII–XVIII веках множество людей даже не дворянского ранга было обязано пользоваться гербами под страхом штрафов и прочих неприятностей. Но какие именно рисунки имелись на гербах тех лет, мне так и не удалось выяснить.

– Да, это серьёзный аргумент. Ты не исключаешь, что на этих гербах тоже могли быть изображены Фениксы?

– Вот именно. Тем более сын с рождения знал французский язык.

– И что это доказывает? Ведь его мать же умерла при родах. Она просто физически не могла его обучить.

– Да, но Егоза говорила, что роженица ещё полгода вынашивая ребенка, жила на острове и общалась с племенем МакакАдамов на чисто французском языке. Откуда, по-твоему, вождь их племени мог тогда знать наш язык? Только от матери Сергея! Так?

– Да, ты прав, Джек. Получается, что мы опять находимся в самом начале пути.

– Получается, что так. Но я все равно не успокоюсь, пока не выясню всё до конца.

– Да, я тебя знаю с детства. Ты упорный малый. Знаешь, чем я смогу со своей стороны тебе помочь – своими связями и связями отца жены. По делам редакции мы с 1992 года тесно сотрудничает с руководством Парижской еженедельной газеты «Либр пароль». Думаю обратиться к ним. Ведь, если Французское правительство обязывало свой народ иметь родовые гербы, не исключено, что в то время существовала и их регистрация.

– Ты вселяешь в меня надежду. Действуй! А теперь давай навестим наших жён. Дианочка уже, небось, заждалась меня. Больше месяца её не видел. Соскучился сильно. Да и поспать бы не мешало, а то всё некогда было.

– Хорошо! Давай! Я тебя сейчас подвезу до дома, а затем, вечерком вместе с Настей и Анютой заглянем к вам. У меня тоже для тебя кое-какая непроверенная информация есть.

– Что за информация? Не тяни! – с волнением в голосе спросил Джек.

– Потерпи немного. Всё узнаешь.

Высадив друга, Том сразу поехал к себе домой. На днях, через интернет, читая заметки с новостями из различных уголков мира, ему на глаза попалась интересная статья, в которой говорилось, что вблизи острова Барбадос, расположенного в Индийском океане, в сеть к рыбакам попался странный орех кокоса, на котором было нацарапано: «Джеку. Срочно. Читать внутри». Содержание послания «Джеку» опубликовано не было. Попытки связаться с автором статьи не увенчались успехом. Поэтому Том и не спешил радовать или наоборот разочаровывать друга. Сначала ему надо было самому во всём разобраться, а уж потом выкладывать факты. Такой непреложный закон существовал в журналистике. Он ему и следовал все эти годы, работая в редакции газеты.

Вечером Том вместе со своей женой – Настей и дочерью – Анной приехали домой к Джеку. Их встретила Диана с приёмным сыном – Сергеем. Джек же только встал с постели и заспанный пошёл умываться. Гостей провели в большой зал и усадили за круглый стол. Анечка тут же вскочила и побежала помогать тёте Диане, расставлять посуду. Светловолосая, стройная, немного круглолицая, с длинной косой до пояса, она в свои тринадцать лет как две капли воды была похожа на маму. Тем временем Сергей показывал дяде Тому свои рисунки и чертежи морских кораблей, каких-то космических вездеходов, гоночных автомобилей. Все картины были выполнены на высоком профессиональном уровне. Из книг, которые он обычно брал в библиотеке, предпочитал исключительно техническую литературу. В свободное от учёбы время он помимо всего прочего занимался электроникой, моделированием, дельтапланеризмом и скалолазанием. Показывая рисунки, Сергей увлечённо, с деловым видом объяснял преимущества той или иной его конструкции перед другими. Появился Джек. Все приготовления к ужину уже были закончены.

Во время еды Джек вновь задал вопрос другу по поводу имевшейся у того информации. Том окинул всех присутствующих взглядом и вкратце рассказал о попавшей ему на глаза заметке. Воцарилась тишина. Первой заговорила Диана:

– И что ты по этому поводу можешь сказать? От кого это странное послание? Том отодвинул от себя тарелку и, опустив глаза на скатерть, произнёс:

– Первая мысль, которая пришла мне в голову, когда я об этом прочитал, была такой: «Неужели речь идёт о моём друге – Джеке, а не о каком-то другом парне?» Выловленный предмет, а именно – кокос, если из него удалить молочко, становится идеальным контейнером для корреспонденции. Пустотелый орех не тонет в воде и может проплыть сотни миль по морю без вреда для его содержимого. Если данная «посылка» была адресована тебе Джек, то единственным отправителем, на мой взгляд, могла быть только правительница племени МакакАдамов с таинственного острова – Егоза! Но это только моё предположение. Без дополнительной проверки этой информации говорить и делать какие-то выводы рано.

– Я с тобой согласен, Том, но чувствую сердцем, что это именно Егоза пыталась мне что-то сообщить. Попробуй всё же разыскать автора статьи.

– Завтра же опять займусь этим.

– Пойми, у меня такое предчувствие возникло ещё давно, а не только сейчас от этого сообщения о находке. Дело в том, что мой радист на корабле во время неоднократного плаванья несколько раз принимал какие-то странные сообщения о помощи – SOS. С его слов источником сигнала служило неизвестное оборудование, находящееся где-то в океане. Сигнал был такой слабый, плохо разбираемый, словно исходил из-под воды или из бункера.

– Дорогой, ты мне никогда не рассказывал об этом, – удивлённо, но в то, же время дружелюбно произнесла Диана.

– Прости, любимая, но что я мог тебе тогда сказать, когда, как и Том не имел достаточных фактов на руках. Одно ясно, все эти странные совпадения говорят о том, что на острове действительно ждут нашей помощи и наш долг вновь отправиться туда и во всём разобраться.

– Мама, папа и меня возьмите! Я уже не маленькая! И тоже хочу побывать на том острове, где родился Сергей, – чуть не плача заявила Аня.

– Отец, ты понимаешь, что тот народ, где прошло моё детство мне тоже дорог! Это всё же моя родина! Надеюсь, вы и меня возьмёте с собой? – окинув всех взглядом, повысив голос от волнения, произнёс Сергей.

Все переглянулись. Попытки матерей Насти и Дианы отговорить своих детей от этой необдуманной и возможно опасной поездки не увенчались успехом. Те стояли на своём, заявив, что в противном случае они поступят так же, как и отцы в их возрасте – просто убегут из дома и, воспользовавшись любым плавсредством, попытаются достичь того острова. После затянувшейся паузы Том сказал:

– Хорошо! Вместе, так вместе! И нам будет спокойней, что вдали от нас они не наделают глупостей!

– Но! – попыталась возразить ему Настя.

– Ни каких, но! – посмотрев на жену, произнёс он, – Они действительно уже не дети и вправе принимать самостоятельные решения! Вспомни себя в их возрасте!

Затем улыбнувшись и смягчив голос, добавил:

– Не сердись, родная, так будет лучше.

Ему больше никто не стал возражать, понимая, что он прав. Том, как и много лет назад обладал сильной энергетикой и способностью убеждать – всегда и во всём быть лидером.

Глава № 2. «Первое признание в любви»

Споры и обсуждения родителями предстоящего морского похода затянулись. За окнами на чёрном, словно птица небе появилась большая круглая луна и много-много ярких звёзд.

– Серёжа, пока взрослые совещаются, давай не будем им мешать, а поиграем в твоей комнате? – посмотрев на него, умоляюще попросила Аня.

– Хорошо, только у меня нет детских игрушек.

– А это не страшно, мне просто поговорить с тобой хочется, наедине.

Округлив от недоумения свои карие глаза, Сергей, пожав плечами и пробубнив себе под нос: «Раз так, пошли!» – направился в свою комнату. В глазах Ани промелькнула хитрая искра, а на пухленьких щеках заиграл пунцовый румянец.

В довольно тесной комнате вдоль стен стояли многочисленные стеллажи, от пола до потолка заставленные книгами, различными моделями самолётов, катеров и вездеходов. В углу находился уютный, мягкий диван, над которым висели серебряные: мечи, копья и огромный щит – подарки, привезённые отцом с острова МакакАдамов. Рядом примостился компьютерный столик. Тускло горела одна единственная настольная лампа и от этого все предметы в комнате казались нереальными, какими-то воздушными, волшебно-сказочными.

– О чём ты хотела со мной поговорить? – первым начал разговор Сергей.

– Давай присядем?

Взяв его за руку, она слегка прижалась к нему и, потянув, усадила на диван.

– Ты знаешь, почему я первая вызвалась плыть на тот остров? Просто я поняла, что ты поступишь так же, настояв на своём. А мне очень не хотелось с тобой расставаться. Я не знаю, как это объяснить словами, но моё сердце начинает сильно-сильно биться каждый раз, как подумаю, что тебя не увижу даже короткий промежуток времени или, что с тобой может что-то случиться. Раньше мне было всё равно. Нет, не совсем. Я что-то не то говорю. Извини. Всё было как-то по-другому, иначе. Твои увлечения лазаньем по горам, полётами на дельтапланах я, конечно, уважаю, но все равно ничего не могу с собой поделать.

– Глупенькая, да что со мной может случиться?

– Не надо со мной так говорить, как с маленькой! Я уже давно понимаю и чувствую по-взрослому! А ты…, – хотела продолжить свою мысль Аня, но на полуслове запнулась. Словно комок горечи встал у неё в горле. Глаза заблестели от неожиданно подступивших слёз, готовые вырваться наружу.

– Успокойся, Анечка. Что на тебя нашло? – ласковым голосом сказал Сергей и попытался погладить её по голове. Но она схватила его ладонь и, сильно прижав к своей щеке, не отпускала.

– Анюта, да ты вся горишь! – забеспокоился он, почувствовав жар от её щеки.

– Серёжа, – немного придя в себя и подняв на него глаза, сказала Аня, – Ответь, только честно – ты меня хоть чуточку любишь?

Теперь наступило время глотать слюнки Сергею. Он даже поперхнулся от неожиданности.

– А, что я тебя чем-то обидел?

– Нет, я вообще не в этом смысле спросила! У тебя девушка есть?

– Нет, а что?

– Переживаю я отчего-то. Да ещё разговор подслушала родителей, когда они на кухне сидели.

– О чём разговор?

– О тебе. Со слов отца, медальон, который ты постоянно носишь на груди, принадлежит знатной, царской семье. А значит, что ты принц и твоя девушка должна быть не иначе, как принцессой.

– Да, что ты такое говоришь, малышка моя?

– Ну, вот ты опять не хочешь меня понять, – поджав свои пухленькие губки, обиженно сказала Аня.

– Пойми. Дороже тебя и моих родителей у меня нет никого на свете.

– Но, ведь они не твои родители. Я хотела сказать – не настоящие.

– И, что с того? Я считал и буду их считать своими всю оставшуюся жизнь. Мне не надо других! Послушай. Однажды я прочитал одно утверждение на эту тему, которое сильно запало мне в душу. Оно сводилось к следующему, что матерью считается не та, которая тебя родила, а та, которая воспитала. Днём и ночью дарила своё тепло и ласку. Именно такие и мои родители. Поэтому я сильно люблю их, как и тебя сейчас.

– Это правда? – встрепенувшись и моментально ожив, спросила Аня, готовая броситься ему на шею и расцеловать. Слова любви, высказанные даже в такой, косвенной форме, сильно запали ей в душу, подняли настроение. Не успокоившись на этом, она продолжила беседу:

– Серёжа, а ты когда-нибудь сможешь меня полюбить по-настоящему?

– Тебе рано об этом думать, Анюта!

– Ничего не рано! У нас в классе почти все девчонки втюрились в парней. Даже целовались с ними. А чем я хуже? И знаешь, очень бы хотелось, чтобы мы с тобой когда-нибудь поженились и у нас появились дети.

– Но…

– Не перебивай меня, прошу, дослушай до конца, – остановив на полуслове, попросила Аня, для убедительности прижав свою ладонь к его губам, – Меня беспокоит, что этому может кто-то помешать. Я не знаю, кто и когда, но в одном уверена на все сто процентов, что если это произойдёт, то я не смогу дальше жить.

– Анечка, родная, я тоже сильно-сильно тебя люблю и хочу, чтобы мы никогда не расставались, – произнёс Сергей, при этом обняв её за худенькие плечи, и смело поцеловав в горячие губы.

Не удержавшись от избытка чувств, она обвила свои ручонки вокруг его шеи и тихо заплакала. Слёзы радости так и текли по её щекам. Но она даже не стыдилась их. Ей было хорошо. Впервые в жизни она услышала слова – признания в любви от самого дорогого человека в мире.

В дверь постучали. Аня разжала свои объятия и немного отстранилась от Сергея. В комнату заглянула Настя и сказала:

– Анюта, пора ехать домой! И так, засиделись! Собирайся живенько! Мы с папой будем ждать тебя в машине, – произнеся это, сразу прикрыла дверь. Успела ли она разглядеть или нет их смущённые лица, детям осталось непонятно. Тусклый свет от лампы мог не позволить ей это сделать. Быстро поправив сбившиеся на голове волосы и утерев покрасневшие, опухшие от слёз глаза носовым платком, Аня пошла на выход. Яркий свет от люстры из большой комнаты сильно слепил ей глаза. Наудачу, хоть в салоне автомобиля не было света. Расположившись на заднем сиденье, она повернула голову в сторону бокового дверного стекла и печально улыбнувшись, помахала Сергею ручкой. Тот тоже улыбнулся ей в ответ и кивнул на прощание головой. На душе у Ани моментально поселилась необъяснимая тоска, как будто она расставалась с ним не до утра, а на целую вечность.

– Ты себя хорошо чувствуешь, доченька? – спросила Настя.

– Да, мама, всё нормально! Только спать немного хочется, – ответила Анна, демонстративно позевав для наглядности.

В этот вечер, который постепенно перешёл в ночь, на общем совете глав двух семей было принято решение не заниматься бесполезными поисками автора статьи про орех кокоса, а, не теряя времени с утра приступить к подготовительным мероприятиям для дальнего морского похода.

Глава № 3. «НЛО атаковал самолёты ВВС США»

Утро нового дня выдалось таким же туманным и пасмурным, как и события, развернувшиеся в Индийском океане. Когда Том зашёл в фойе редакции, где он проработал много лет, прямо на проходной его остановил охранник и сообщил, что босс срочно просил его зайти. Поднявшись на третий этаж и пройдя в приёмную, он был поражён тем количеством начальников различных отделов, жужжащих, словно пчёлы в улье. Присутствующие обсуждали вероломное вторжение в воздушные пространства трёх государств: Танзании, Кении и Сомали неизвестного летающего объекта, сбившего три самолёта ВВС США.

В этот момент открылась дубовая дверь и из кабинета вышли солидные мужчины, напоминавшие по внешнему виду военных, но одетые в штатское. На их угрюмых, серых лицах читалось явное недовольство от беседы с главным редактором. Следом выглянул и сам Иван Петрович. Заметив в толпе ожидающих совещания руководителей своего зятя, он сразу пригласил его зайти.

– Том, дружище, рад тебя видеть! Проходи! Присаживайся! Ух! Дела! Слышал последние новости?

– Только кулуарные разговоры. Подробностей жду от вас.

– Да я и сам толком ничего не знаю, все, включая военных, с самого утра осаждают мой кабинет. Говорят: «Журналисты должны быть в гуще событий и всё про всех знать!» Представляешь? Они через свои ведомства ничего выяснить не смогли, а всё туда же – командовать пытаются. Дескать, мы намеренно скрываем от них очень важную информацию, чтобы таким образом своей газете рейтинг повысить. Тюрьмой не пугали, но намёки такие делали, предупредив о неразглашении сведений составляющих государственную тайну. Ладно! Проехали! Это всё лирика, а факты такие: Сегодня ночью ВВС США предприняли очередную попытку разыскать тренировочный лагерь боевиков «Аль-Кайды», которые якобы использовали в качестве базы одну из деревенек на юге Сомали. Звено истребителей, состоящее из пяти самолётов и одного стратегического разведчика, курсировало в том районе, когда один из пилотов заметил странные огненные сполохи в океане. При этом, все стрелочки и кнопочки бортовых компьютеров самолётов дали сбой. Доложив о случившемся феномене своему руководству, тут же получил приказ провести визуальную проверку. Те вероятно решили, что это проделки русских, которые испытывают в Индийском океане какое-то новое оружие. Как не странно, но военные противовоздушной обороны близлежащих стран ничего удивительного не зафиксировали. При подлёте к месту предполагаемого свечения, самолёт был обстрелян неопознанным летающим объектом. Прибывшие на выручку другие истребители так же вступили в бой. В результате противоборства было сбито ещё два американских самолёта. Остальным удалось спастись бегством, но НЛО контролировал их отступление ещё длительное время.

– Да, в такой каше событий сразу не разберёшься.

– А я о чём толкую. Штатовские военно-воздушные силы что-то мудрят в районе территориальных вод, а нам расхлёбывать приходится.

– Отец! Ничего, что я вас так называю?

– Конечно, Том, какие вопросы? Ты для меня как сын. Говори. Что случилось?

– Я хотел с сегодняшнего дня попросить у вас длительный отпуск, если это возможно в теперешних условиях.

– С чего вдруг?

– На тех островах, где мы после свадьбы проводили медовый месяц с Настей, что-то произошло и нас их жители просят оказать помощь. Поэтому мы хотим все вместе, включая Анюту и семейство Джека, отправиться в очередное плаванье.

– В Индийский океан? Вы что с ума сошли? Да там сейчас, наверное, уже целые армады американских кораблей бороздят водные просторы в поисках сбитых самолётов и обнаружения противника!

– Я всё понимаю, но по-другому поступить не могу. Это наш долг перед народом МакакАдамов.

– Значит, мне тебя не переубедить?

– Нет. Мы приняли окончательное решение.

– Дело ваше, но на катере я бы вам не советовал плыть. Смысла не вижу. Только зря время потеряете, и неприятности на свою голову навлечёте. С военными шутки плохи!

– Да, я это понимаю. Что же делать? Ума не приложу.

– Я знаю, чем смогу вам помочь, – загадочно улыбнувшись, ответил Иван Петрович, при этом потерев рукой свой небритый подбородок, – В Германии у меня есть друг по имени Генрих. Удивительный человек, я тебе скажу. Он полжизни служил в ВМС на подводной лодке, а когда вышел на пенсию увлёкся конструированием самодельных капсул, батискафов для погружения на глубину. Сам испытывал свои аппараты, а затем продавал их частным лица – любителям поискать клады на затонувших кораблях или попутешествовать по дну морей и океанов. Недавно он мне позвонил и похвастался, что изготовил комфортабельную, быстроходную, вместительную и очень надёжную подводную лодку, способную опускаться на глубину до ста метров. Именно то, что вам и надо! Здорово я придумал?

– И он согласится нам её продать? – спросил Том, готовый расцеловать тестя за информацию и дельный совет.

– Если я его об этом попрошу, то без сомнений, да! Неспроста же он когда звонил, делал тонкие намёки на её достоинства, расписывая и расхваливая каждый винтик и болтик! Да я ему прямо сейчас и позвоню! Подожди чуток!

Набрав длинный телефонный номер, Иван Петрович дождался ответа абонента, а затем заговорил с ним на чисто немецком языке. По выражению его лица было видно, что лодка ещё не продана, и он согласен с ней расстаться. Положив трубку, широко улыбаясь и потирая ладони рук, тесть сказал:

– Вот видишь, как я и говорил – лодка ваша. Осталось только решить небольшие формальности с оплатой через международный банк и транспортировкой её на Мадагаскар. Только цену он назвал чересчур высокую. Но и это не беда, поторгуюсь, может, скинет пару миллионов.

– И долго нам её придётся ждать после оплаты?

– Что ты? Какие ожидания? Всё в ваших руках. Хочешь, можешь прямо сейчас собираться в дорогу! Только Джека с собой возьми. Без его навигационных знаний не обойтись. Заявление на отпуск, считай, я тебе уже подписал. По поводу денег не волнуйся. Я их сниму и отправлю со своего банковского счёта. Потом отдадите. Вам же, понимаю, некогда. Ну, всё, давай, удачи! А то меня народ заждался. Настеньке передай привет!

После аудиенции у главного редактора, Том радостный поехал к Джеку, чтобы сообщить о предложении тестя.

– Дело говорит Иван Петрович! Молодец! – выслушав друга, констатировал Джек, – По телевизору только об этом инциденте и судачат. И про направленный в район падения самолётов морской контингент США трезвонят через каждый час. Что же на самом деле там произошло, как ты считаешь?

– Предполагаю, это связано с нашими островами и племенем МакакАдамов. А неопознанный летающий объект атаковавший самолёты ВВС США может быть либо врагом, либо другом обезьяноподобных людей.

– Да! И я в первую очередь об этом подумал. Егоза, родная, как ты там? – в задумчивости произнёс Джек.

– Не стоит раньше времени грустить и переживать за неё. Может так статься, что все эти события никак не связаны с нашими друзьями.

– А ты сам хоть в это веришь?

– Если честно, то не очень.

– Вот и я о том же. Ладно, нам теперь надо срочно ехать в аэропорт, покупать билеты на самолёт и лететь за лодкой. Встречаемся через час на привокзальной площади. Успеешь собраться?

– Успею! Заеду домой, соберу сумку и сразу в дорогу!

Анюта сидела у окна, когда отец подъехал к дому. Зайдя в прихожую, он прямо с порога попросил Настю что-нибудь приготовить на скорую руку поесть, сказав при этом, что планы резко поменялись и теперь они отправятся в плаванье не на катере, а на подводной лодке. Это известие так обрадовало Аню, что она сразу стала звонить Сергею:

– Привет, мой дорогой! Слышал новость? Мы, как капитан Немо когда-то поплывём на Наутилусе, или какой другой лодке! Здорово, правда! Ты представляешь, сколько всего интересного мы сможем увидеть в подводном мире? Аж дух захватывает, и голова начинается кружиться!

– А тебя на самом-то деле не укачает в такой лодке?

– Под водой? Да там же волн не бывает! – звонко заявила она.

– Глупенькая ты ещё. А про подводные течения слышала? Или когда на море шторм бушует, то считаешь, внизу будет всё спокойно? Это не так, малышка!

– Не называй меня больше: глупышкой, малышкой. Это всё обидные слова. Режут ухо. Хоть и звучат ласково. В следующий раз если посчитаешь, что я не права, то просто назови меня по имени. Договорились?

– Хорошо, звезда моих очей!

– Вот-вот! Можно и так! Мне нравится! Продолжай в том же духе! Ты способный ученик! – сказала Аня и засмеялась. Её поддержал Сергей, заявив:

– В таком случае я буду не иначе, как принцем или султаном! Ха-ха-ха! Как тебе?

Дети продолжали смеяться, даже не заметив, как их отцы покинули дома, отправившись в аэропорт. Их ждала встреча с «Кулибиным» по имени Генрих в немецком портовом городке Гамбурге.

Глава № 4. «Покупка и первые испытания субмарины»

По прилёту в международный аэропорт Гамбурга, Том и Джек наняли такси и уже через тридцать минут были на месте. Их встретил сухенький старичок невысокого роста с живыми, слегка выпученными карими глазами. Одет он был в спецовку защитного цвета, всю заляпанную жирными пятнами. По внешнему виду сразу и не скажешь, что когда-то он был морским волком. Встретив гостей, дедуля представился, как Генрих фон Клейст и сразу предложил им сходить на пристань, где в одном из ангаров хранилось его чудо техники. Пока шли по дороге, окружённой с двух сторон двух-трёх этажными домами старой постройки, Том обратился к провожающему их мастеру:

– Извините за нескромный вопрос: «Случайно вы не родственник известному писателю с такой же фамилией?»

– Нет, это чистое совпадение. Вы не первый кто меня об этом спрашивает. В детстве даже подшучивали надо мной. Дразнили то поэтом, то драматургом. Я привык к этому. И поэтому самым назойливым всегда отвечал: «Да, это мой дедушка по прабабушкиной линии». Сразу весь интерес к моей особе пропадал. А вы увлекались его творчеством?

– Не особо. Ещё в школьном драматическом кружке по его пьесе я как-то участвовал в одной сценке. Не более.

– Том, а Том, – тихо позвал его Джек, – О ком вы всё говорите?

– Ты разве не понял из нашего разговора? У бывшего «адмирала» фамилия и имя как у известного писателя жившего ещё на рубеже 18–19 веков.

– Да-а-а? Теперь понятно. А начало вашей беседы я как раз пропустил, увлёкся разглядыванием местных достопримечательностей, а когда решил поддержать разговор и не знал, с какого бока подступиться. Господин Клейст! – повысив голос, обратился он к конструктору, – Скажите, ваша подводная лодка, как долго может находиться под водой? Я имею в виду – без дополнительного забора воздуха.

– Вы, мой друг, удивитесь, но до пятидесяти суток можете плыть спокойно, не боясь задохнуться. Под водой лодка развивает обычную, крейсерскую скорость до тридцати узлов. Это не всё! У меня для вас есть один сюрприз. Я установил дополнительные двигатели, работающие от аккумуляторов. Если одновременно запустить дизельные и аккумуляторные двигатели, то скорость увеличится до пятидесяти узлов в час.

– Не может быть! – чуть не закричал Джек, услышав эту новость, – Да не все современные атомные подводные лодки развивают такую скорость! Вы случайно не шутите?

– Нет, мой друг, ни сколечко! Те лодки имеют большое водоизмещение, несут на себе огромное количество оборудования, включая торпеды и крылатые ракеты. Отсюда их слабая маневренность. Вы не торопитесь с вопросами. Когда спустим на воду «Лаурочку», как я её нежно назвал в честь моей жены, я всё расскажу, покажу и дам её потрогать. Шучу. Вот мы и подошли.

У берега, прямо над водой был виден огромный металлический ангар полукруглой формы. Сразу за ним в море уходили параллельные мостки в виде двух пирсов, назначение которых было непонятно. Заметив недоумение в глазах друзей, дядюшка Генрих сразу дал свои пояснения:

– Возле берега недостаточно глубины для погружения лодки, да и сильная качка от прибоя, поэтому прежде чем спустить на воду, мы с помощью лебёдок перетаскиваем её подальше в море.

В ангаре было светло от множества галогенных ламп, развешанных по всему периметру. Посреди помещения, на металлических салазках возвышалась внушительных размеров настоящая субмарина странной формы, напоминающей пингвина. В длину она была метров тридцать. Спереди нос лодки заканчивался острым шпилем. В хвостовой части – винт в кожухе в виде обруча. С двух сторон вдоль бортов располагались небольшие крылья. Как сказал автор красавицы, эти крылья служат не только для подводного плаванья, но и для погружения на глубину, и всплытия вместо балластных цистерн. Над крыльями по всей длине были видны иллюминаторы круглой формы. Изнутри лодка выглядела как вагон скорого поезда и имела пять герметичных отсеков: управления или иначе – командный отсек, моторный с дизель-генератором, спальный или жилой, аккумуляторный и боевой. На последнем отсеке от друзей сразу посыпались вопросы: «Что за вооружение? Способ ведения боя? Скорострельность?» Выслушав их, бывший подводник, ответил:

– Имеется два вида вооружения, в зависимости от противника: автоматический пулемёт, против пиратов, и гарпунная пушка против китов, акул и других морских обитателей. На всё имеется специальное разрешение от властей, оформленное в установленном порядке. По секрету так же вам скажу, что на борту находится и незаконно установленная мною миниатюрная торпедная установка, закамуфлированная под шкафчик. Но это только на самый крайний случай.

– Извините, что перебиваю вас! – вступил в разговор Джек, – Но с этого места поподробней, пожалуйста! А то захочу я, к примеру, пиджачок в шкафчик повесить, а оттуда в меня бабах торпеда!

– Ну, зачем так утрировать? – улыбаясь, ответил дядя Генрих, – Если даже в лодке начнут делать обыск, её все равно не найдут. Будьте уверены! Вы потом сами в этом убедитесь.

– А корпус выдержит давление воды при погружении? – задал вопрос Том.

– Безусловно! Только не корпус, а корпуса, так как их два. Первый – водопроницаемый, так сказать – лёгкий, функция которого заключается в придании кораблю гидродинамически совершенных обводов. Он дополнительно покрыт звукоизолирующим слоем из резиновых панелей толщиной пятьдесят миллиметров, которые я купил по знакомству на разборке устаревших моделей подводных лодок. Второй – водонепроницаемый или прочный корпус, способный выдержать давление воды на больших глубинах погружения, до ста метров, о чём я уже говорил моему другу и вашему родственнику – Ивану Петровичу. Этот корпус изготовлен из легированной стали с высоким пределом текучести. Может эти профессиональные термины вам ничего и не говорят, но поверти мне на слово, лодка надёжна на все сто процентов. Я сам проводил неоднократные испытания на различных глубинах и скоростных режимах и остался доволен. Ни один прибор, ни разу не дал сбоя.

– Мы вам верим, – за двоих ответил Джек.

Его слова в дальнейшем нашли своё подтверждение. Все механизмы, к которым только прикасалась умелая рука дяди Генриха, работали, как швейцарские часы.

– Скажите, а как она в управлении?

– Коллега! Да, именно коллега, так как нас объединяет безграничная любовь к морю, вам капитану дальнего плаванья покажется сущим пустяком управлять её, словно вы ребенок, играющий с детской игрушкой. Джойстики, кнопочки такие же, как и на школьном компьютере.

Старик явно скромничал. Чтобы создать такое поистине чудо кораблестроения, надо было иметь обширные знания в различных областях науки. Хорошо разбираться в устройстве подводных лодок многих стран. Знать их модификации, начиная с мини подлодок японского производства, таких, которые ещё участвовали в боевых действиях в ходе второй мировой войны в районе Перл-Харбора, где тогда находилась военно-морская база США, до современных атомных субмарин производства Великобритании, России или США.

Аня забежала в гости к Сергею. Все эти три дня, как отец улетел в другую страну, от него так и не было вестей. Её это сильно беспокоило.

– Серёжа, дядя Джек не звонил?

– Нет, Анюта! Мама говорит, что если и сегодня за весь день не будет от них вестей, то тогда она будет просить твоего дедушку самого позвонить продавцу лодки. Просто ей не хотелось его беспокоить понапрасну.

– Да какие могут быть беспокойства? А вдруг что случилось?

– Типун тебе на язык. Я верю, что с ними ничего плохого произойти не могло. В противном случае конструктор сам бы уже оповестил Ивана Петровича.

– Да, ты прав. Вероятно, заняты очень. Не до нас.

– Не волнуйся, голубка моя, скоро они позвонят и скажут: «Собирайтесь в дорогу! Укладывайте свои вещи! Мы плывём к вам!»

– Спасибо тебе Серёжа за поддержку. Мне сразу стало легче. Какой ты замечательный человек! Даже не представляешь!

Дни на субмарине действительно летели незаметно, сменяя день на ночь, ночь на день и так далее. Дядя Генрих и сам никуда не торопился, и им покоя не давал, неотлучно находясь рядом, продолжал передавать свои знания и опыт будущим подводникам. Друзей интересовало всё: как с помощью генераторов вырабатывается ток для освещения всех помещений, как устроены спальные места и водопровод, какие имеются средства связи, где находится камбуз, как выдвигается спиннинговый перископ, способ работы солнечных батарей и многое другое.

Когда новоиспечённые капитаны подлодки первый раз вышли в море для проведения испытаний, Том включил радиотелефон и, дождавшись голоса жены, сказал:

– Здравствуй моя дорогая, Настенька! Ты даже не представляешь, какой замечательный конструктор дядя Генрих, такой же, как и его подводная лодка – верх гениальности! Нам просто повезло с ним. Передай от нас большое спасибо Ивану Петровичу! Я скучаю по тебе и Анечке! Завтра мы отправляемся в дорогу. Ждите нас! Люблю! Целую! До встречи!

Связь оборвалась. Только в трубке ещё долго можно было слышать какое-то странное жужжание, напоминающее шум морского прибоя. Но и этого было достаточно, чтобы Настя, вся счастливая от радости, вбежала в комнату дочери и, обняв её, сказала: «Папа звонил, завтра они поплывут к нам!»

– Ура! – закричала Аня и стала целовать маму. После этих слов, они обе заплакали.

Глава № 5. «Ошибки прошлого»

Пока наши друзья-капитаны готовятся к плаванью на подводной лодке, было бы интересно узнать, как жили и чем занимались в прошлом, а не только последние тринадцать лет бывшие пираты, ставшие жителями островов, затерянных в Индийском океане.

На острове, где родился птеродактиль, бывший пират Майкл сильно сдружился со своим кожестокрылым ящероподобным гигантом. Это и не удивительно. У него практически не было детства. Если и было, то совсем безрадостное. Его отец, из портовых рабочих, грубый, немного жестокий и не сдержанный человек, часто выпивал. Возвращался домой всегда поздно и, как правило, в нетрезвом виде. Ругался с матерью. Обзывал её путаной. Обвинял во всех смертных грехах. Мать была тоже не из робкого десятка. Про таких говорят: «Ей палец в рот не клади – откусит!» Они друг друга стояли. Поэтому бывало, семейные ссоры заканчивались дракой, из которой не всегда отец выходил победителем. Мама была довольно крупной, пышной комплекции женщиной, с круглым, всегда красным лицом. Её нельзя было назвать красавицей, но другие мужчины почему-то обращали на неё внимание. Это не нравилось отцу. Вероятно, из-за этого у них и возникали частые ссоры. Работала она посудомойкой в таверне и тоже была не прочь пропустить после смены стаканчик, другой с ромом, с постоянными клиентами.

Когда Майклу исполнилось пять лет, отца не стало. Его сбила машина. Мама тогда сказала: «Это судьба над ним посмеялась». После смены он, как обычно подвыпивший, возвращался домой. Когда переходил проезжую часть напротив своего дома, из-за угла на большой скорости вывернул грузовик, за рулём которого так же находился пьяный водитель. Не справившись с управлением или просто не заметив пешехода, тот совершил наезд. После этой трагедии мать стала ещё больше выпивать. В доме часто собирались шумные компании, которые не расходились до утра. В такие дни мать обычно закрывала его в чулане, расположенном прямо под лестницей, где он, через замочную скважину любил наблюдать за дядями и тётями, слушать их громкие возгласы и особенно песни о море. Со временем это занятие стало надоедать. Ему было жалко маму, но особенно себя. Так, под вопли разгулявшейся компании он и засыпал. Когда немного подрос, стал уходить ночевать на чердак. Там было свежо и спокойно. Из треугольного окошка с бархатно-чёрного неба на него смотрела, словно сладкая ватрушка, круглая, но такая далёкая луна. Он даже разговаривал с ней, доверяя ей самые сокровенные тайны, свои переживания за маму, мечтая о хорошем, сытном и спокойном будущем.

В школу он пошёл поздно, с восьми лет. Но и там ему не было покоя. Другие ученики постоянно обзывали его: то оборванцем, то выкормышем пьяной проститутки. Он сначала злился, обижался, но когда его терпение лопнуло, стал драться с ними, за что вскоре и был отчислен. Настоящей школой жизни для него стала улица. Ему повезло. Он познакомился с беспризорными детьми, среди которых был парень по прозвищу Гнус. Они подружились и вскоре стали «не разлей вода». Гнус был сильным, надёжным, толковым пацаном. Вдвоём или с другими малолетками они промышляли мелкими кражами на городском рынке. Способ был один и тот же. Лавки торгашей располагались в одну линию. Здесь продавали: арбузы, дыни, кокосы, огурцы, помидоры и так далее и тому подобное. От овощей и фруктов они просто ломились, поэтому большая часть товара находилась под лавками. Гнус играл роль покупателя. Он заговаривал торговцам зубы, выбирая товар, а тем временем, Майкл по-тихому ногой откатывал арбуз в сторону. Потом, они все вместе встречались на речке, где расположившись на камнях «пировали». Это были незабываемые дни.

Шли годы. Мать всё меньше обращала на него внимание. Ей просто было не до сына. За систематические пьянки её постоянно увольняли то с одной, то с другой работы. Перебиваясь с воды на хлеб, ведя ночной образ жизни, она видела Майкла только спящим, как и он её. Но жалость к матери осталась. Желание быстро разбогатеть, пусть и не честным путём, толкало его на рискованные поступки.

Бывшие малолетки подросли и сформировали бандитскую шайку. Вместе они грабили зажиточных прохожих, их дома и офисы. Первым посадили в тюрьму Гнуса, которого задержали на карманной краже, совершённой им в рейсовом автобусе. Майкл в этот момент был с ним, но напарник его на суде не выдал. Вскоре его призвали в армию. Отслужив, он вновь встретился со старыми корешами и продолжил преступный образ жизни, но, как известно: «сколько верёвочке не виться, а конец всегда найдётся». Так и случилось. За разбойное нападение на хозяина торгового ларька в составе преступной группы он был привлечён к уголовной ответственности и осужден к трём годам лишения свободы. Ему ещё повезло. Суд счёл смягчающими вины обстоятельствами ранний факт службы в военно-морских силах на благо Родины и отсутствие у него судимости. Остальные участники банды получили более длительные сроки отбывания наказания.

Встреча с другом детства, а затем и с капитаном пиратской шхуны – Мухатаром, вселили в него эфемерную надежду на светлое будущее. Но после смерти Гнуса, он понял, как сильно заблуждался в этом. Желание обогатиться за чужой счёт, причиняя людям только боль и страдания, недостойно любого человека. Только доброта, любовь к ближним, взаимовыручка и желание быть полезным людям являются основополагающими человеческими качествами, без которых не будет мира на земле.

Майкл это осознал, только оказавшись на необитаемом острове один на один с доисторическим «детёнышем» птеродактиля. Он не считал это божьей карой, нет, скорее провидением или судьбой. Ему был дан ещё один шанс – осознать никчемность прошлого образа жизни. В Зубастике, первым проявившим к нему чувство сострадания, заботы и любви, он увидел и почувствовал одновременно и материнскую ласку, и качества присущие настоящему другу. Три года они прожили так в мире и согласии, деля все радости и горести поровну. На четвёртый год состоялось его первое знакомство с племенем МакакАдамов и неожиданная встреча с его бывшим боссом – Бархусом. Но это был уже другой человек, в корне поменявший свои прежние убеждения и мироощущение в целом. На него также благотворно повлияли: окружающая обстановка, природа и сама жизнь на острове.

Бархус, всю жизнь мечтавший разбогатеть, не гнушался ни чем для достижения своей цели. Занимался контрабандой оружия, торговлей наркотиками, скупкой краденых вещей и антиквариатом. Раньше он считал, что у кого деньги, у того и власть, а значит почёт и всеобщее уважение. Только в преклонном возрасте, оказавшись на острове, в окружении обезьяноподобных людей, он, наконец, понял своё настоящее предназначение – нести свет знаний нуждающимся в этом. Это было какое-то озарение, сошедшее свыше. Осознав это, он сразу обрёл душевный покой. Бархус полюбил этот народ, который миллионы лет сохранял и передавал из поколения в поколение традиции предков, выполнял свою историческую миссию, оказывая при этом посильную помощь уцелевшим после кораблекрушений людям.

Вспоминая прожитые годы, не здесь на острове, а как ему теперь казалось в другом, большом и несовершенном мире, он жалел только об одном, что так много причинил горя и страданий ни в чём не повинным людям, а в особенности своей жене, которую он бросил ещё в период её беременности. Почти сорок лет прошло с тех пор. Именно она, а не он, происходила от знатного, а может быть даже и царского рода, о чём свидетельствовал висевший у неё на шее медальон с изображением огненной птицы. Тогда он женился на ней не из-за её красоты, нет, хотя она и была довольно симпатичной, русоволосой девушкой, и тем более не по любви. Двигали им только собственные, низменные пороки, такие как гордыня и тщеславие. Алчный до денег, он так умело составил брачный контракт, что при разводе она не получила ничего из совместно нажитого в браке, а так же потеряла половину своего имущества. Таким образом, он не то, чтобы пустил её «по миру», но практически оставил без средств к дальнейшему существованию. Что стало с ней и будущим ребёнком после развода, он не знал, так как, получив солидное «приданое» больше их судьбой не интересовался. Но где бы он не находился, всегда, при любом удобном случае, любил подчеркнуть «свои» аристократические корни или даже – царское происхождение. Это ему помогало в бизнесе и в «любовных делах».

Медальон, который остался у его бывшей жены её предки, как реликвию передавали из поколения в поколение и исключительно по материнской линии. Но не сам медальон был ценен, а бриллиант особой огранки, который был заключён в нём и являлся ключом к несметным богатствам.

Легенда гласила, что когда королева Шотландии Мария Стюарт во второй раз вышла замуж за своего кузена – красивого, молодого, но незначительного и бесхарактерного лорда Генриха Дарнлея, у неё родился сын. В то время у королевы уже был фаворит – Джемс Гепберн, граф Ботвелль, который пользовался у неё благосклонностью и доверием, хотя и был женат. Именно он, в знак своей любви и преданности на рождение её сына подарил Марии удивительного цвета и огранки бриллиант, привезённый им из Индии. Индус, у которого он его купил, на самом деле был вором и настоящим пройдохой. Прикинувшись паломником, он каким-то образом смог спрятаться в храме, а когда служители ушли спать, похитил бриллиантовый глаз какого-то божества. Наутро, смешавшись с толпой прихожан и паломников, он благополучно удалился.

Дальнейшие события развивались следующим образом. Пригласив к себе ювелиров, Мария Стюарт приказала им изготовить данный медальон и сундук с секретом. По её замыслу, бриллиант, слегка вытянутой формы, должен был идеально вставляться как в медальон, так и в гнездо замка сундука, таким образом, чтобы при попадании на него прямых солнечных лучей, срабатывал механизм и замок открывался. В этот сундук на протяжении многих лет она складывала различные ювелирные украшения, доставшиеся по наследству, а так же подарки мужей, правителей других государств и фаворитов. Но самым ценным для Марии была её переписка с иностранными заговорщиками и обожателями, одним из которых был герцог Норфолькский, хотевший даже на ней жениться. Если бы эти документы попали в руки к королеве Англии, в то время, когда её стали уже подозревать в убийстве второго мужа или позже – в покушении на жизнь Елизаветы, то знатные пэры и верховные судьи однозначно бы вынесли ей смертный приговор. А так у неё появилась возможность отсрочить неизбежную казнь и сохранить для потомков, такие значимые для неё документы. Когда Марию всё же задержали и привезли в замок Лочлевен, где заставили отречься от престола в пользу своего двухлетнего сына, она поняла, что заточение может продлиться не один год. Поэтому, призвав одну из придворных фрейлин, состоявшей с ней в родстве, доверила ей свою тайну и передала ей на хранение этот медальон. Сундук же попросила поместить в Лондонский банк, до лучших времён. Но эти времена для Марии Стюарт так и не настали. А медальон из века в век передавался по наследству вместе с тайной королевы Шотландии.

Жена Бархуса поделилась с ним этой печальной историей и тайной происхождения медальона. Движимый желанием ещё больше разбогатеть, он перед самым разводом, пока жена была в ванной, тайком открыл медальон, на котором имелась секретная кнопка размером с ушко швейной иглы, и сделал слепок с бриллианта. В ювелирной мастерской ему изготовили подобный драгоценный камень – с тем же количеством граней, что и на оригинале. Затем он отправился в столицу Англии, где разыскал древнейший банк Лондона. Управляющий, учтиво выслушав его, подтвердил о наличие такого сундука и даже разрешил примерить бриллиант к его замку. Но фокус не удался – «ларец» не открылся. Тогда Бархус решил, что вся эта история, рассказанная ему бывшей супругой – плод её фантазии или бриллиант давно был кем-то подменен. Вскоре он уже забыл о ней и медальоне. О том, что он сильно заблуждался, Бархус не мог знать. Дело в том, что помимо овальной формы и огранки, камень имел и цвет с индивидуальными особенностями. Именно из-за всего этого удивительного многообразия происходило необычное преломление света по силе и чистоте. Мастера древности это увидели и учли при изготовлении замка к царскому сундучку.

Глава № 6. «Поединок с самалийскими пиратами»

И вот началась подводная одиссея. Если бы вы в этот момент спросили друзей: «Каково это управлять подводной лодкой не имея визуального контакта с небом, сушей и водной гладью?» Я думаю, они бы в один голос ответили: «Сложно!» Новое дело всегда поначалу кажется таким. Но я уверен, их не пугали любые трудности, которые могли возникнуть в походе. Они к ним были готовы. Спасибо дядюшке Генриху, он всё предусмотрел и даже снабдил субмарину новейшей системой навигации. На мониторе этого прибора была установлена карта всех морей и океанов мира с обозначением заданного маршрута. А он, начинаясь в Балтийском море, через Северное, Средиземное и Красное море, заканчивался в Индийском океане.

У лётчиков есть такой термин: «самолёт управляется автопилотом», когда все члены экипажа сидят в удобных креслах, пьют чай, кофе или читают прессу, а самолёт сам по себе летит. На лодке имелась похожая система управления, только в случае появления по курсу движения «Лаурочки» не запрограммированного объекта, или какой другой преграды, внезапно возникшей на пути, механический голос «пилота» тут же оповещал об этом. Если же никто из членов экипажа не реагировал на данную информацию, происходила самопроизвольная остановка лодки. Это было особенно удобно при длительных походах, когда от усталости у команды могла ослабнуть бдительность.

Словно маленькие дети, впервые оказавшиеся в новом месте, они были поражены необычайной красотой подводного мира. Перед ними простирался хоть малоизученный, но всё же, многообразный и великолепный ландшафт. Здесь, как и на земле, можно было увидеть бескрайние равнины, только поросшие водорослями, холмы все усыпанные ракушками, горные возвышенности испещренные тоннелями, различными углублениями, выемками, облепленные кораллами и моллюсками, где обитали осьминоги, крабы, морские ежи и рыбы. Пейзажи сменялись один за другим. Поражало буйство красок: и в окраске рыб, и в палитре самих кораллов. Под водой, по мере увеличения глубины, спектр проникающего вглубь света менялся и от этого рыбы, красного или зелёного цвета, казались абсолютно чёрными. Словно мыльные пузыри, парящие в воздухе, друзьям всюду попадались медузы от самых маленьких размеров – с грецкий орех, до гигантских – с парашют. Периодически над ними проплывали баржи, паромы, гражданские и военные корабли. В такие моменты друзьям хотелось всплыть на поверхность воды и помахать им рукой. Случалось, что и иностранные подводные лодки, напоминавшие собой огромных китов, пересекали им дорогу, но, даже не обратив на них внимания, также незаметно исчезали, будто растворившись в толще воды. Для них относительно маленькая подлодка, вероятно, не представляла реальной угрозы или вообще оставалась незамеченной. Такая возможность не исключалась, так как винты «Лаурочки» работали практически бесшумно, и с ней не было визуального контакта, ввиду отсутствия на военных субмаринах лобовых стекол.

Находясь в командном отсеке, капитаны – подводники, любуясь красотой сказочно-прекрасного подводного мира, вели между собой беседу:

– Том, я предлагаю нам вахту нести поочерёдно по четыре часа каждому, и спать, по возможности, только днём, – обратился к другу с предложением Джек, управлявший в этот момент лодкой.

– Я не возражаю, только объясни, почему мы должны спать днём, а не ночью?

– Так будет лучше и спокойней всем нам. Мне так точно. Над поверхностью воды всё хорошо видно. Даже ночью путь для захода в порты указывают береговые маяки, в море корабли обмениваются сигнальными огнями, что не позволяет им столкнуться в темноте, а здесь, под водой, если не дай бог выйдет из строя навигатор, и мы об этом не будем знать, может произойти авария. Да и неизвестно как потом сможем ориентироваться. Если только с помощью прожекторов и глубиномера. А днём и под водой без приборов в любую погоду всё видно, почти как на улице.

– Извини, что перебиваю, – улыбаясь, произнёс Том, – тогда уж лучше сказать, как на проспекте. Посмотри вокруг. Вон, какие великолепные замки природа построила: с арками, колоннами и башенками, как в городе. И все они заселены живыми организмами, со своими заботами, проблемами и законами. Это их мир, о котором мы ещё так мало знаем. Давай же и впредь будем уважать их сказочную вотчину!

– Хорошо, Том! Да и как же иначе? После твоих слов, я даже стал как-то по-другому воспринимать окружающее нас подводное царство. Так и чудится, что из всех норок, точнее сказать – из окон домов, на нас смотрят тысячи глаз беззащитных существ.

– Да, Джек! Для нас это дикая природа, как и их обитатели. А что касается несения вахты на лодке, я с тобой полностью согласен. Будем спать поочерёдно и только днём. Как говорится: «Бережёного – бог бережёт!»

Мерный шум моторов, плеск волн над головой, казавшееся бесконечным, монотонное плаванье постепенно притупляло бдительность, убаюкивало наших героев. Постоянно хотелось спать. Сказывались бессонные дни и ночи перед отплытием в порту Гамбурга, да и в пути следования. Когда проходили Аденский залив в районе острова Сокотра, неожиданно прогремел надводный взрыв, от которого лодку сильно качнуло в сторону. Джек, который в этот момент один находился в командном отсеке, немного опешив, сам себе подал команду: «Стоп машины!» Затем выключив двигатели субмарины, стал ждать. Через секунду прибежал заспанный Том и первым делом спросил:

– Что случилось? Мы во что-то врезались?

– Нет, Том, с лодкой всё в порядке. Честно говоря, я и сам толком ещё ничего не понял. Что-то громыхнуло сверху, а что неизвестно. Может поднять перископ и осмотреться? Или по-тихому пройти этот участок?

– Нет, Джек, я за первый вариант. Не исключено, что кому-то может понадобиться наша помощь, так как в этом районе часто орудуют пираты.

– Этого нам только не хватало!

В этот момент прямо над их головами прошёл большой катер. Решив отвести субмарину в сторону от района боевых действий, Джек запустил двигатели и направил лодку в обратном направлении. Отойдя на безопасное расстояние, друзья подняли перископ. Им было видно, как три пиратских катера под флагом Ирана атакуют две рыболовецкие шхуны.

– Я их узнал! Это сомалийцы разбойничают! Обрати внимание на их крюки, лестницы и вооружение. Точно они! – Прокричал Том, освобождая Джеку место у окуляров перископа.

– Может припугнуть их чем? – сказал Джек, посмотрев на друга.

– Давай! Только надо по-умному поступить. А так, если мы полностью всплывём на поверхность, пираты сразу догадаются, что это не военная подлодка и откроют по нам огонь. Поэтому, оставь перископ в прежнем положении и всплывай, только на уровень боевой рубки. Я буду наверху!

Том удалился. Тем временем, Джек продул балласт, поставил рули на всплытие и дал малый ход. Лодка стала медленно всплывать. Пираты, занятые абордажными работами, сразу и не заметили «грозного» противника. А зря! Торпеда, выпущенная Томом, разорвалась в десяти метрах от ближайшего катера. Сноп воды разлетелся во все стороны, окатив членов экипажа с ног до головы. Ошалелые пираты, трезво оценив сложившуюся ситуацию и решив, что их атаковал военный конвой, сразу побросали в воду своё оружие: автоматы и гранатомёты РПГ-7, а так же всевозможное снаряжение. После этой боевой операции, Том срочно задраил люк рубки и спустился вниз, в командный отсек. Через перископ друзья стали наблюдать за дальнейшими действиями пиратов. А те, довольные, что им выдалась счастливая, временная передышка, быстро сели в свои катера и на большой скорости направились к своему берегу. На рыболовецких судах собравшиеся на палубе моряки, не веря в удачу, что-то кричали и размахивали руками, празднуя победу. Но друзья их не могли слышать. Вскоре, убрав перископ, лодка отправилась дальше по заданному навигатором маршруту. Их путь лежал в Аравийское море и Индийский океан.

Глава № 7. «Первый прыжок с парашютом»

В воскресный день Настя решила навестить отца. Последние дни они очень редко виделись, так как он был сильно занят на работе и домой возвращался поздно. Можно было конечно и по телефону пообщаться, но Настя это делать не любила. Приехав к нему, домой, она первым делом поцеловала отца, спросила про его здоровье и только потом решила узнать последние новости:

– Папа, что нового слышно о наших «мальчиках»?

– Последний раз они выходили на связь, когда находились ещё в Красном море. Ты бы знала, столько впечатлений они получили от удивительных красот в том подводном царстве. Даже мне захотелось всё бросить и вместе с вами отправиться в плаванье. Я ведь в детстве и юности сам любил понырять с маской. Тогда ещё ружей для подводной охоты не было. Поэтому мы сами с ребятами мастерили стрелы с трезубцами на конце, которыми с помощью резинки, зажатой в руке, стреляли, как из рогатки. Ощущения были непередаваемые! Да и улов всегда отменным был. Затем на берегу, в скалах, разводили костёр, варили уху в котелке или прямо на металлических стрелах жарили рыбу. Ой, что-то я всё о себе, да о себе. Вы-то как с Анютой поживаете? Что нового?

– Да, беспокоит меня в последнее время её душевное состояние. Раньше всё с подружками гуляла, а теперь закроется в своей комнате, что-то читает или по телефону с Серёжкой болтает. А как попытаюсь с ней поговорить, так она фырчит на меня. Говорит: «Не волнуйся мама, со мной всё в порядке». Да, как тут не волноваться?

– С Серёжкой говоришь, общается? А может моя внучка влюбилась? – улыбнувшись с прищуром, спросил Иван Петрович дочку.

– Да, что ты, папа! Хотя, я и сама об этом не раз уже думала. Похоже, действительно втюрилась в Сергея Анечка, по самые уши втрескалась! Извини за такое определение. Иначе как объяснить её странное поведение?

– Ты не волнуйся за неё! Серёжа мальчик хороший, не обидит. Скоро завидным женихом станет! Ведь и я с твоей мамой познакомился, когда она ещё в школе училась.

– Я об этом знаю, папа. Про вашу любовь с мамой мне с детства все уши прожужжали родственники. Тебя всегда в пример ставили. Рассказывали, каким ты галантным, учтивым, ухажером был. Какие шикарные розы ей на все праздники дарил, а на свидания всегда приходил с конфетами или шоколадками. Мама каждый раз смущалась, но подарки принимала, а потом вы вместе их и съедали. Так?

– Да, Настёна, всё так и происходило. Хорошие времена были, хоть и трудно нам порой приходилось. Но это всё в прошлом. А что же ты внучку мою с собой не привезла? Я по ней тоже очень соскучился.

– Она отпросилась с Серёжей на аэродром сходить. Вот и сидит дома – его звонка ждёт. У него сегодня знаменательный день – первый раз с парашютом прыгать будет.

– Да, ну? Молодец! Значит смелый парень! Уважаю таких! Если и он её любит, то со временем, твоя дочь будет за ним, как за каменной стеной. Я в это верю!

– Да, рано им ещё о любви думать! Дети ведь ещё!

– Ну вот, ты опять о своём заладила! Хорошее дело никогда не рано начинать! Да и не станут они у тебя совета спрашивать! Пришла любовь – отворяй ворота! Так, по-моему, в поговорке говорится?

– Нет, папа! Пришла беда – отворяй ворота!

– Пусть и так, но препятствовать этому, самому замечательному их, и каждого человека на земле, чувству, не надо. Да и надоедать советами лишний раз не стоит! Они со временем сами во всём разберутся!

Аня сидела у окна в своей комнате и смотрела на улицу. На небе чистом и бескрайнем не было видно ни облачка. Светило яркое солнце, от которого лучи, преломляясь через стекло, разбегались по всем предметам комнаты солнечными зайчиками. Она ждала звонка. Час назад у неё с Сергеем состоялся телефонный разговор. Она первая позвонила ему и спросила:

– Серёжа, ты смог бы и меня взять с собой в лётный учебный центр? Я так хочу увидеть, как ты будешь прыгать с самолёта!

Серёжа замялся. Наступила пауза, после которой он ответил:

– Анюта, там строгая пропускная система. У нас же проходят подготовку и переподготовку настоящие лётчики.

– Ну и что!?

– Надо заранее выписать на тебя пропуск. Но это ещё не всё.

– А, что ещё?

– Я не знаю, как мне тебя представить. В смысле – кем? Ведь не всех желающих допускают на территорию аэродрома.

– Так скажи, что я твоя девушка! Или ты меня такой не считаешь?

– Анюта, ну зачем ты так? Дело не в том, кем я тебя считаю. Ведь, как и на любом режимном объекте, существуют определённые правила по допуску людей. Среди категорий лиц, которым разрешён проход, такой категории, как «моя девушка», нет.

– А кто есть?

– Жена, сестра, мать, отец, лётный состав, руководство центра и так далее.

– Извини, но женой твоей я пока стать не могу, родители не поймут, и не успею за час. Шучу. А вот сестрой, пожалуй, пару часиков побыть смогу. Как тебе такой вариант?

– Хорошо, сестрёнка! Я сейчас сбегаю в ЛУЦ, всё оформлю, а потом позвоню. Идёт?

– Действуй, мой дорогой братик!

В минуты ожидания всегда, кажется, что время тянется очень медленно. Вот и сейчас Аня не находила себе места. Даже интересная книжка, которая лежала перед ней на подоконнике не спасла бы её сейчас. Вид из окна постепенно стал надоедать. Все пешеходы, автомашины куда-то спешили по своим делам, только она всё сидела в ожидании звонка по телефону. И вот он прозвучал. Такой долгожданный и такой родной. На другом конце провода она услышала радостный голос Сергея, который сказал:

– Анюта, собирайся, пропуск получен! Я скоро буду!

– Какой, собирайся? Я давно готова! – хотела закричать Анюта, но Сергей уже повесил трубку.

Когда появился Сергей, они вдвоём, без промедления, побежали на аэродром. Времени было в обрез. Через тридцать минут вся команда должна была в полном составе и снаряжении вылететь на небольшом самолёте. Аня осталась его ждать на трибуне, в окружении других приглашённых лиц. Ей было хорошо видно, как их самолёт пробежал по взлётно-посадочной полосе и взмыл в небо. Сделав круг «почёта» над их головами, он стал набирать высоту, превратившись в маленькую точку. Только раздвоенный, дымящийся хвост от сгоревшего в винтовых двигателях керосина, словно две параллельные дорожки ещё долго висел в воздухе. Постепенно на трибуне началось заметное оживление. Некоторые из присутствующих даже повставали со своих мест, чтобы хорошо было видно. Аня последовала их примеру. В небе показался самолёт. Когда он пролетал над аэродромом, из него один за другим посыпались человечки. Аня с замиранием сердца следила за ними. Но угадать, кто из них её Сергей, она не могла. В небе они казались все одинаковые. Постепенно беспокойство ещё больше охватило её душу. Она даже подумала: «А, вдруг парашют не раскроется? Почему же они не дёргают за свои кольца?» Но, вот в небе показались белые купола. Раскрылись все. Непроизвольно из глаз Ани потекли слёзы радости и одновременно гордости за своего парня. Словно одуванчики или птицы, парашютисты медленно парили над головами. Вскоре они приземлились на зелёном, как ковёр, поле. Аня не удержалась и одна из первых побежала поздравлять Сергея. В своём синего цвета комбинезоне и каске он казался ещё выше и плечистей. Лицо Сергея сияло счастьем. Глаза слезились и от этого ещё больше блестели. Сняв заплечный рюкзак с многочисленными лямками, и отстегнув парашют на стропах, Сергей, наконец, дал себя обнять и расцеловать. На них никто не обращал внимания. Все гости были заняты другими членами команды. Затем было построение, на котором всем прыгунам вручили значки с изображением парашюта.

Когда торжественная церемония награждения и другие поздравления закончились, Аня, взяв под руку Сергея вместе с ним пошла на выход. Всю дорогу до дома, он, не переставая, с восторгом, рассказывал ей о своих ощущениях от первого прыжка и свободного падения. Таким счастливым она его ещё никогда не видела. И они оба были уверены в том, что этот день им запомнится на всю жизнь.

Глава № 8. «Переселение части племени МакакАдамов на второй остров»

На острове МакакАдамов, Бархус, который удивительным образом остался жив, поверив в чудо, полностью изменился в лучшую сторону. Это не удивительно. У всех людей со временем появляется мечта очутиться на чудо-острове, в таком райском уголке, где ещё осталась первозданная природа, с девственными лесами, полями, лугами. Где дышится легко и свободно. Нет ежедневной суеты и шума. Именно в таком месте, обретя душевный покой, Бархус очень быстро подружился с обезьяноподобными людьми из племени. И они его полюбили. Его рассказами о жизни народов на других «островах», все просто заслушивались. Такой отзывчивой, доброжелательной и любознательной публики он ещё в своей жизни не встречал. В его воображении он представлял себя духовным наставником, проповедником или просто учителем. Он был нужен им, а они ему, как хлеб или воздух. А это главное. Его доброта, желание передать оторванным от большого мира людям свои знания, сблизили Бархуса и с правящей элитой племени. Егоза и сама часто приходила его послушать. После чего, у них случались долгие индивидуальные беседы, такие, как и эта:

– Послушай, Недремлющее Око.

– Можно просто Егоза. Я к этому имени больше привыкла, – перебила его избранная.

– Хорошо, милая. Как мне известно, ваш народ уже миллионы лет живёт на этом острове, охраняя свою святыню – летающий аппарат далёкого предка.

– Да, это так.

– Народонаселение постоянно растет и множится с каждым годом. Находясь на одной территории, как бы в замкнутом пространстве, происходит естественное, непроизвольное спаривание особей противоположного пола. И этому вы не в силах препятствовать, несмотря на все ваши законы, правила или другие нормативные акты племени. Я не знаю, как иначе они у вас называются, но факт остаётся фактом: «люди встречаются, люди влюбляются, женятся…». Я понятно изъясняюсь?

– Да, продолжай.

– Так вот. Постепенно генофонд племени вырождается, подвергаясь мутации.

– Мы это знаем и по мере сил боремся с этим, установив строгие законы. Контроль за этим осуществляю я и другие правители.

– Да это всё понятно! Контроль, слежка, кара и так далее, и тому подобное. Но ведь существует ещё такое понятие, как любовь! Вам известно это чувство?

– Да, – немного смутившись, ответила Егоза, – Я слушаю тебя.

– Тогда тебе должно быть понятно, что ни какие запреты, правила или устои не могут запретить двум любящим сердцам спариваться. Ты согласна со мной?

– Отчасти, да.

– А я в этом уверен на все сто процентов! В том мире, из которого я к вам попал, никакие санкции не помогали!

– Я не буду с тобой спорить. Ты старше и мудрее меня, учитель.

– Спасибо за столь лестное определение, Егоза. Но я не напрашивался его получить! Меня беспокоит другое: «Почему вы не хотите расширить свою территорию?»

– Но, как?

– В двух километрах отсюда имеется второй остров с богатой растительностью и многочисленным животным миром. Уверен, есть и другие близлежащие земли пригодные для жизни. Переселив часть племени на другие острова, вы решите сразу несколько проблем: и с мутацией членов племени, при их отделении друг от друга, и с перенаселением островной территории. Ты согласна со мной?

– Да, я думала об этом и полностью согласна с тобой. Но других островов, на которые мы смогли бы переселить наших подданных, нет, кроме острова «дракона». Да и защитное поле действует только на эти два острова. Вопрос в другом: «Согласятся ли мои соплеменники поменять место жительства?»

– Я уверен, что, да! И таких будет много желающих! Раньше, когда все боялись птеродактиля, а точнее – дракона, они и подумать не могли сунуться на другой остров под страхом смерти или древнего суеверия. Но, как мне известно, Зубастик стал другом вашего племени и думаю, он будет не против такого соседства. Места там на всех хватит!

– Мне твоя идея понравилась! Постараюсь убедить в ней и членов совета старейшин. Да, – опустив глаза, произнесла Егоза, – давно хотела тебе сказать, что на том острове вместе с птеродактилем вот уже три года живёт твой знакомый по имени Майкл.

– Как? Да ведь он же погиб!

– Нет, он выжил и, подружившись с доисторическим ящером, остался с ним жить. Хочу добавить, что он тоже пересмотрел свою прошлую жизнь и в корне изменился в лучшую сторону. Сейчас они стали настоящими друзьями, родными как братья.

– Так, это же здорово! Я хотел бы его увидеть! Ты не против этого?

– Я нет. Думаю, вы скоро вновь встретитесь.

– Спасибо тебе, Егоза! Было очень приятно с тобой общаться!

– До встречи!

– До встречи! Я буду ждать тебя!

Как и предполагала Егоза, совет старейшин одобрил высказанное ею предложение о переселении части племени на другой остров. Бархус тоже присутствовал на этом совете. Когда ему предоставили слово, он сказал:

– Егоза уже объяснила вам основные причины переселения народа племени. Рад, что вы поддержали эту идею, но я хотел бы ещё спросить вашего разрешения обустроить по-новому жилища и быт переселенцев, сделав их более современными. К примеру, построить дома крестьян в виде коттеджей, с водопроводом, канализацией и другой сантехникой. Вокруг развести сады с плодовыми деревьями и кустарниками. Так же не мешало открыть детские сады, ясли и школы для детей. А для сельскохозяйственной техники дополнительно возвести производственные постройки. На том острове, как мне известно, уже есть такие, благодаря усилиям Тома и Джека. Но это ещё не всё. На вашем острове нет удобных мест для купания, так сказать – для культурного отдыха трудящихся, а на том, кругом песочек с многочисленными заливчиками, бухточками и речушками. Просто идеальное место!

– А это ваше современное строительство случайно не повлечёт нарушение экосистемы острова? – Спросил один из старейшин. Этот вопрос просто шокировал Бархуса. Он стоял в недоумении, не зная, что ответить. Во всём мире проблему экологии стали поднимать и обсуждать только в последнее годы, когда нависла реальная угроза всему живому. Это понятно. Там цивилизация, прогресс, гонка за прибылью в ущерб природе и так далее. Но здесь, на острове, в Индийском океане?! Эти обезьяноподобные люди просто не могли знать о мировых проблемах «большой земли».

– Ваша честь, – собравшись с мыслями, хотел ответить Бархус, но его опять перебил тот же косматый старец.

– Прошу прощения, милейший друг. Хочу заметить, что вы не в суде и здесь все равны, поэтому вы можете обращаться ко мне и другим членам совета, так же, как и я к вам сейчас.

Это замечание ещё больше смутило Бархуса. Словно ребенок, отвечающий у доски в классе, он, переминаясь с ноги на ногу, не мог собраться с мыслями. Его мучили всё новые и новые вопросы: «Откуда он знает про современную судебную систему? Каким образом они общаются с внешним миром? Где находится источник информации?» Решив не торопить события, а со временем всё выяснить у Егозы, Бархус сказал:

– Хорошо, мой друг! Ваше беспокойство по поводу возможного нарушения экологии на острове, в результате строительства, мне понятно. Я и сам об этом думал и поэтому предлагаю возводить дома только в тех местах и из тех материалов, которые не причинят вреда окружающей среде и в первую очередь растительности и животному миру острова. В старину люди строили дома без единого гвоздика. Так и на том острове коттеджи будут из чистого дерева, трубопровод и канализация тоже из пустотелых стволов бамбука. Только умывальники, унитазы и смесители – из серебра, с горы дракона. Но, как известно, серебро наоборот очищает воду.

Последнее утверждение он умышленно высказал, с целью проверить их осведомлённость и в этой области знаний. Но, как не странно, все присутствующие переглянулись и дружно закивали головами, подтверждая данный факт. Немного посовещавшись, старец, задававший вопросы, сказал:

– Совет старейшин племени постановил удовлетворить вашу и избранной правительницы по имени Недремлющее око предложение и просьбу в полном объёме. Вы своими добрыми делами и поступками на благо племени заслужили наше доверие. В связи с этим мы назначаем вас главным руководителем по строительству нового посёлка на втором острове, а вашу оппонентку, или как вам больше нравится её называть – Егозу, ответственной за отбор желающих и дальнейшее переселение части племени на тот же остров. Вам предоставлены неограниченные полномочия в рамках данного проекта, с чем и поздравляем вас!

Все члены совета встали, поклонились оратору, а затем каждый посчитал своим долгом, лично пожать ему руку. Бархус стоял, краснея от волнения. Еще ни разу в жизни он не испытывал такого чувства, как чувство благодарности за оказанное ему доверие и одновременно гордости за себя. Теперь его знания и жизненный опыт послужат доброму делу. А разве не это самое главное в жизни каждого человека?

Егоза, с помощью своих телепатических способностей, связалась с птеродактилем и известила его о решении совета старейшин. Зубастик был безмерно рад этой новости. Его друзья из племени теперь всегда будут рядом с ним, на одном острове! Если бы он умел говорить, то в ту же секунду передал бы эту новость и Майклу, а так, он только широко раскрывал свой огромный клюв и махал крыльями.

На следующий день, Бархус в сопровождении Егозы и рабочих «обезьян» прибыл на остров «дракона». Зубастик вместе со своим другом ждал их на берегу. Когда прибыли пироги, все спрыгнули на твёрдую почву. Теперь настало время удивляться Майклу, которого как отец сына обнял при встрече Бархус. У обоих на глазах даже выступили слёзы. Затем они стали наперебой рассказывать друг другу о своей жизни на островах за последние три года. Егоза не мешала им, а стоя в сторонке, тем временем угощала Зубастика мидиями и отварными креветками, которые он очень любил. Наговорившись вдоволь, все вместе отправились выбирать место под строительство нового посёлка. Как и предполагал Бархус, самым идеальным местом оказалась лесистая возвышенность вблизи серебряной горы. Обходя данную территорию, он рассказывал остальным спутникам, где он планирует построить дома переселенцев, где школу, детский сад, скотный двор, дом отдыха, пристань, разбить пляж, сады и палисадники. Майкл с большим энтузиазмом воспринял новое дело и согласился быть одним из бригадиров строителей. И закипела работа. Уже через неделю был составлен подробный чертёж, как самого посёлка, так и каждого отдельно взятого здания с прилегающей территорией, нанесены разметки на местности, работники разбиты на бригады, а так же возведены простейшие для них жилища.

Майкл ел, спал и работал вместе со всеми. Он поражался саму себе. «Откуда только берутся силы?» – думал он, каждый раз, поздно ложась спать. Свежий воздух, поддержка Бархуса, дружная команда и огромное желание приносить пользу народу, который с большой радостью воспринял его желание оказать помощь, способствовали этому. Коттеджи возводились один за другим в соответствии с проектом Бархуса, точно и в установленные им сроки. Часть рабочих во главе с Майклом несколько недель потратили на металлургические работы по изготовлению посуды и сантехники. Им пришлось проделать тот же путь на плоту со слитками серебра, что и Тому с Джеком много лет назад, только с той разницей, что тащили этот «плот – баржу» мохнатые обезьянолюди на буксире, на нескольких лодках. В том же «цеху», за стенкой с которым родился птеродактиль по прозвищу Зубастик, выплавляли весь необходимый инвентарь. В тот же год большая часть пожелавших переселиться на другой остров, «переехала» в новые, комфортабельные дома.

Глава № 9. «Школа островного народа»

Летели годы. Жизнь на острове «дракона» у переселенцев племени МакакАдамов постепенно вошла в своё русло. Подрастали дети. Бархус, закончив строительство посёлка, решил заняться учительской деятельностью. В новой, просторной школе со спортплощадкой для игр и других занятий было всего два класса: для самых маленьких, с трёх до пяти лет, и постарше – с шести до восьми лет. После обучения в школе, выпускники, в зависимости от своих навыков, положения, пожеланий или исходя из целесообразности, сразу зачислялись в один из отрядов: правителей, воинов, пастухов или рыболовов. Но эти дальнейшие заботы учителя уже не касались. Он был полностью поглощен только своим детищем – сеял разумное, доброе, вечное, в умы учеников.

Занятия начинались с физзарядки. Все дети, стоя у своих парт, в проходе, по хлопку Бархуса начинали делать приседания, наклоны, кивки головой, взмахи лапами. Затем все садились за парты. В учебном процессе принимала участие и Егоза. Да, как можно было без неё обойтись? Бархус сколько не пытался, так и не смог изучить их гортанный, постоянно гикающий язык. Так, что Недремлющее Око в этом сильно помогала ему, являясь на первых порах, для самых маленьких, переводчицей. Помимо этого она вела у них два предмета: «История и культура племени» и «Пение», а у детей постарше – «Основные законы и правила поведения» и «Деторождение и материнство». Как не странно, последний предмет должны были посещать не только девочки, но и мальчики. Все остальные уроки вёл Бархус. Только на первый взгляд ему казалось, что всё просто и понятно. Изучив образ жизни племени, он пришёл к выводу, что тех знаний, которые им передавали старшие особи, в новых условиях не достаточно. Поэтому он разработал методички по следующим предметам: «Алфавит», «География», «Математика», «Труд», который дополнительно разделялся на «Кулинарию» и «Строительство», «Иностранные языки», «Растениеводство и животноводство», «Рисование» и «Физкультура».

Занятия проводил поочерёдно, согласно составленному заранее расписанию. В классе имелась доска, которая представляла собой ряд тонких бамбуковых прутьев, связанных между собой, на которые была натянута выделанная шкура бизона, поверх покрытая каучуковым клеем. В качестве мелка использовались грифеля. Процесс их изготовления состоял в следующем: брались прутья лиственных пород деревьев толщиной с карандаш, которые зарывали в песок. Сверху разводился костёр. После того, как он прогорал, «мелки» доставали. В результате такого способа обжига, грифеля становились крепкими, так как не сгорали, как обычно происходит на открытом огне, а медленно тлели. В конце класса было установлено обычное, только высушенное, дерево, к веткам которого были привязаны канаты из лиан дикого винограда. Это дерево Бархус в шутку называл стимулятором. Всё дело в том, что те ученики, которые отличались примерным поведением, хорошо работали на уроке, поощрялись не отличными оценками, как это происходит в наших школах, а тем, что им разрешалось сидеть не за партой, а на ветках дерева или лазать по лианам. Другие ученики им просто завидовали. Среди них были и самые настоящие непоседы и шалопаи. Они пользовались тем, что могли телепатически общаться между собой, как в классе, так и со своими друзьями с улицы, и поэтому со стороны казалось, что они ни с того ни сего начинали гоготать, вскакивать на парты и прыгать по ним. Бархус догадывался каждый раз, почему вдруг нарушалась дисциплина, так как заранее был предупреждён Егозой об их способностях. За такие хулиганские выходки виновный подвергался строгому наказанию по их меркам, а именно стоянию весь урок у доски, рядом с учителем. Но это происходило очень редко, так как своего учителя дети просто обожали.

Не все предметы они любили и быстро усваивали. Нет. К примеру – математику и иностранные языки не очень. А что касалось строительства, рисования, пения, географии, кулинарии и других областей знаний, здесь они поражали Бархуса своими способностями, знаниями предмета, желанием больше узнать.

Часто занятия проходили под открытым небом, например в лесу, на скотном дворе или в птичнике. Дети любили такие прогулки. Одно дело, когда они со своими родителями ходили в лес, а другое – все вместе, целым классом. Тогда природа воспринималась совсем по-другому, более ярче, красочнее, интересней. Ведь их учитель знал много историй о деревьях, растениях и животном мире. Так остановившись у спиленного ствола дерева лиственной породы, он предлагал детям стать кружком возле пня и внимательно рассмотреть его:

– Дети, что вы видите на поперечном спиле дерева?

Один ученик запрыгнул на пень, чтобы лучше рассмотреть и стал кружиться на одном месте.

– Здесь, какие-то колечки, – ответил он и ногтём пальца правой лапы провёл сначала по тёмным, а затем и светлым кружочкам.

– Молодец! Это годовые кольца. Чем их больше, тем дерево старше. По этим кольцам можно узнать не только возраст дерева, но и в зависимости от их толщины – условия жизни в каждый конкретный год. Вот смотрите, это колечко более широкое. Значит в этот год, примерно десять лет назад, либо речка сильно разлилась, либо выдалось дождливое лето, отчего земля сильно пропиталась влагой. А теперь дети скажите мне, сколько лет назад было засушливое лето.

Лес лап устремился к одному и тому же пеньку. Все стали считать: «Один, два, три, четыре, пять. Пять! Пять! Пять!» – послышались довольные голоса со всех сторон. Радостные улыбки моментально засияли на их и без того смешливых мордочках.

– Правильно! Вот вы и научились читать книгу жизни деревьев, с чем вас и поздравляю!

Затем Бархус стал рассказывать, из чего состоит дерево.

– Это ствол, он является опорой для всего дерева и в первую очередь для кроны, которая начинается с первых, нижних веток, до самой верхушки. Вот это его сердцевина и рядом сама древесина. А та, наружная часть, у одних деревьев напоминающая волокна тростника, а у других корявую пробку – кора. Функция её примерно та же, что и у кожи или шкуры, как у меня с вами – защита «организма» от внешних факторов.

Помимо школьной программы Бархусу приходилось объяснять и разъяснять обезьяноподобным человечкам и другие вопросы, которых у детей было всегда много.

В этом возрасте слово «почему» звучало из их уст очень часто. К примеру: «Почему дует ветер, а листья на деревьях шевелятся? Почему вода течёт только с горы, а не наоборот? Почему дым от костра поднимается вверх? Почему днём звёзд на небе не видно, а ночью солнце не светит?» – и так далее и тому подобное. Бархус внимательно выслушивал их, а затем, усадив учеников на траву, начинал подробно объяснять законы физики, астрономии и химии, так, чтобы всем было понятно.

Мучавший Бархуса долгое время вопрос: «Откуда старейшины племени черпают информацию о событиях в мире?» – разрешился сам собой, когда Егоза первая предложила ему спуститься в подземную святыню, где миллионы лет покоился звездолёт пришельца – прародителя обезьяноподобных людей. Установленные на нём мониторы находились в рабочем состоянии и включались по мысленной команде находящегося в кресле «пилота». Им в данный момент на некоторое время стал Бархус, поражённый такому невероятному достижению техники.

– Егоза, а вы когда-нибудь связывались с той планетой, откуда или куда летел ваш предок?

– Нет. А зачем? Нам и в голову это не приходило.

– А вот я послал мысленный импульс и сейчас, после обработки бортовым компьютером этой информации, на экране должна появиться…

Он не успел продолжить свою мысль, как вдруг в помещении включилась сирена, засветился экран, а затем кто-то похожий на местных обитателей гортанным, кричащим голос стал что-то вещать. Егоза схватилась за спинку кресла, устремив свой взор на оратора, и замерла. Бархус хотел её о чём-то спросить, но делать этого не стал. По выражению её мордочки и так было понятно, что что-то случилось. Голос сопровождался демонстрацией чередующихся картинок бегущих по экрану. На планете чёрного цвета из «земли» постоянно вырастали похожие на зелёные грибы существа, которые затем раздувались, превращаясь в шары, и катились один за другим в сторону здания, напоминающего летающую тарелку. Экран потух. Вместе с ним прекратился и рёв сирены.

– Пошли, учитель, мне срочно надо доложить о случившемся совету старейшин, – в задумчивости произнесла Егоза, и первая направилась к выходу. Бархус поспешил за ней.

Чем в дальнейшем закончилось совещание, и что решил на нём совет старейшин, он не знал, так как увлечённый учебным процессом с детьми, вскоре забыл об этом.

Глава № 10. «Страшное известие»

На совете старейшин, Егоза рассказала присутствующим обо всём увиденном ею на мониторе космолёта. А так же об услышанной трагедии из уст соплеменника с другой планеты. Слово взял председатель:

– Мы все внимательно выслушали Недремлющее Око. Факты, которые она изложила необходимо ещё раз перепроверить. Это не недоверие. Нет. Но мы должны сами во всём разобраться, так как не исключена вероятность, что это послание, принятое Бархусом, было отправлено давно, а бортовой компьютер просто его записал и сохранил. Ведь при радио и телесвязи с той планетой происходил не диалог, а монолог, то есть без обратной связи. Либо это событие происходит в настоящий момент. Поэтому я предлагаю для начала выставить круглосуточный пост на корабле нашего прародителя, на тот случай, если они захотят с нами связаться. Если же в течение восхода двух полных лун ничего не произойдёт, то тогда мы должны сами попытаемся выйти на них и всё выяснить. Вы согласны со мной?

Все собравшиеся на совете дружно закивали головами. Только один, хмурого вида старейшина поднял свою лапу, прося слово. Все обратили свои взоры в его сторону. Председательствующий в знак одобрения кивнул головой. Старейшина встал, размял затекшие от сидения плечи и сказал:

– Уважаемые коллеги. Я считаю, что Недремлющее Око допустила серьёзную провинность, разрешив Бархусу посетить нашу святыню, а тем более дать ему возможность похозяйничать в космическом корабле.

– Но ведь совет сам дал согласие! – хотела возразить Егоза, но её перебил прежний оратор.

– И что из того? Мы знаем, кем раньше был учитель – главарём бандитов. Один только этот факт должен был насторожить всех. Инициатива принадлежит вам. Поэтому и вся ответственность за данный инцидент лежит полностью на вас.

– Я не понимаю, коллега, к чему вы клоните? – повысив голос, сказал председатель совета, – Решение принималось коллегиально, в вашем присутствии. На том совете вы не возражали против такого решения. Доводы были убедительными. Бархус много лет живёт и трудится на нашем острове.

Его заслуги перед племенем велики. Уверен, ваши внуки и правнуки учились, или учатся в той школе, в которой он до сих пор преподаёт. А построенный им посёлок для наших соплеменников? Разве этого мало? В его немолодые годы, по меркам окружающего нас мира, он сделал очень много хорошего и тем самым заслужил право быть посвящённым в тайну нашего происхождения!

– Это всё верно! Но как он посмел использовать пульт управления космолёта для связи с планетой наших предков?

– Не вижу ничего странного в этом. Он образованный и любознательный человек, который по воле судьбы был оторван от своего мира. Естественно, ему стало интересно узнать, чем и как теперь живут его сородичи, а так же откуда прибыли астронавты, потерпевшие крушение на нашем острове.

– А о возможных последствиях он думал в тот момент? – не унимался возмущённый старейшина.

– Дорогой друг, мы с вами жители планеты Земля, которая входит в систему космических планет – собратьев. Если бы даже призыв о помощи пришёл с любой другой планеты, а не с той, откуда родом наши предки, мы обязаны были бы принять меры, чтобы хоть чем-то им помочь. Это наш долг – долг каждого разумного существа! Другой вопрос: «Как это сделать?» Вот этого мы как раз пока и не знаем. Что касается последствий, то об этом говорить рано. В любом случае факт остаётся фактом: «О нас узнали! А это значит, что мы не зря миллионы лет „несли свою ношу“, обеспечивая сохранность космического корабля. В этом была суть нашей миссии, и мы её на совесть выполняли!». Вы согласны со мной?

Больше вопросов и возражений не поступило. Улыбнувшись, председатель совета старейшин племени оповестил присутствующих об окончании совещания. Только после этих слов Егоза перевела дух. На её глазах заблестели слёзы радости, облегчения и одновременно благодарности председательствующему, который так грамотно всё объяснил угрюмому старейшину, фактически встав на её защиту.

Решение совета старейшин было доведено до вождя племени. В тот же день в подземной святыне у монитора летающей тарелки был выставлен круглосуточный пост.

Летели дни. Егоза продолжала обучать детей в школе Бархуса. О том, что решил совет старейшин, она ему не рассказывала. И вообще старалась ни с кем темы телесвязи с соплеменниками, с другой планеты, не касаться. Несмотря на это, на душе у неё было не спокойно. Вновь и вновь перед её глазами всплывали картинки ужасной трагедии разыгравшейся на далёкой планете, а так же слова, призывающие о помощи и не только. Ещё, в самом начале сеанса связи, диктор приказал кораблю немедленно следовать на базу. Тогда она не придала этому значения и даже не поставила в известность совет старейшин, решив, что неправильно восприняла его слова. Но теперь, по истечении двух недель, вспомнив каждое слово, пришла в смятение. «Именно к нам был обращён тот призыв!» – поняла она. Её переживания усилились после того, как Ратар, вождь племени и тайный воздыхатель, долгое время добивавшийся её руки и сердца, переплыл на их остров и сообщил ей, что из космоса пришли ещё два сообщения. Первое от диктора с планеты предков. Оно гласило о следующем: «Братья, вы нас просто обескуражили своим выходом в эфир с грузового терминала, который считался без вести пропавшим миллионы лет назад! По сведениям, сохранившимся в нашем архиве, стало известно, что ваш корабль, выполнявший секретное задание, перевозил особо ценный для нашей планеты груз – „КС 20“. Что с ним стало? Без него жители нашей планеты обречены на медленную смерть! Всё! Нас атакуют!» На этом связь прекратилась, но спустя несколько часов экран монитора вспыхнул и теперь появился другой диктор. Он был мерзкой наружности, напоминающей смесь дикобраза и болотной жабы. О чём он говорил было непонятно, но по выражению его слащавой морды можно было догадаться, что он чему-то очень рад. От его ужасной физиономии по всему телу охранника, дежурившего в космолёте, побежали мурашки, а на носу выступил пот.

От слов Ратара, Егоза была готова разрыдаться. Так ей стало страшно и жалко себя, и народ с другой планеты близкий ей по крови. Только когда вождь ушёл, она закрылась в своей комнате и дала волю своим чувствам, заплакав, как девчонка. Сразу вспомнился Джек. В такие минуты, когда на душе становилось тоскливо, она почему-то всегда вспоминала его. Он бы взял её на свои крепкие руки, прижал бы к груди и утешил добрыми и ласковыми словами, как делал это раньше. «Как мне его не хватает!» – думала она, утирая слёзы, – «Где ты, мой самый дорогой и любимый человек на свете? Когда ты приплывёшь ко мне?» «Стоп!» – Сама прервала свои размышления Егоза, так как вспомнила последние слова Джека, перед самой разлукой: «Если тебе станет очень плохо, и ты захочешь меня увидеть, то только позови и я сразу „прилечу“ к тебе на водных крыльях!». «Этот момент настал!» – решила для себя Егоза, – «Надо найти способ его известить и попросить о помощи». В последующие дни она много думала и наконец, решила, что самый оптимальный способ передать весточку Джеку – с помощью обычного ореха кокоса. Когда созрела такая идея, она вместе с учениками пошла в лес, где и набрала дюжину орехов. Затем просверлила в них маленькие отверстия, слила сладкое молочко и просушила. Когда водонепроницаемые ореховые контейнеры были готовы, она написала и вложила в каждый из них по записке, а в отверстия забила деревянные пробки. На этих кокосах, перед тем, как бросить их в море, она дополнительно нацарапала ножом: «Для Джека, срочно, нужна помощь», так как побоялась, что вода может затечь вовнутрь и испортить записки, в которых она просила Джека срочно приплыть на остров.

Прошло почти три месяца, а Джека всё не было. Нетерпение и желание поскорей его увидеть с каждым днём нарастало. Егозе захотелось хоть с кем-нибудь поделиться своей душевной болью, и поэтому она пошла к Бархусу. Престарелый учитель внимательно выслушал её и сказал:

– Дорогая, Егоза, ты всё правильно сделала. Джек не только тебе нужен. И не он один. Возможно, потребуется помощь всего мирового сообщества. Вчера я разговаривал по просьбе вождя племени с председателем совета старейшин, который так же обеспокоен положением дел на родине вашего древнего сородича. С его слов, космолёт продолжает периодически принимать тревожную информацию с той планеты. Ваши соплеменники предупреждают нас о возможном нападении на остров и планету Земля в целом их противника – алчного и беспощадного Ягурода, которому удалось запеленговать координаты космического корабля во время сеанса связи. Если ему удастся уничтожить звездолёт или хотя бы груз под маркировкой: «КС 20», то планета ваших предков «угаснет». Что это понятие означает и что обозначает сама странная маркировка, я толком не понял, но помощь ваших друзей крайне необходима.

– Что же делать, ума не приложу? – с тревогой в голосе, сказала Егоза, – Может, есть какой другой способ оповестить Джека?

– Возможно, есть. Только…, – Бархус задумался, – Скажи, милая, случайно нет у вас на острове радиоприёмника или любого другого радиопередающего устройства? Может случайно прибило к берегу после кораблекрушения, или каким другим способом попал?

Теперь пришло время «ломать голову» Егозе. Думая о Джеке, она сразу вспомнила о той странной металлической штучке, которую он ей отдал перед самым отплытием на свой остров. Она ещё мигала разноцветными огоньками, словно ёлочная гирлянда. Улыбнувшись, чуть показав белоснежные зубы, своей очаровательной улыбкой, Егоза сказала:

– Есть! Радио-маячок пойдёт? – радостно воскликнула она.

– Какой маячок? Случайно, не тот ли, что стоял на катере Тома?

– Я не знаю где он стоял, но отдал мне его Джек. При этом он ещё добавил, что если эта вещица мне надоест или бандиты, извините это я не о вас, захотят опять напасть на остров, то надо будет немедленно прикрепить её к акуле и выпустить последнюю в океан. Но необходимости расстаться с ней так и не возникло, а мне она постоянно напоминала о Джеке, поэтому я и сохранила её на память.

– Молодец, – только и нашёлся, что сказать Бархус.

Егоза сбегала к себе домой, а когда вернулась, отдала учителю радио-маячок. Частично разобрав, Бархус настроил его так, чтобы он постоянно выдавал в эфир слова на языке азбуки Морзе: «Джек» и «помощь». Теперь им оставалось только ждать и надеяться, что какое-нибудь из сообщений: устное или письменное, достигнет адресата.

Глава № 11 «Первый полёт Майкла на птеродактиле»

После того, как общими усилиями Бархуса – главного вдохновителя и распорядителя, посёлок для переселенцев с другого острова был построен, Майкл вернулся в свои угодья. Однажды чудом спасшийся, благодаря доброте и заботе кожистокрылого гиганта – Зубастика, он теперь не мыслил долгой разлуки с ним. Жили они всё в той же «комфортабельной» пещере, обустроенной ещё много лет назад Томом и Джеком. Майкл не был лично знаком с ними, но не раз с благодарностью думал о них, каждый раз удивляясь, как эти тринадцатилетние парни так умело смогли сконструировать бытовые предметы, технику для вспашки земли и сбора урожая зерновых, хозяйственные постройки.

Когда вернулся Майкл, доисторический птеродактиль, так обрадовался его приходу, что стал хлопать крыльями и пританцовывать, кружась на одном месте. Первым делом они вдвоём отправились на рыбалку. Это было их любимым занятием. Как и прежде, Зубастик кидал с высоты своего полёта серебряный самородок в воду, а когда стайки рыб окружали место падения «наживки», вспенивая воду, устремлялся вниз и своим длинным, заострённым клювом подцеплял, словно пеликан, несколько рыб. Задача же Майкла состояла в том, чтобы весь улов поджарить на костре. Но помимо этого, он и сам занимался «рыбалкой». Здесь, в скалистой бухточке, под камнями и в заводях водилось много крабов, раков-отшельников, омаров, креветок и лангустов. Именно эти деликатесы очень любил его друг. Майкл не жалел своих сил, чтобы только угодить Зубастику. Задержав дыхание, он с головой нырял под воду, где голыми руками и охотился на них. Процесс этот был не из лёгких. Иногда десятиногие ракообразные своими клешнями причиняли ему травмы. Но он, увлечённый любимым занятием, не чувствовал боли, да и солёная вода быстро заживляла все раны. Зато, какой отменный пир они закатывали после этого! От вида жареных морепродуктов у Зубастика всегда загорались глаза, становясь не зелёного, а ярко красного цвета, а у Майкла ношенная – переношенная футболка вся покрывалась жирными пятнами, становясь солнечно – прозрачной. Пообедав, Майкл задумался и сказал: «Хорошо тебе, Зубастик, летать умеешь, а вот мне этого не дано! А как хорошо было бы нам вдвоём посмотреть с высоты птичьего полёта на новый посёлок!?». Птеродактиль удивлённо заглянул в его глаза, продолжая пережевывать пищу. Нет, разговаривать он не научился, хотя иногда проявлял чудо – способности угадывать по жестам или выражению лица человека, о чём тот спрашивал или просил его. Сейчас же наступил именно такой момент. Зубастик, как будто угадав его мысли, вспорхнул, перелетел к скале, где находился металлургический «цех» и, схватив в крепкие лапы огромный валун, с лёгкостью перенёс его к ногам друга.

– Это здорово! Ты просто молодец, мой хороший! – вскочив с земли, радостно закричал поражённый увиденным фокусом Майкл, – Ты сильный! А это значит, что при желании и меня сможешь поднять и перенести на себе! Ур-р-а-а! Эврика! Спасибо тебе! Ты нашёл отличный способ!

Теперь Майкл стал мастерить лямки, как для себя, так и для птеродактиля. Его идея сводилась к следующему: чтобы Зубастик меньше уставал в полёте и не тащил его всю дорогу в своих лапах, как тот булыжник, лямки должны были одеваться ему на шею и плечи, а дальше, в виде детской качели опускаться вниз. При таком способе передвижения, на подлёте к земле, Майкл смог бы быстро спрыгнуть с небольшой высоты, дав возможность Зубастику спокойно приземлиться. Взяв прочную лиану дикого винограда, он начал плести. Вечерело. Когда солнце уже клонилось ко сну, Майкл закончил свою работу. Повернувшись к Зубастику, улыбнулся и ласковым голосом сказал:

– Ну что, дракоша, полетаем завтра?

Затем встал, широко зевнул и усталой, тяжёлой походкой побрёл к входу в пещеру. Зубастик поковылял за ним следом. Только длинные тени от их тел в лучах заходящего солнца медленно ползли по склону горы. Далеко в лесу прокричала встревоженная птица и затихла. Постепенно ночь поглотила весть остров. На небе загорелись первые звёзды.

А где-то там, в одной из галактик бескрайней вселенной, на чёрной планете готовился к старту космический корабль с экипажем из пяти обезьяноподобных людей. Их путь лежал в нашу солнечную систему, на планету Земля, находящуюся на расстоянии нескольких миллионов световых лет. Даже по их меркам, это было колоссальное расстояние, преодолеть которое помогали чёрные дыры или временные коридоры, соединяющие между собой различные галактики. В них время сжималось, словно огромная пружина, отчего дни становились секундами, месяцы – минутами, а годы – часами. Этот процесс можно было либо убыстрять, либо замедлять, в зависимости от заданной программы полёта космического корабля. Наука и техника той планеты достигли такого уровня, что люди научились открывать, а при желании и закрывать данные коридоры, а так же изменять их длину и форму. Но изменения пространства были сопряжены с риском и большими затратами энергии. Поэтому, не все, даже достаточно развитые цивилизации многих планет прибегали к такому энергоёмкому способу запутывания следов. Жители чёрной планеты понимали это, но другого выхода у них не было. Злой и ненасытный до власти и денег пират – Ягурод, добивавшийся вселенского господства и обладавший более современной военно-космической техникой, мог опередить их или, отправившись в погоню, настигнуть корабль миролюбивых астронавтов на пути к Земле. Цель же их миссии заключалась в том, чтобы разыскать соплеменников, охранявших миллионы лет космический грузовой терминал, установить наличие у них груза «КС 20» и немедленно перегрузив хотя бы часть его на борт космолёта, вернуться обратно.

Когда же корабль наконец-то поднялся с космодрома, в это же самое время на голубой планете – Земля уже наступил новый день. Вся природа пробуждалась от ночной спячки. Весело щебетали райские птички, перелетая с ветки на ветку бамбука. Их звонкие, жизнерадостные голоса разбудили и Майкла, спящего в обнимку с Зубастиком в своей пещере. Встав и сделав нехитрую зарядку, он пощекотал по шее друга, а когда тот открыл глаза, скомандовал:

– Вставай, лежебока! У нас сегодня день воздухоплаванья! Теперь и я, с твоей помощью, стану авиатором!

После лёгкого завтрака, состоящего из мучных лепёшек и оставшейся со вчерашнего вечера жареной рыбы, друзья вышли на свежий воздух. На голубом небе светило яркое солнце, только небольшие перистые облака изредка пролетали над их головами.

– До чего погода чудесная! – задрав к небу голову, сказал, улыбнувшись, Майкл. Затем подняв с земли скрученные лямки для воздушных перелётов, расправил их и потащил к большому валуну. Дойдя до него, позвал Зубастика. Когда тот подлетел, приземлившись прямо на камень, Майкл стал надевать на него самодельное снаряжение. Птеродактиль не сопротивлялся, вероятно, понимая, чего он него хочет человек. Словно запряжённая лошадь, он смирно стоял, только изредка крутил головой, рассматривая новый наряд.

– Ну что, дружище, полетаем? – с этими словами Майкл сел в самодельные качели и, помахав рукой, скомандовал:

– Полетели!

Мощными взмахами крыльев, Зубастик поднял столб пыли на песке, а затем сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее стал набирать высоту. С непривычки Майкл крепко ухватился за канатики лиан и зажмурился. Казалось, что его сердце от страха моментально упало в пятки и застучало, как у бегуна-спринтера. Дыхание участилось, а по телу побежали мурашки. Когда он немножко успокоился, решил открыть глаза.

– Ва-а-у-у! – вырвался из него радостный возглас, – Красотища, то какая!

Но это были только первые ощущения полёта. Когда Зубастик взлетел на высоту тридцатиэтажного дома и сделал круг почёта над скалистой бухтой, сразу устремился в сторону серебряной горы. От сильного встречного ветра у Майкла слезились глаза, но и того, что он увидел, было достаточно, чтобы запомнить на всю жизнь. Слегка раскачиваясь, он зачарованно любовался окружающим снизу его видом. Деревья, которые раньше казались ему вековыми исполинами, теперь напоминали бархатистые кустарники или папоротники. Изредка попадались стада бизонов и других диких животных. С высоты полёта они превращались в стада пасущихся мышей или крупных насекомых. Весь остров лежал перед ним, как на ладони.

– Почему я раньше не догадался использовать силу Зубастика для полётов? Так быстрей и интересней! – думал бывший пират, продолжая осматривать местные окрестности. Теперь он, болтая ногами, словно шагая по воздуху, как сказочный великан, отмерял не сантиметры, а десятки метров пройденного пути. Не прошло и двадцати минут, как вдали показались крыши новых домов посёлка племени МакакАдамов. Майкл, хоть и прожил большую часть времени в городах, где дома со всеми удобствами, но теперь, ни за что бы, ни променял на все эти коммунальные штучки свою уютную, согретую теплом друга, пещеру. В настоящее время самым важным для него стал Зубастик, который в любую минуту был готов придти к нему на помощь, поделиться последним куском хлеба, любил его, как не любили даже родители. Он это чувствовал каждой клеточкой своего тела. И наоборот, если бы с его другом приключилась беда, он бы не раздумывая, тоже пришёл к нему на помощь.

Селяне заметили их, и вскоре толпа зевак вывалила на улицу. Майкл помахал им сверху рукой и, обратившись к птеродактилю, спросил:

– Зубастик, не пора ли тебе передохнуть? – и указал большим пальцем руки вниз.

Тот и сам вероятно подумал о том же, поэтому планируя, как дельтаплан, стал медленно снижаться. При подлёте к земле, Майкл спрыгнул и слегка пригнулся, не дав Зубастику случайно сесть ему на голову, а так же, как и он нормально приземлиться. Бархус и Егоза не смогли удержать ребятишек за партами и те, выбежав из школы, с радостными криками направились к человеку, укротившему дракона. Учителя пошли следом за ними. На раскрасневшемся, загорелом лице Майкла читался восторг от полёта. Увидев бывшего распорядителя стройки, он закричал:

– А вот и я! Не ждали? Здорово я придумал?

Бархус пожал ему руку и ответил:

– Конечно, мой друг! Вероятно, в ближайшее время может понадобиться ваша помощь, – затем он подробно рассказал о телевизионном сеансе с жителями другой планеты и о возможном нападении на остров космического пирата – Ягурода.

– Да, дела в нашем царстве – государстве творятся! – почесав затылок, произнёс Майкл, – Надо бы к встрече «дорогого» гостя подготовиться. Охрану выставить что ли?

– Мы об этом думали. На двух островах уже имеются пункты наблюдения за небом. Подготовлены надёжные укрытия – в пещерах, примерно как у вас с дракончиком, только с месячным запасом пресной воды и пищи. По твоему выражению лица я догадываюсь, о чём ты хочешь спросить – о вооружении. Я прав?

– Да! Только что мы сможем сделать супротив летающей тарелки? Убежать подальше и спрятаться? Не больше! И что только хочет от островитян этот пират? Чего ему не хватает? Если серебра, то это глупо. У них я уверен этого добра полным-полно. Факт!

– Что он хочет заполучить, как раз известно – «КС 20». Но, где он находится и как выглядит, непонятно. И вот над этим теперь правители племени и ломают свои умные головы, но пока всё безрезультатно. Ждать помощи нам практически не от кого. Будем уповать на господа бога и на наше везение. И ещё. Теперь, когда у тебя есть отличное средство передвижения, ты сможешь в случае чего быстро до нас добраться. А это в настоящих условиях очень важно. Поэтому в случае реальной опасности, сигналом для тебя будет служить дым от костра, который находится на вершине серебряной горы. Ты всё понял?

– Да, мой командир!

– Не надо ерничать, Майкл. Не до шуток мне.

– Извини. Это я так, от избытка впечатлений после полёта. Можешь на меня и Зубастика рассчитывать.

– Вот и хорошо, вот и правильно! – по-стариковски произнёс Бархус, – А теперь прошу ко мне в гости. Так сказать – перекусить с дорожки.

Затем обнявшись, как старые друзья, они так и пошли вдвоём в новый, современный коттедж Бархуса, где и засиделись до позднего вечера.

Глава № 12. «Встреча пришельцев из космоса»

Через три месяца космический корабль с астронавтами, с далёкой, чёрной планеты достиг нашей солнечной системы. В ходе полёта, они, применяя различные хитрости космической науки, всё же смогли оторваться от преследователя. Но это была только временная передышка. Пилоты это знали и поэтому при подлёте к земле сразу включили поисковую систему: «свой – чужой». Данная система способна была точно определить координаты искомого космолёта, тем более на нём ещё сохранился прибор с секретным кодом, который с помощью радиомаяка постоянно выдавал в эфир импульсы сверхнизкой частоты. Сигнал прослушивался, но очень слабо. Причин этому было несколько. За длительное время бездействия корабля, без дополнительной подзарядки, частично вышли из строя так называемые неоновые батареи. Гора, под которой покоился данный грузовой терминал, была вулканического происхождения с большим содержанием кобальта, железа и кремния. И именно эти элементы земной коры препятствовали быстрому распространению импульсов, так как, экранируя от прочных, монолитных пластов горы, частично гасили их. Включив усилитель сигнала, пришельцы из космоса всё же смогли с точностью до метра определить местонахождения космического «собрата». Их радости не было предела. Хоть астронавты на своей планете имели свои собственные имена, которыми пользовались при общении, то здесь, на корабле, при выполнении важного задания своего правительства – Планетарного Совета, обращались друг к другу только по номерам от одного до пяти, в зависимости от занимаемой должности.

– Первый! Первый! Докладывает второй! Система космической навигации отобразила на дисплее искомый остров, площадь которого составляет тридцать семь и семь десятых квадратных километра. Местность очень лесистая и гористая, но посадить космолёт удастся. Какие будут указания?

– Второй, я первый! Снизиться до высоты пятнадцати метров и зависнув в воздухе, провести бактериологический и атмосферный анализ окружающей среды. О результатах доложить.

– Есть! Начинаю снижение!

Практически одновременно с двух островов наблюдатели заметили и доложили вождю племени о приближении с неба «летающей тарелки». Тот в свою очередь сообщил о данном факте совету старейшин. Все вышли встречать долгожданных сородичей. Космический корабль, внешне похожий на тот, который миллионы лет пролежал в горе, только значительно меньшего размера, примерно двадцать минут находился в «подвешенном» состоянии над островом, а затем медленно стал опускаться. Приземлившись на поляну, как раз в том месте, где обычно у племени МакакАдамов проводились строевые смотры и праздничные застолья, у «тарелки» вертикально открылась одна огромная дверь, из которой вышел обезьяноподобный астронавт в прозрачном шлеме, имевшем сверху два смешных рожка, как у муравья. Осмотревшись с опаской по сторонам, он сделал первые робкие шаги по ступенькам лестницы. Оказавшись на песке и почувствовав твёрдую почву под ногами, он остановился. К нему сразу направились старейшины племени наряженные в цветастые одеяния наподобие балдахина. К этому времени уже с другого острова успели приплыть: учитель – Бархус и правительница – Егоза. Именно ей была поручена почётная миссия, говорить с пришельцем от имени племени. Выйдя немного вперёд, она из чисто женского любопытства сначала рассмотрела его. Инопланетянин был относительно высокого роста, худощавого телосложения. Одет в специальный костюм серебряного цвета. Коротко постриженная шерсть на голове имела такой же необычный серебристый оттенок. Глаза большие, умные, слегка белёсого цвета, глубоко посаженные, так, что надбровные дуги делали его внешний облик суровым и мужественным. Уши маленькие, слегка оттопыренные, как у плюшевого мишки. Подбородок волевой. Закончив визуальный осмотр пришельца, Егоза, обратилась к нему со словами – Дорогой гость, мы очень рады приветствовать вас на нашей земле. Здесь вы встретите только радушие, помощь и нашу любовь. Много веков назад ваш соплеменник, чудом спасшийся после крушения звездолёта, подарил жизнь нашему народу. Мы чтим его за это и по сей день. Все его наставления относительно сохранности упавшего космического корабля, неразглашении тайны его местонахождения и происхождения, выполнялись на протяжении всех этих долгих лет. Теперь вам решать, что делать с ним и чем нам в дальнейшем заниматься. Я всё сказала. Слово за вами.

Астронавт снял со своей головы шлем, поклонился ей и со слезами на глазах ответил:

– Я приклоняю свою голову перед мужеством, стойкостью и высокой ответственностью вашего народа, о, прекрасная богиня! Человечество ещё не придумало таких слов, чтобы выразить всю полноту моих чувств, благодарности за то, что вы сделали. Если бы мне кто сказал у себя на родине, что где-то там, во вселенной, на одной из планет солнечной системы, малочисленный народ бережно хранит наш космический грузовой терминал вот уже на протяжении миллионов лет. При этом передавая из поколения в поколение традиции, язык и искру любви моих предков, то я бы не поверил ему. Сейчас же, оказавшись здесь, на острове, и услышав родную речь, я убедился в этом. Осталось только посмотреть на этот антиквариат космолётостроения. Вы мне позволите это сделать?

– Конечно, дорогой гость! А разве вы один прилетели? – в недоумении спросила правительница.

– Нет, конечно. У нас любой космический аппарат управляется не меньше чем пятью пилотами. На данном корабле, с которого я сошёл к вам, сейчас находится ещё четыре члена экипажа моей команды, а я их командир. Они не могут покинуть свои рабочие места без моего разрешения, так как в любой момент может возникнуть нештатная, извините, проще говоря – чрезвычайная ситуация.

– Я почему-то так и решила.

– Вам уже вероятно сообщало наше руководство Планетарного Совета об угрозе нападения пиратского корабля под командованием Ягурода?

– Да! Мы знаем об этом, – подтвердила Егоза.

– Так вот. Примерно в ста восьмидесяти парсеков от Земли он уже попытался настигнуть и атаковать нас. Но мы чудом оторвались от него, применив в свою очередь хитрый маневр с использованием фактора визуального обмана и искривления пространства. Если вкратце, то суть его заключается в том, что выпущенный нами зеркально отображённый фантом корабля, имевший при этом своё собственное защитное поле, увёл противника в другую галактику. Но это только временная мера. Если он уже применил контрмеры по распознаванию объекта и проведению анализа плазменного слоя оставшегося от сгорания топлива, то с истечением некоторого времени сможет вновь напасть на наш след. Поэтому нам надо торопиться.

– Понимаю. Сейчас распоряжусь, чтобы вас проводили к космическому кораблю, – после этих слов, Егоза повернулась к старейшинам, но говорить ей ничего не пришлось. Все слышали слова пришельца из космоса и в знак согласия закивали своими головами.

Сразу было отдано поручение вождю племени, показать гостю дорогу в подземную святыню. Егоза тоже присоединилась к их группе. Этот галантный, внешне необычный, но мужественный космонавт сразу понравился ей. И как ей показалось, между ними пробежала искра симпатии друг к другу. Он всю дорогу шёл рядом, а в случае необходимости подавал свою лапу, помогая ей переступать различные препятствия в виде камней, упавших веток или луж. При этом скромно улыбался, заглядывая ей с нежностью прямо в глаза. Егозе были приятны все эти знаки внимания с его стороны. То, что у неё было раньше с Ратаром – вождём племени, тайным обожателем и ухажером, не шло ни в какое сравнение с теми ощущениями, которые она испытывала сейчас. Они шли, молча переглядываясь, но и одного взгляда со стороны пришельца было достаточно, чтобы её хрупкое сердце растаяло, а душа запела. Мелодия любви так и растекалась по всему её горячему телу. Милая улыбка также не покидала её нежных губ. Ратар, сопровождавший гостя, был недоволен собой и особенно обижен на Егозу. «Зачем она так явно показывает своё расположение к нему? Он чужак! Как прилетел, так и улетит рано или поздно! Как говорится – сегодня здесь, а завтра там – в другой галактике! А я всегда рядом и давно люблю её! Чего ещё надо этим глупым женщинам? И вообще, что она себе возомнила? Да если бы я только захотел, то любая самая, что ни наесть писаная красавица племени посчитала бы за честь валяться у моих лап!» – так он думал, играя желваками на скулах и периодически поглядывая исподлобья на свою «невесту». У входа в подземелье все остановились. Охранники, заранее оповещённые о прибытии делегации, ждали их с приготовленными факелами. Командир корабля с опаской взял горящий предмет и с недоумением посмотрел на Егозу, как бы спрашивая: «Что это и зачем?» Она поняла его конфуз, поэтому улыбнувшись, объяснила предназначение факела. Далее, по каменной, веками обточенной лестнице, процессия стала медленно спускаться вниз. Когда дошли до огромного зала, где миллионы лет пролежал космический корабль, гость, увидев его, широко раскрыл глаза от удивления и одновременно от какой-то большой радости. Он даже выкрикнул: «Фантастика! Я не верю своим глазам!» После чего, через пробоину в корпусе, залез вовнутрь «летающей тарелки». Его не было минут тридцать. За это время на корабле периодически загорались и гасли разноцветные лампочки. Затем показалось, что заработал двигатель. Его слышно не было, только по всему «телу» корабля пошла вибрация и он, оторвавшись от пола, плавно стал набирать высоту. Взлетев примерно на три-четыре метра, замер на короткое время и потом также тихо приземлился. Все присутствующие только открыли свои рты от удивления. Егоза прижала свои лапки к груди и с замиранием сердца ждала появления астронавта. Тот не заставил себя долго ждать. Возбуждённый, слегка раскрасневшийся, с улыбкой до ушей, он появился в повреждённой части грузового терминала корабля и сразу произнёс:

– Вы видели? Он работает! Уму непостижимо! И это через столько лет?! Хотя на моей планете время и летит значительно быстрее, чем у вас, но всё же! Это просто чудо какое-то, как в прочем и всё, что я успел увидеть на острове: и народ, и природа, и вы, в первую очередь, несравненная и прекрасная леди!

Егоза немного смущённо ответила:

– Спасибо за столь лестный комплимент, но мы не меньше вашего были поражены увиденным. Как это только у вас получилось? И ещё. Вы же утверждали, что любым кораблём можно управлять только впятером?

– Да, это так! Я не отказываюсь от своих слов! Один пилот сможет только вертикально поднять или опустить корабль, но не более. Чтобы им управлять в космосе необходимо присутствие всех членов экипажа, иначе аппарат не сможет работать точно и в полную силу. Процесс пилотирования сам по себе не сложный, но все системы корабля, как единого «организма» должны регулярно и самое главное – синхронно получать различные, в каждый конкретный момент полёта свои, команды экипажа. Так же, для всех пилотов чётко определены функциональные обязанности. От слаженности действия всех без исключения астронавтов зависит судьба, как членов команды, так и самого корабля. В противном случае, при возникновении угрозы нападения противника, мы бы не смогли противостоять ему. Это закон пилотирования, который мы, космонавты, не вправе нарушать.

– Я поняла вас, командир. И у нас тоже существуют подобные законы и правила поведения, которые всем запрещено нарушать под страхом смерти. Иначе, наш народ давно бы вымер или, одичав, превратился в обычных неразумных обезьян.

– Уважаемая правительница, при обследовании отсеков грузового корабля я обнаружил только незначительную часть «КС 20». Может, вы знаете, что стало с остальным грузом, когда-то перевозимым нашим, извините, и вашим далёким предком?

– Я не понимаю, о чём идёт речь? Вы можете пояснить подробнее?

– Да, госпожа моего сердца! – произнёс астронавт и, протянув ей свою правую лапу, раскрыл ладонь и показал слитки серебра.

– Так вам это было нужно? – удивлённо спросила Егоза, – А мы-то, я имею в виду себя и совет старейшин, всё головы ломали и не могли понять, о каком таком «КС 20» шла речь. Теперь ясно. Да, я знаю, где оно находится и в достаточном количестве.

– Где же?

– На другом острове.

– И его действительно много?

– Да, очень! Столько, что за один раз у вас не получится на своём корабле всё забрать и перевезти.

– Вы даже себе не представляете, как я рад это слышать! Это просто здорово! Теперь мой народ сможет беззаботно жить и трудиться ещё много – много веков. Оно нам необходим, как свет и воздух! Я говорю это в прямом, а не переносном смысле. Мы сейчас же отправимся с вами…, – но договорить космонавт не успел, так как в микро наушниках раздался тревожный голос его подчинённого:

– Первый, первый, я второй! План – «ЧС»! План – «ЧС»! Нас атакуют! Сроч…

– Кто? – закричал командир и, не получив ответа, побежал на выход.

Глава № 13. «Неравный бой и день траура»

Старейшины и Егоза вышли на поверхность горы и сразу увидели в вечерних сумерках яркие вспышки, наподобие салюта. Одновременно были слышны взрывы, словно раскаты грома, от которых сотрясалась земля. Огненное зарево охватило всю южную часть острова. Никто не мог понять, что произошло, и куда делся астронавт. Не раздумывая, все пошли в сторону разыгравшейся «стихии». Егоза первая догадалась о трагедии постигшей пришельцев и её сородичей. «Это мог быть только кровожадный пират – Ягурод, о котором предупреждали правители с далёкой планеты. Он всё же выследил корабль миролюбивых астронавтов и атаковал их», – решила она. Когда эта мысль пришла ей в голову, она сильно испугалась, но пересилив страх, побежала по направлению к бухте. Сердце сильно стучало, готовое вырваться наружу. Через некоторое время, она, уже не обращая внимания на этикет и правила приличия, установленные на острове, как обычная мартышка перешла на бег, используя все четыре лапы. Когда до бухты оставалось меньше пятисот метров, она заметила в небе над островом другой космический корабль, по размерам в несколько раз превосходивший аппарат его нового друга. Именно из него по направлению земли летели и летели один за другим огненные шары. Внезапно свечение и грохот прекратились, а висевшая в воздухе «летающая тарелка» стала медленно удаляться в сторону моря. Когда Егоза добралась до пещер правителей, то с возвышенности ей стало видно всю поляну. Зрелище было ужасное. Корабль друзей стоял, накренившись на один бок. Из трёх его пробоин по кругу вырывались языки пламени. Рядом, прямо на песке, лежали обезображенные тела её соплеменников. Среди них, примерно в десяти метрах от корабля она заметила в зареве огня блестящий костюм его командира. Кругом горели деревья. В небе над морем опять началась канонада, но врага нигде видно не было, так же, как и тех, с кем он вёл бой. Егоза сразу побежала к своему новому другу. Он был жив, хотя из его гортани вырывались слабые хрипы и стоны.

– Что с тобой, мой дорогой? Где у тебя болит? Ну как же так случилось? Говорить можешь? – запричитала она, пытаясь приподнять ему голову. Седмор, а именно так его звали на родине, приоткрыл глаза, улыбнулся ей и попытался встать, но застонав, тут же рухнул на землю и потерял сознание. Вскоре подоспели старейшины и Ратар, который немедленно дал распоряжение своим воинам принять меры к тушению лесного пожара и корабля, а также оказанию помощи раненым. Егоза ни на шаг не отходила от командира пришельцев и даже когда его положили на носилки, приказала нести в свою пещеру.

В освещённой факелами комнате собрались бабки – целительницы, у каждой из которых были принесены с собою сосуды с настойками из лечебных трав, различные микстуры и бальзамы. Они обступили со всех сторон кровать, на которой лежал Сермор и приступили к его лечению. Осмотр дал следующие результаты: открытых ран на его теле видно не было, только в районе затылка имелась большая шишка. Шерсть на мордочке частично была опалена огнём. Хрипы и потеря сознания больного свидетельствовали о сильной контузии. Других повреждений выявлено не было. И это радовало. Когда пришёл Бархус, он рассказал Егозе о событиях, произошедших в бухте, в её отсутствие:

– Я не пошёл с вами в подземелье по трём причинам. Первая – неблизкий путь и необходимость практически всё время идти в гору, а силы уже не те. Просто мог не поспеть за вами. Вторая – я там уже был и ничего нового не увидел бы. Третья – мне хотелось поближе рассмотреть космический корабль пришельцев, а заодно и отдохнуть до вашего прихода, что я и сделал, устроившись в тени деревьев. Полуденная жара сморила меня, и я вскоре заснул. Меня разбудил сильный грохот от взрывов. Я сначала не понял что произошло. С неба одна за другой летели огненные стрелы. Только подойдя ближе к краю поляны, я смог рассмотреть вражеский корабль. Он был чёрного цвета. По форме напоминал правильный шестигранник. В верхней его части, по периметру, горели многочисленные лампочки. Он висел в воздухе на расстоянии двухсот метров от земли. Из нижней части его зловещего корпуса периодически вырывались столбы огня. Корабль наших друзей уже горел. Успел ли кто из них произвести хоть один ответный выстрел, я не знаю. Возле «летающей тарелки» бегали обезумевшие воины племени, вооружённые щитами и копьями. Видя, как они мечутся от страха, я стал кричать им и махать руками, призывая спрятаться в лесу, но из-за сильного грохота, те меня не услышали. В этот момент прибежал командир пришельцев и попытался подойти к своему летательному аппарату. Как только он приблизился к нему, в пяти метрах от нашего гостя прогремел взрыв, и его ударной волной отбросило в сторону. Буквально сразу бой прекратился. Всё стихло. Я вышел из своего укрытия и стал оказывать первую медицинскую помощь пострадавшим от вражеской бомбёжки. Вероятно, наш новый друг пытался спасти своих друзей, но не успел.

– Он поступил, как герой! – заявила Егоза и вдруг разрыдалась, уткнувшись в плечо учителя.

Бархус обнял её и, поглаживая по шерсти головы, сказал:

– Успокойся, дорогая. С ним всё будет хорошо. Я в этом уверен. Он обязательно поправится. Вот увидишь, завтра, как только солнышко встанет, твой герой будет уже на ногах. Травы и забота знахарок сделают своё дело. Ты только верь.

Немного успокоившись, Егоза подошла к изголовью Седмора и, ласково взглянув на него, погладила по мордочке. От нежного прикосновения её лапки, тот слегка улыбнулся и зачмокал губами, словно спящий младенец.

– Да, и я верю, с тобой будет всё хорошо, – шепотом произнесла Егоза.

Её слова были услышаны. Наутро больной открыл глаза и, заглянув под одеяло, немного смутился от увиденного. Он был совершенно «голый». Дневной свет уже проник в огромное помещение пещерной комнаты. На столе, в вазе, стоял огромный букет свежесрезанных цветов, аромат от которых будоражил сладостные воспоминания, перенося в далёкое детство, поднимал настроение. Сразу вспомнилась мама: «Как она там? Живы и здоровы ли мои братья и сёстры? Как мне их не хватает! Надеюсь, что когда-нибудь я их снова увижу! И обязательно познакомлю с красавицей Егозой, если конечно она согласится стать моей женой». Его мысли были прерваны той, о ком он думал в этот момент. В комнату вошла Егоза. Увидев, что гость уже проснулся, игриво спросила:

– Как мы себя чувствуем?

– Немного голова болит, но всё же лучше, чем досталось моим друзьям. Кстати, кого-нибудь из них удалось спасти?

– Нет.

– Я почему-то так и подумал, – нахмурив бровные дуги, с печалью в голосе произнёс Седмор, – Вчера, вероятно, моих ребят застигли врасплох. Они даже не успели включить защитное поле, не говоря уже о том, чтобы нанести ответный удар. Ягурод всё точно рассчитал. На земле мой корабль представлял для него отличную мишень. Был уязвим. В первую очередь вина за смерть друзей полностью лежит на мне, я просчитался, недооценив противника. Видимо, мая первоначальная попытка увести его в другую галактику с помощью фантома, не удалась. Теперь мой народ обречён. Мне нет прощения. Я заслуживаю только смерти!

– Не говори так, мой дорогой! Мы что-нибудь придумаем! Я уверена в этом! Ты же умница! Только не падай духом, прошу тебя! Поверь в свои силы! – взмолилась Егоза, пытаясь поддержать друга и не дать ему раскиснуть. Она говорила так страстно и убеждённо, что её слова возымели своё действие.

Гнетущие мысли покинули Седмора. Он посмотрел на неё с благодарностью и сказал:

– Спасибо тебе, правительница, за поддержку. Я обязательно что-нибудь придумаю. А сейчас надо побеспокоиться о погибших. Как у вас их хоронят?

– По нашему обычаю всех умерших придают земле, предварительно замотав в холщовую ткань.

– Но ведь тогда, со временем, на острове не останется свободного места!?

– Это было бы верно, если бы у нас на острове жило много народа. А так, выделенный небольшой участок земли вмещает всех, кто уходит от нас с течением времени. А как у вас обстоят дела с похоронами?

– У нас всё происходит по-другому. Космос велик, а мы все его дети. По нашей традиции всех умерших сначала бальзамируют, затем помещают в капсулы и отправляют в последний путь по бескрайним просторам вселенной.

– Но ведь тогда эти капсулы будут засорять космическое пространство!?

– Нет, моя дорогая, это не происходит. Космос безграничен и конструктивен. Одни капсулы при входе в плотные слои атмосферы какой-нибудь из планет, сгорают. Другие же, наоборот объединяются с подобными капсулами, смешиваясь с космической пылью, приобретают внутреннюю энергию и собственное поле притяжения, и со временем превращаются в молодые планеты или как у вас говорят – звёзды, которые ещё много веков согревают души всем ныне живущим. Именно поэтому мы так любим звёздное небо.

– Да, и я люблю смотреть на небо, на звёзды. Они просто завораживают меня, притягивают, манят. Ваш обычай отправлять в космическое путешествие своих умерших друзей, родных и близких, мне очень понравился. Но у нас нет такой возможности. А жаль. Всё. У нас мало времени. Я принесла тебе покушать. Если ты не против, я присоединюсь к тебе, и мы вместе позавтракав, затем отправимся на кладбище.

Возражений не поступило.

После утренней трапезы, Егоза в сопровождении Седмора вышла на улицу. Траурная процессия уже была готова отправиться в путь. Собралось много народа. Подобной трагедии уже не случалось на острове много веков. Бывало всё: пожары, оползни, нападения диких животных или несчастные случаи, но такого, чтобы за один вечер погибло более двадцати, ни в чём не повинных людей, на памяти, ни у кого не было. Увидев Егозу и астронавта, все направились в сторону леса. Шли молча. Впереди, на телегах везли покойников. Каждый из участвующих в траурной процессии думал о постигшем его или близких друзей горе. Кладбище находилось на относительно высоком месте, недалеко от скалистого обрыва берега моря, где заранее в песке были вырыты могилы по количеству погибших в неравном сражении с космическим кораблём агрессора. Когда началась церемония прощания, родные и близкие выстроившись в одну шеренгу, сложили на груди крест-накрест свои лапы и затянули печальную песню. Никто из них не плакал и не причитал. Считалось, что лить слёзы по умершим сородичам нельзя. «Им бы это не понравилось», – говорили они. Когда петь закончили, воины в полной военной экипировке: со щитами, копьями, луками и стрелами вышли строем вперёд и, разделившись на два отряда стали вести театрализованное сражение, по завершении которого все хором дружно прокричали трехкратное «гоу!», означавшее слово «память». Тем самым они клялись, что имена и подвиги погибших в бою воинов никогда не будут забыты. Тела опустили в могилы и сверху засыпали песком. Надгробий никаких не ставили. Не принято. Зато на этом месте через год высадят молодые деревья, шелест которых ещё много лет будет охранять покой усопших, а также радовать сердца и души живых.

А в сотнях миль от этого острова, спустя некоторое время, в порт столицы республики Мадагаскар вошла небольшая подводная лодка. Друзья: Том и Джек, управлявшие ею, с нетерпением ждали встречи со своими родными, ожидавшими их на берегу. Больше месяца длилось их плаванье. Много трудностей пришлось им испытать и бессонных ночей пережить в походе, но они не сдались. Субмарина тоже выдержала данное испытание. Дядюшка Генрих не обманул их. Действительно она была превосходна по всем параметрам: быстроходна, надёжна, проста в управлении и способна выдерживать длительные подводные переходы.

Глава № 14. «Начало подводной одиссеи»

Два капитана сошли на берег. Встречавшие их: Настя, Диана и дети принялись обнимать и целовать долгожданных моряков. После этого радостного события прошла целая неделя, прежде чем оба семейства погрузившись на субмарину с нежным названием «Лаура» отправились к затерянному в океане острову населённому людьми-обезьянами. Все с нетерпением ждали этого дня – выхода в море. Но не всё так быстро получается, как иногда нам хочется. Как говорится: «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается!» После длительного похода подводникам необходимо было отдохнуть с дороги, отоспаться и обкушаться, если так можно выразиться. Не регулярный сон, как и питание на подводной лодке, всевозможные перегрузки и стрессы сильно истощили их жизненные силы. Внешне они оба стали похожи на космонавтов только прилетевших из космоса. Такие же бледные, худые и слабые. Основная причина такого состояния заключалась в том, что размеры подлодки не позволяли им много двигаться, к примеру – заниматься спортом или просто делать утренние пробежки и разминки, а также отсутствие солнечного света. Так же перед предстоящим круизом следовало ещё раз проверить все узлы и механизмы лодки. На всё это требовалось время. Диана и Настя тоже были задействованы в эти дни. Им была поручена ответственная задача – по своему вкусу обустроить все каюты предметами домашнего обихода, так, чтобы вся команда почувствовала уют и комфорт во время плаванья. В этом им помогали дети. Аня постаралась создать в своей каюте домашнюю обстановку, с той лишь разницей, что вся мебель у неё была прикреплена к полу или к боковым стенкам. На окна – иллюминаторы повесила роскошные ажурные занавески. Столик застелила бархатной скатертью, а диванчик заботливо укрыла верблюжьим покрывалом, привезённым ещё давно отцом из очередной командировки, где он находился по делам издательства. Но не это главное! Она решила взять в дорогу почти все свои игрушки. Заметив недовольство мамы, она пояснила:

– Там, на острове, по вашим с отцом рассказам, живут не только взрослые обезьяны-люди, но и маленькие детишки! Ведь так? Я уже выросла, и теперь мне стало не до кукол, а это уже факт! И не спорь со мной! Им же, оторванным от цивилизации, не видавшим никогда игрушек будет очень приятно получить от меня такие подарки. Ты согласна?

– Я-то согласна, но что скажет папа?

Том, выслушав доводы дочери, сначала возмутился, сказав:

– Дай вам волю, вы перенесёте на лодку весь свой гардероб, мебель и всё, к чему только прикасалась ваша рука! – но затем, смягчившись, дал дочери своё согласие.

На этом всё не закончилось. Сергей притащил на субмарину дельтаплан и тоже стал уговаривать Джека взять его с собой.

– Мы же поплывём под водой, а не полетим по небу, как птицы! – в недоумении ответил отец на его просьбу.

– Я знаю! Но он может пригодиться нам в океане, для перелётов с острова на остров! Так быстрее и удобней! Ну, папа, пожалуйста, давай возьмём! Кто знает, с кем и чем нам там придётся столкнуться! Потом сам же будешь жалеть, но будет поздно!

– Хорошо, уговорил, – ответил после короткого раздумья Джек, – Может ты и прав. Только разбери его на составные части, сделав более компактным, чтобы не занимал много места. Да и переносить в таком виде удобнее будет.

– Спасибо, отец! – радостно воскликнул Сергей, готовый броситься к нему на шею и расцеловать, но делать этого не стал по одной лишь причине – мужская гордость не позволила. «Что я маленький, какой! Семнадцать лет уже исполнилось, а значит, совсем взрослым стал!» – подумал он про себя, сдержав эмоции. В остальном проблем, просьб и возражений не было. Продукты питания и пресную воду заготовили в достаточном количестве. Баки заправили дизельным топливом. Проверили генераторы, аккумуляторы и солнечные батареи. Всё находилось в рабочем, исправном состоянии.

– Всё, вроде, – задумчиво произнёс Том, – Пора отправляться. Погода хорошая. И так много времени потеряли. Ну, что, все готовы? – уже другим, более молодцеватым голосом выкрикнул он, взяв на себя, таким образом, обязанности «главнокомандующего». Но, не дождавшись в ответ предусмотренные в таких случаях слова: «Да, ваше благородие! Мы готовы!», добавил – Тогда, «по коням»! В смысле – прошу всех на борт, дамы и господа! Отчаливаем!

У всех присутствующих на причале сразу поднялось и без того хорошее настроение. Особенно у Ани. Её больше не пугали некоторые бытовые неудобства на субмарине и сам поход. Главное, что она будет всю дорогу рядом с Сергеем – своим защитником, парнем, в которого, по её мнению, она втюрилась «по самые уши»! И даже не скрывала это от своих родителей, да и от чудих тоже. Где бы Сергей не находился, он постоянно ловил на себе её нежный, трепетный взгляд, полный надежды и любви.

Когда все путешественники оказались на «Лаурочке» и был задраен люк, лодка плавно отчалила от берега. Сначала она шла надводным образом на малых оборотах двигателя, но когда глубина под днищем лодки заметно увеличилась, капитаны начали погружение. Сергей и Анюта, забравшись в одну каюту, с удивлением и восторгом наблюдали через иллюминатор за тем, как пузырьки воздуха, скопившиеся на обшивке подлодки сталкиваясь и обгоняя, друг друга быстро устремлялись наверх. Под водой всё казалось удивительным и необычным. Создавалось такое впечатление, что ты находишься в комнате с большущим аквариумом. Погрузившись на глубину десяти – пятнадцати метров субмарина увеличила скорость. Словно на экране телевизора перед взорами ребят проплывали планктоны, медузы, мелкие и крупные рыбы. Казалось, что стоит только протянуть руку и тогда можно будет поймать одну из них.

– Серёжа, а давай сходим в рулевой отсек, где сейчас находится мой папа. Я уверена, что вид моря через переднее лобовое стекло намного интересней.

– Давай, но только я сначала захвачу свой фотоаппарат из каюты и догоню тебя.

– Хорошо.

В главном, командном отсеке находился не только Том, но и Джек. Как без него? Только он – капитан дальнего плаванья хорошо знал фарватер данного района. Только теперь ему приходилось ориентироваться не по надводным приборам и береговым ориентирам, как раньше, а по своей памяти и навигационному оборудованию дядюшки Генриха. Заметив присутствие детей, он спросил:

– Ну, что мои дорогие, захотелось посмотреть на нашу работу?

– Нет, дядя Джек, мы пришли полюбоваться красотами подводного мира. У вас тут замечательный вид открывается. Серёжа, смотри, я лечу, – с этими словами, расправив свои худенькие ручонки, словно крылья, Аня немного подалась грудью вперёд, запрокинув назад голову. Её светлые слегка вьющиеся длинные волосы каскадами рассыпались по спине и плечам. В такой позе она стала похожа на морскую фею или сказочную русалочку. Зачарованный её красотой, Сергей даже не сразу вспомнил про свой фотоаппарат. Он стоял затаив дыхание, немного приоткрыв рот, как обычно делают дети, впервые попробовавшие мороженое. Наконец он пришёл в себя, сделал пару снимков, а затем, вспомнив и её последнюю фразу, с улыбкой на лице, сказал:

– Что ты, глупенькая, да разве можно под водой летать?

– А я лечу! Видишь? И никакая я не глупая, а умная и разумная! Даже очень! Вон, у подводной лодки крылья же есть, значит, она летит, а вместе с ней и я. Ведь так?

– А я с ней согласен, – заступился за Аню Джек, – И мне иногда начинает казаться, что я нахожусь не в океане, а в сказочной стране, где косяки пёстрых рыб превращаются в стайки летящих птиц, медузы – в воздушные шары, а киты в дирижабли.

– Папа, а ты оказывается романтик и фантазёр, – подметил Сергей.

– Мы все в той или иной степени фантазёры или романтики. Так жить веселей. Вон, какой великолепный подводный мир создала природа! Разве это не фантастика? Можно годами не переставая любоваться им, постигая его тайны, а он каждый раз изменяясь, будет преподносить всё новые и новые сюрпризы – загадки мироздания.

– Правильно, Джек! Ты очень хорошо сказал. Мир обитателей морей и океанов ещё далеко не весь изучен. Мы, как маленькие дети только начинаем делать первые неуверенные шаги. Так же обстоят дела и с космосом. Но если нам не удастся за свою жизнь посетить другие миры, то наши дети, внуки или правнуки рано или поздно обязательно полетят в космос и встретят там братьев по разуму. Я в это верю! – воодушевлённо сделал своё заключение Том. Все замолчали, вероятно, задумавшись над его словами. Мысленно переносясь в бескрайние просторы вселенной.

На острове племени МакакАдамов, чудом уцелевший пришелец с чёрной планеты нашёл разумное решение, как восстановить космический корабль, заточённый в «каменный мешок» горы, где он пролежал много миллионов лет. Только с его помощью можно было надеяться осуществить попытку перевезти груз «КС 20» на свою планету. Сильно повреждённый космолёт, который был подбит пиратским кораблём Ягурода во время налёта на остров, когда погибла вся его команда и воины племени, имел такую же обшивку. Именно сняв с неё отдельные элементы корпуса можно было заделать пробоину на корабле древнего пришельца. Этим он занялся в содружестве с Бархусом, Майклом и сталеварами племени. С этой целью Майкл специально прилетел на Зубастике с другого острова и включился в работу. Седмор сначала считал, что люди, отстоящие от его народа на несколько колоссальных ступенек в развитии, не смогут разобраться в хитрых сплетениях схем и механизмов, но он ошибся.

– Ломать, не строить, – молодцевато заявил Майкл, проявляя чудеса смекалки, сноровки и творческого подхода к делу. Работа спорилась. Одного только Бархуса, привыкшего доходить до самой сути, так сказать «зрить в корень» мучил один вопрос: «Каким образом отремонтированный космолёт затем сможет выбраться на поверхность горы?» Но спрашивать об этом гостя не стал, посчитав, что будет выглядеть в его глазах профаном, неучем и тугодумом. А ему услышать в свой адрес такие нелицеприятные слова, тем более в присутствии членов племени, не хотелось. «Пусть всё идёт своим чередом, как и шло. Всему своё время!» – разумно посчитал он и успокоился.

На субмарине все члены экипажа со временем освоились с неудобствами вызванными теснотой из-за малых габаритов кают и коридоров. Всё компенсировала удивительная красота подводного мира и взаимная любовь. В командном отсеке Том неустанно наблюдавший за поведением огромных китов, пришёл к удручающему выводу, что те намерены атаковать лодку. Не дожидаясь этого момента, он решил позвать по громкой связи Джека.

– Что стряслось, дружище? – первым делом спросил запыхавшийся капитан дальнего плаванья.

– Сам посмотри. Не нравится мне всё это. Чувствую быть беде!

– Не каркай! Это же синие киты. Они занесены в Красную книгу! Ты их не узнал? Но они обычно бывают безобидными и совсем не агрессивными, хотя располагая массой до 150 тонн и длиной до 33 метров, являются наиболее крупными известными животными морей и океанов.

– Бывают, говоришь? А почему они тогда выстроились, как на параде и не пускают нас вперёд двигаться? Вон, уже и сверху пути отхода перекрыли!

– Не знаю. Вероятно, это какая-то аномальная зона или у них наступил брачный период.

– А невестой, значит, является наша подводная лодка! Так? И сейчас они все вместе будут с нею спариваться! Ты это хотел сказать? Не нравится мне всё это, хоть ты тресни! – с сарказмом произнёс Том, следя за усатыми гигантами, начавшими движение в их направлении. Зрелище было не из лицеприятных.

– Знаешь, как мы поступим? Давай опустимся на глубину сто метров, и оттуда понаблюдает за ними.

Маневр с погружением не удался. Киты продолжали преследование, всей своей массой прижимая лодку вниз и заставляя подчиняться молчаливой, но очень доходчивой команде.

– Ничего не выходит! Что же делать?

– Том, остаётся ещё один вариант, точнее, попытка – снизиться метров на пятьдесят ниже.

– Опять? Так, это же запредельная глубина для субмарины! Резко возрастёт давление воды! Лодка может не выдержать! Ты понимаешь это? А люди? – затараторил он.

– Я знаю! Но другого выхода у нас нет! Не атаковать же их, в самом-то деле?

Лодка продолжила своё погружение. Достигнув отметки 125 метров глубины, Джек радостно воскликнул:

– Вот, видишь? Я же тебе говорил! Смотри! Они отстали!

– Не отстали, а остановились в ожидании наших дальнейших действий.

– Да-а-а, дела! Ладно, вруби самый малый и вперёд. Посмотрим. Так, что у нас там происходит? – уйдя в свои мысли, рассуждал Джек, – Они не двигаются, но и не уходят. Это уже хорошо, наполовину. Знаешь, Том, в старину морские пираты, чтобы оторваться от преследования кораблей королевского флота, находили убежище в многочисленных бухтах островов, где и «отсиживались» в ожидании благоприятного момента. Так надо поступить и нам. Вон впереди в подводной горе глубокая пещера, видишь? Там и надо спрятаться. Направляй туда.

Пещера, на удивление, имела правильный, круглой формы вход. Когда субмарина зашла в неё, стало очень темно. Не сговариваясь, в отсек сразу прибежали жёны двух капитанов и их дети.

– Том, что случилось? Зачем мы зашли в этот каменный лабиринт? – с волнением в голосе спросила Настя.

– Так надо, дорогая! Так надо. Ты не волнуйся. Мы просто решили исследовать данную пещеру. Из чистого любопытства. Провести, так сказать, экскурсию.

– Ты серьёзно? А то я испугалась, что что-то произошло.

– Нет. Всё нормально.

Лабиринт напоминал длинный туннель, часто извивающийся и ускользающий от прожекторов подлодки, словно змея среди камней. Что примечательно, так это то, что по всей длине его размеры оставались неизменными. Вдруг глазастая Анюта закричала:

– Смотрите, там свет! – и вытянула вперёд свою правую руку с указательным пальцем. Все устремили свои взоры в том направлении. И действительно, вскоре в конце туннеля забрезжил свет, который всё сильнее и сильней разгорался, напоминая калейдоскоп. Выключив мощные прожектора, лодка замедлила ход и стала осторожно продвигаться дальше.

– Что это может быть? – сыпались вопросы со всех сторон, – Том, ты же умный, начитанный, предположи хоть что-нибудь! – не унималась Настя.

– Папа, не молчи! Я боюсь! – взмолилась Аня. Но, что в данную секунду мог им ответить Том, который и сам, открыв от удивления рот, в сильном волнении, ломая голову и тупо уставившись в лобовое стекло, ничего понять не мог. Здесь, посредине океана, на глубине более ста метров не могло быть дневного света. Это факт. Иначе это противоречило бы всем земным законам физики. Длинный проход закончился, и от этого сразу стало совсем светло, как днём.

– Том, продуть балласт! Мы всплываем! – взяв на себя руководство, скомандовал Джек. Все замерли в ожидании чуда, и чудо не заставило себя долго ждать.

Глава № 15. «Затерянная атлантида»

Лодка медленно, но уверенно всплывала. Поверхность воды находилась где-то совсем рядом, так как глубина была очень маленькая, и это даже не удивляло, а шокировало. По глубиномеру они находились на отметке 112 метров под водой. Прошло ещё несколько секунд, и субмарина плавно вынырнула из воды. Стало светло, как в ясную, солнечную погоду. Путешественники один за другим выбрались на крылья подлодки и осмотрелись.

– Вау-у! – восхищённо воскликнула Анюта, – Это что, страна грёз? Или мы через временной портал попали на другую планету?

– Да, это просто сказка какая-то! Море, а посередине волшебный остров! – не веря своим глазам, подтвердил Сергей, – Папа, мама, где это мы?

– Санок, я и сама не могу прийти в себя от такой красоты. Сердце так и замирает, боясь спугнуть чудное мгновение. Джек, может, мы спим, и нам всё это только кажется? – с широко открытыми глазами от удивления спросила Диана мужа.

– Ты хотела сказать не сон, а коллективная галлюцинация. Иначе я бы мог тебя ущипнуть, и ты моментально бы проснулась. Но это не произойдёт. Я уверен. Мы вторглись в чей-то мир, неведомый, таинственный, сильно отличающийся от нашего, привычного, земного.

– Но кто мог его создать? – не унималась Аня, – Папа, смотри, какие необычные птички порхают в небе, словно мотыльки или бабочки!

– Мне кажется, дочка, что это не небо. Точнее сказать, не настоящее небо. Откуда ему взяться на такой глубине? Это колпак, изнутри покрытый серебром или каким-то другим металлом, а может и минералом. Я точно сказать не могу. От этого и создаётся впечатление открытого, безмерного пространства.

– Но тогда почему так светло кругом и солнце светит?

– Это не солнце, иначе бы мы видели тень, падающую от нас. А так, её нет. Значит, свет распространяется со всех сторон, равномерно.

– Дядя Том, вы сказали, что мы под колпаком! Это как? Я правильно вас понял?

– Да, Сергей, именно так! К примеру, если пустой стакан перевернуть к верху дном и опустить в воду, то, что произойдёт? А произойдёт именно то, что мы сейчас и наблюдаем – в нём останется воздух, как и здесь!

– А свет, он-то, откуда взялся?

– А свет, это загадка природы. Пояснений этому феномену я пока дать не могу. Со временем может, и найдём ему разумное объяснение, а пока давайте сядем в шлюпку и отправимся обследовать берег. Думаю, сюрпризов впереди для нас будет ещё много!

Не успели наши герои ещё доплыть до берега, как из воды на поверхность всплыло несколько синих китов. Они мирно плавали, не обращая на незваных гостей никакого внимания.

– Нет, Том, по-моему, киты при встрече просто приняли нашу подводную лодку за своего «больного» сородича, поэтому и указали «ему» направление в эту тихую бухту, для лечения. Вон, какие они спокойные. Их добрый нрав ты и принял за агрессию.

– Согласен, Джек. Всё верно. Это для тебя такие встречи с морскими гигантами дело привычное. А я когда их увидел, чуть маму не вспомнил. Смотрю, стоят, притихли набычившись. Одним рядочком так стоят, чего-то замышляют промеж собой и молчат. Жуть страшенная, да и только. Да мне хватило бы и одного такого жиртреста, чтобы испугаться, а тут аж целая «флотилия».

– То-то я удивился, когда прибежал в отсек управления. Смотрю, а лица-то на тебе нет! Ты был весь белый, как отштукатуренная стена. Подумал ещё, может, отравился, чем мой лучший друг?

– Шутить изволишь, язва? Выставить меня перед детьми захотел этаким хлюпиком трусливым? Смотри, мне ведь тоже есть, что вспомнить про тебя из нашего недавнего прошлого. Ну, что испугался? Да не трясись ты так! Будешь знать, как «маленьких» обижать!

– Это кто маленький? Ты что ли? И вовсе не трясусь я, это лодка качается. Стоп! Том, табань!

Киты, которые ещё недавно вели себя смирно, тут начали стремительно плавать из стороны, в сторону, поднимая большие волны. Все легли на самое дно шлюпки и замерли. Первым подал голос Том:

– Джек, тебе это ничего не напоминает?

– Нет, а что?

– А ты немного напряги свои мозги, может и вспомнишь!

– Том, Джек, вы же уже взрослые, а ведёте себя как малые дети! – возмущённо сказала Настя, – Том, если тебе есть, что сказать, то говори, а не «тяни кота за хвост»!

– Дорогая, не сердись, – тихим, нежным голосом начал он, – На острове племени МакакАдамов вход в бухту охраняли акулы. Они были, как бы запрограммированы на это. А здесь происходит что-то подобное. Пока мы находились на подводной лодке, киты вели себя спокойно, не трогая нас, а сейчас, при подходе к берегу, просто взбесились. Ты не находишь это странным?

– А может это только чистое совпадение? Так сказать стечение обстоятельств!

– не успокаивалась Настя, – И ещё. Здесь нет тех обезьяноподобных людей, способных отдавать команды животным! Или я не права?

– Права, родная моя, права, но только в одном, что мы пока ещё никого не встретили из них.

За разговором путешественники и не заметили, как их лодку самопроизвольно отнесло к берегу. Первым это заметил Сергей:

– Папа, лодка перестала качаться и упёрлась во что-то!

Все приподняли головы и радостно, с облегчением выдохнули. Сняв, таким образом, с себя груз прежних переживаний. Киты им были опасны только на большой глубине, а здесь, у самого берега, на отмели, уже не могли достать. Ступив на, как Ане сначала показалось, песок, она воскликнула:

– Мама, да это же золото! – при этом, она набрала в свои ладони драгоценный песок и показала всем.

– И, правда, золото! – удивлённо воскликнула Настя. – А там, вдали, смотрите «гора дракона»!

Это было какое-то наваждение или оптический обман. Их взору предстала такая же гора из чистого серебра, как и на далёком острове в океане. Это не могло быть совпадением. Хотя, кто знает? В их жизни было всего столько необычного, таинственного, что уже можно было перестать, чему-либо удивляться. На этой «земле» чувствовалось присутствие людей, цивилизации, с высоким уровнем развития. Среди девственного, поросшего невиданными доселе растениями леса возвышались пирамидальные, прямоугольные и круглые знания из такого же чистого золота, как и песок. И само понятие «лес» можно было считать условным. Представьте себе на минуточку лишайники, наподобие тех, которые мы часто встречаем на старых деревьях, только увеличенные в несколько сот раз. И цвета они были не белого и даже не зелёного, как листья, а фиолетово-оранжевого или изумрудного. Возле горы с серебряными самородками находился довольно компактный цех. Всё оборудование было покрыто толстым слоем пыли. Видно производство было приостановлено давно, если не сказать миллионы лет назад. Это обстоятельство заинтересовало Тома. Взяв в руки самородок и рассмотрев его, он утвердительно констатировал:

– Это серебро идентично тому, что мы обнаружили на горе дракона. Какой из этого можно сделать вывод, мальчики и девочки? – с прищуром улыбнувшись, задал он вопрос Ане и Сергею.

– Не знаем! – дружно ответили дети.

– А вывод напрашивается только один: Предок Егозы, управлявший космическим кораблём – терминалом, и потерпевший крушение на острове, мог грузиться только здесь, в подводной пещере. Мне остаётся только не понятно его назначение. Ну, да ладно! Не нашего ума дело! Раз умудрились найти или создать это место и организовать такое грандиозное производство, значит, пришельцам позарез это было необходимо. И это есть неоспоримый факт!

– Папа, а может это и есть потерянная Атлантида, которую до сих пор не могут найти? – вдруг спросила Аня.

– Не уверен. Но и отрицать это не берусь. Ведь доказано уже учёными всего мира, что такая цивилизация существовала. Происхождением человека на земле думаю, мы обязаны именно им. Английский учёный Чарлз Дарвин, если мне не изменяет память, в своей работе о происхождении видов утверждал, что в ходе многовековой эволюции именно люди произошли от обезьян. Только он не говорил от каких. Для его времени это было смелое заявление. Знал ли он или только догадывался об обезьянах-пришельцах сказать сейчас трудно. Ясно одно, его теория имеет реальное подтверждение в наши дни. Откуда вышли наши прародители сказать трудно. Может и из этого райского уголка, сокрытого под толщей воды. А может, и нет. Ведь не случайно на земле с каждым годом обнаруживают всё новые и новые следы обитания высокообразованных культур, а так же места стоянок пришельцев с далёких планет. И таких исторических памятников и предметов древности в мировой копилке много. До сих пор учёные ломают свои умные головы и не могут разгадать способы их строительства и производства. Причина одна. На нашей планете сейчас не существуют такие технологии, способные, к примеру, выплавлять металл со сто процентным содержанием железа. И таких примеров можно назвать уйму.

– Да, дядя Том, и нам об этом рассказывали в школе, – включился в беседу Сергей.

Джек в это время обследовал различное оборудование, пытаясь понять его назначение. В центре цеха он смахнул с какой-то панели вековую пыль, которая успела слежаться, превратившись в мягкий ковёр, и обнаружил пульт управления. На нём располагались многочисленные лампочки и кнопочки. Весь корпус данного пульта не имел никаких дефектов. Создавалось впечатление, что время не тронуло его. Не было видно ни коррозии, ни ржавчины, ни другого какого окисления. Сама обстановка говорила о том, что «люди», когда-то работавшие здесь, просто выключили оборудование и ушли «обедать», забыв вернуться. Его окликнул Том, которого интересовало мнение друга.

– Джек, а что ты думаешь по поводу всего этого хозяйства оставленного предками и, самое главное, о происхождении жизни на земле? Ты согласен с моей теорией и теорией Дарвина?

– В целом, да, дружище! Только ты не сказал о причинах появления пришельцев на нашей планете. А по тому, что мы увидели здесь, ясно одно – им нужны были наши полезные ископаемые. Возможно не все, а только те, которые отсутствовали на их планете. Первоначально земля стала для них сырьевым придатком. Это сейчас планета поделена между странами, нациями и народностями, практически целиком. Тогда же таких «хозяев» не было. Они господствовали в космосе и на нашей земле. Хотя, слово «господствовали» не совсем точно определяет их политику. У них, вероятно, существует непреложный закон – не вмешиваться в жизнь и деятельность планет. Если это так и есть, то пришельцы, у которых было время исследовать недра нашей планеты и возможно без вмешательства техники, а, только произведя бесконтактный спектральный анализ, заранее подготовили свои базы, скрытые от глаз обитателей земли. Мы знаем, что племя МакакАдамов взяло своё начало в далёкой древности от спаривания пришельца с обезьяной. Не исключено, что подобным образом поступали и другие их сородичи из числа персонала, задействованного на добыче сырья или охране мест стоянок космических кораблей от динозавров и других животных. Все грешны. Не только мы одни, но и жители других планет тоже. Образовавшиеся новые семьи должны были противостоять многочисленным хищникам, климатическим условиям жизни. Им помогал в этом инопланетный интеллект, который передался на уровне ген или хромосом. Так, по моему мнению, и зародилась разумная жизнь на земле. Но время не щадило их. Для пришельцев они считались людьми второго сорта. В трудных условиях, но не без первоначальной поддержки пришельцев протекала их жизнь. Постепенно всё «выветрилось» из их памяти. Кануло в лету. Межплеменные, междоусобные войны и стихийные бедствия истребили большую часть народа. Другая часть, возможно, одичала, разбредясь по всему миру. Только и остались от них наскальные рисунки, да памятники древней архитектуры.

– Джек, твой рассказ мне очень понравился! И он действительно основывается на реальных фактах и событиях. У меня создалось впечатление, что эта версия у тебя родилась в мозгу не сейчас, а уже давно! Я прав?

– Да, Том! В длительных морских походах я часто думал о моей «обезьянке» Егозе, оказавшейся правительницей племени МакакАдамов, а заодно философствовал и на эту тему. В мыслях о ней, о доме быстрее бежало время. Спасало от хандры, успокаивало нервы, отвлекало от дурных мыслей. В минуты печали каждый из нас обращает свой внутренний взор на родных и близких, так и я поступаю.

После цеха, в котором друзья помимо пульта управления обнаружили различное бурильное оборудование, напоминавшее собой конусообразные ракеты, все отправились к сооружениям круглой формы. Взбираясь по тропке вверх, им пересёк дорогу странный, смешной зверёк. Это было что-то. «Как только природа не изгаляется над бедными животными!», – подумали отважные путешественники, рассматривая встретившееся чудо. Он был размером с собаку, только с мордочкой кошки. Уши свисали, как у кролика. Шерсть на спине имела причудливую окраску, напоминающую васильковый цвет. Вместо обычного хвоста у данной особи имелись перья, совсем, как у павлина. Такой же хохолок из перьев венчал его голову. Лапки больше напоминали кошачьи, чем собачьи. И сами повадки, умение быстро бегать, лазать по деревьям, были как у кошки. Зверёк оказался явно не из пугливых. Он уселся у самого входа в дом и, ощетинив шерсть и перья, наблюдал за действиями непрошеных гостей. У Дианы – запасливой хозяйки, оказался с собой пакет бутербродов с колбасой твёрдого копчения, предусмотрительно захваченный перед отплытием на остров. Вспомнив о нём, она достала один из них и бросила к лапам «сторожа». Тот сначала удивлённо осмотрел нежданный подарок, обнюхал его, а затем принялся с урчанием кушать лакомство. Он ему явно пришёлся по вкусу. Закончив трапезу «кот» отошёл в сторону и разлёгся на голубенькой травке. Всем своим видом говоря: «Путь свободен! Я больше вас не побеспокою!» Довольные таким исходом, путники уже беспрепятственно зашли в жилище прежних хозяев. В вестибюле находилась довольно прочная металлопластиковая мебель: два дивана, три кресла и журнальный столик. Пол имел металлический отблеск. Но это можно было установить только опытным путём, а именно смахнув накопившуюся пыль. Стёкла всего здания, через которые открывался великолепный вид на бухту и «остров» были очень прочные, и над ними тоже оказалось не властно время. Когда-то это всё строилось на совесть, с перспективой не на века, а миллионы лет. Из вестибюля в разные стороны уходили невысокие коридоры. Тому, Джеку и Сергею пришлось сильно наклонять свои головы, чтобы пройти по ним. Венчали их две комнаты, напоминающие рабочие кабинеты. Как и в обследованном ранее цеху, здесь имелись столики с панелями управления, диванчики, кресла и многочисленные мониторы, вмонтированные в стены. На второй этаж вела только одна узкая лестница. Рядом имелся лифт, дверцы которого были открыты и обесточены. Весь второй этаж занимали спальные комнаты, с необходимой для сна и отдыха мебелью, увидев которые Сергей воскликнул:

– Мама, а тебе не кажется, что всё это что-то напоминает?

– Кажется, мой дорогой, кажется! – ответила Диана и продолжила, – Здесь всё напоминает нашу квартиру. Только современную, хорошо распланированную и от этого более уютную.

– Это значит, что по уровню бытовых условий тогдашние жители этого дома практически не отличались от нас, – почесав затылок, сделал свой вывод Сергей, – Только какая огромная временная «пропасть» разделяет нас теперь? Миллионы и миллионы лет! Сразу начинаешь понимать, насколько мы от них отстаём в развитии. По сравнению с ними мы малые дети, а они древние старцы.

– Всё верно! Но ты не расстраивайся, сынок, ведь у нас, а точнее сказать у вас, у ваших детей, внуков, у планеты Земля в целом, ещё всё впереди. Когда-то и нам откроются все тайны вселенной.

Аня заглянула под одну из кроватей и вдруг обнаружила игрушку-брелок, наподобие куклы. У неё были видны: голова, глаза, нос, рот, ручки и ножки. Показав маме, она сказала:

– Посмотри, что я нашла – железного человечка!

Все столпились возле Ани и по очереди подержали его в руках. Игрушка напоминала маленького робота.

– Можно я оставлю её себе? – взмолилась Аня, обращаясь не только к матери, но и ко всем присутствующим.

– Конечно, можешь, дочка, только если мне не изменяет память, перед отъездом ты говорила, что уже взрослая и игрушки тебя больше не интересуют.

– Ну, мама! Это совсем другое дело! Ведь никто из моих подруг не может похвастаться игрушкой, которой несколько миллионов лет! Ведь, так? А я смогу!

Завершив обход всех помещений круглого здания, и изрядно проголодавшись, путешественники отправились в обратную дорогу, к золотому берегу, где их ждала шлюпка. По пути Сергей всё увиденное фиксировал на фотоаппарат. Не забыл он сфотографировать и добродушного кота, вальяжно развалившегося на крыльце дома.

Удивительно, но когда они подошли к бухте, китов видно не было. Поэтому, без помех и приключений странники вернулись на подводную лодку и отправились в плаванье.

Глава № 16. «Робот – переводчик»

Тем же подводным каменным лабиринтом лодка вышла обратно на открытое водное пространство. Китов и здесь нигде не было видно. Как будто снявшись с вахты, они ушли бороздить просторы Индийского океана. Непредвиденная, но удивительно – прекрасная задержка в пути в целом не повлияла на график движения субмарины к намеченной цели. Уже вскоре мощные двигатели, развив крейсерскую скорость, понесли Лаурочку сквозь толщу солёной воды, даже не замечая её. «Полёт» шёл нормально. Вечерело, отчего в каютах стало очень темно. Том, не дожидаясь просьб милых дам, запустил дизельный генератор и сразу включил электрооборудование. Все переживания последних часов от встречи с китами быстро улетучились. На душе остались только светлые воспоминания о затерянной в глубинах океана «Атлантиде».

Аня, находясь в своей каюте, готовилась отойти ко сну. Расправив кровать, она легла, положив на подушку рядом с собой железного человечка и посмотрев на него, стала разговаривать с ним: «Тебе удобно? Теперь мы будем всегда спать вместе. Давай, закрывай глазки. Время позднее, тебе и мне надо отдохнуть». С этими словами она прикоснулась к его лицу. В следующий момент она отдёрнула свою руку и в панике вскочила с кровати. Ей показалось, что игрушка что-то ответила и зашевелилась. Не вся, а только нижняя часть её головы, где располагался ротик. Немного успокоившись, Анюта робко подошла к кровати и присев у изголовья, спросила: «Малыш, ты хочешь мне что-то сказать?» Человечек открыл рот и вдруг заговорил тонким человеческим голоском: «Здравствуй землянин! Я переносной коммуникативный переводчик. С моей помощью вы сможете общаться с людьми, прилетевшими на вашу планету». Обрадованная и одновременно озадаченная сообщением, Аня схватила «говоруна» и в чём «мать родила» – в одной ночной сорочке и домашних тапочках выбежала в коридор. Сергей, лёжа на кровати с небольшим включённым фонариком, читал книгу. Услышав взволнованный голос Ани, он вскочил и быстро открыл ей дверь. На пороге его каюты стояла Анюта. Свет, исходящий от многочисленных ламп коридора беспрепятственно проникал через её тонкую хлопчатобумажную сорочку, красиво очерчивая худенький силуэт девочки. Со стороны казалось, что она совершенно голенькая. Выпучив глаза от изумления, Сергей даже сразу не нашёлся что сказать. Он стоял, как истукан с открытым ртом. Ему почудилось, что сама Афродита – богиня любви посетила его жилище. Аня же, переступив порог его каюты, радостно бросилась к нему на шею. Сергей почувствовал, как её маленькие упругие бугорки врезались ему в грудь, в районе солнечного сплетения. Решив, что она чем-то напугана, так как из-за яркого света из коридора сразу не смог разглядеть выражение её лица, он обнял её и стал целовать в щёки, губы, приговаривая:

– Успокойся, милая! Всё будет хорошо! Расскажи, что случилось?

– Да, нет, ты меня не правильно понял, Серёжка! Ничего со мной не произошло! А вот с ним, да! – при этом Аня разжала ладонь и показала железного человечка, – Представляешь найденная мною игрушка не совсем игрушка!

– Это как, не совсем игрушка?

– Она говорящая! Это переводчик с обезьяньего языка на наш – человеческий и обратно! Уму непостижимо, правда? Хочешь, можешь и сам это проверить? На, держи, не бойся!

Взяв из рук Ани чудо – техники, он осторожно щёлкнул ему пальчиком по носу и, не подбирая слова, произнёс первое, что пришло ему на ум: «Я люблю Анечку! Не обижай её! Идёт?» Человечек некоторое время был совершенно спокоен, вероятно «переваривал» в своём электронном мозгу непонятные слова: «Анечка» и «любовь», а затем выдал: «Я робот – переводчик готов любить Анечку и идти, куда она скажет». Дети дружно засмеялись.

– Вот, здорово! А что она ещё умеет говорить? – удивлённо произнёс Сергей и принялся задавать новые вопросы, – Скажи, дорогуша, а сколько тебе лет?

– Семьдесят миллионов двадцать две тысячи сто тринадцать лет, – быстро и без запинки ответил робот.

– Анюта, смотри, если откинуть все миллионы, тысячи и сотни, то получается, что ему столько же лет, сколько и тебе сейчас! – весело схохмил Сергей и безудержно засмеялся. Аня не обиделась. Нет. Она просто повалила его на кровать и, взобравшись к нему на спину, принялась, шутя колотить кулачками. Шум из их каюты разбудил остальных путешественников, и они все разом вбежали в их номер.

– Аня, ты, за что его бьешь? – прямо с порога воскликнула напуганная Настя и уже была готова оттащить её от «бедного» Сергея.

Джек, вошедший следом, включил верхний свет. Их взорам предстала красочная картина битвы «добра со злом». У Анюты были всклокочены волосы, ноги оголены почти до самого пояса, одеяло сползло на пол. Одна только подушка одним краем прижатая головой Сергея каким-то удивительным образом ещё висела «над межкроватной пропастью», готовая упасть в любую секунду.

– Аня, прекрати! – опять окликнула её мать, – Ну, что за фокусы? И тебе не стыдно?

Вся красная от весёлого поединка, «наездница» повернула к ней своё румяное, счастливое лицо и только тогда все поняли, что дети просто балуются.

– Мама, не ругайся! Здесь же было темно, пока вы не включили свет! И он первым начал! – стала оправдываться Анюта, но Настя её перебила:

– Иди, оденься! Потом поговорим!

– Ну, мама!

– Живо!

Аня не стала больше пререкаться, а спрыгнув на пол, быстро убежала в свою каюту. Там, накинув на худенькие плечи махровый халатик, сразу вернулась к остальным.

– Мама, у нас с Сергеем для вас есть удивительная новость!

– Ну? – продолжая сохранять на лице «маску» строгости, Настя спросила: – Что опять стряслось?

– Моя игрушка говорящая! – радостно воскликнула она. Затем Аня и Сергей наперебой стали рассказывать родителям о сделанном ими открытии. Внимательно выслушав детей, Том задумчиво сказал:

– Так ты говоришь, что ему семьдесят миллионов лет?

– Больше! На много больше! – возразила Аня.

– Да это неважно, дочка! Для той эпохи миллионом больше, миллионом меньше не имеет большого значения. Я просто понял одно: и подводная Атлантида, которую мы посетили, и племя МакакАдамов образовались практически в одно и то же время. Как мне кажется, космонавты – исследователи, загрузившись серебряными слитками, законсервировали производство и добычу сырья, а затем намеревались перевезти весь груз на свою планету, но по какой-то причине потерпели крушение над необитаемым островом, где в то время бродили одни дикие обезьяны. Можно предположить, что астронавты очень спешили и поэтому забыли робота – переводчика в доме.

– Папа, а я считаю, что найденный мною брелок мог случайно выпасть у одного из них из кармана и закатиться под кровать.

– Да, Аня, возможно, всё так и было.

– Дядя Том, а можно и мне высказать свою точку зрения? – повысив голос, попросил Сергей.

– Говори, конечно!

– Там, под водой, когда мы увидели серебряную гору, а тётя Настя при этом ещё воскликнула: «Смотрите гора дракона!» Я по вашей реакции понял, что она по размерам такая же, как и на острове, где вы с моим отцом провели три года. Я не видел сам космический корабль, хранящийся в святой горе, так как в то время ещё был совсем маленьким, но как я могу судить сейчас, его размеры с большим трудом вместили бы весь груз. Это так?

– Да, Серёжа, продолжай.

– Так вот, я считаю, что корабль пришельцев упал из-за перегруза. Вероятно, они не собирались возвращаться обратно, во всяком случае, в ближайшие годы, и поэтому постарались вывезти слитки по максимуму. Возможно на их планете серебро в большой цене, иначе бы они забрали золото.

– Молодец! А давайте об этом спросим нашего «коммуникаторщика»! Анюта, он тебя слушается?

– Да, мне удавалось с ним беседовать.

– Вот и задай ему вопрос.

Положив, как и прежде маленького человечка на подушку, она спросила:

– Скажи нам, будь так любезен, почему твои хозяева взяли только серебро?

Робот покрутил головой по сторонам и ответил:

– Это не серебро, а груз «КС 20».

– А зачем он им был так нужен?

– Говорить нельзя! Закрытая информация!

– Вот тебе бабушка и Юрьев день! – с досадой произнёс Джек, – Что переводится, как «всё братцы мы приплыли»! И что всё это означает?

– Папа, ну как ты не поймёшь? Просто ему нельзя об этом рассказывать! Информация засекречена или стёрта из его памяти. Он так запрограммирован!

– Я понимаю, что засекречена, но почему? Вот в чём вопрос! Но если груз действительно очень ценный, то вероятно по этой самой причине племени МакакАдамов в настоящее время может угрожать опасность. Именно поэтому Егоза и разыскивает меня! Но, ничего. Скоро мы всё узнаем! Хочется надеяться, что в пути нас больше никто и ничто не задержит. А теперь давайте спать. Поздно уже. Нам надо беречь силы.

Все, за исключением Тома, разошлись по своим каютам и улеглись спать. Следующая неделя прошла в относительно спокойной обстановке. Только один раз им на пути встретилась иностранная подводная лодка, которая, не замедляя свой ход, так и умчалась в морские дали.

Глава № 17. «Взлёт космического корабля из священной горы»

Защитное поле космолёта, покоившегося в горе уже много миллионов лет, имело двойное действие. На чёрной планете, где построили данный корабль с краткой аббревиатурой «КГТ», обозначавшей: «космический грузовой терминал», всегда, во все времена профессия пилота являлась не только почётной, но здоровьесберегающей из-за того, что при включении системы защиты в атмосферу начинали поступать поддерживающие иммунную систему микроорганизмы. Именно они благотворно и влияли на людей и животных, попавших в зону действия поля. По этой причине жители островов, расположенных в Индийском океане всю жизнь не знали проблем со здоровьем. Их не беспокоили болезнетворные микробы, инфекции, даже вредные бактерии теряли свою силу и со временем сами погибали. Племя МакакАдамов, а так же Бархус и Майкл, не задумывались о причинах своего хорошего самочувствия. Последние считали, что всему «виной»: свежий морской воздух, экологически чистая вода и красивая природа. О том, что именно защитное поле способствует продлению жизни, они не знали.

В десяти милях от этих островов, где заканчивалась целебная зона, неосознанно, а может и наоборот, морские животные, рыбы и птицы обессиленные, израненные, из последних сил стремились достичь заветной черты. Особенно их было много после сильных штормов, тайфунов и других стихийных бедствий. Вот и теперь, только море успокоилось, как тысячи тысяч больших и маленьких бедолажек направились на лечение в спокойные межостровные воды. Как и у животных, спешащих на водопой в засушливое лето, так и здесь существовал негласный закон: сильные особи не должны обижать слабых. Все на некоторое время становились равны.

Джек, управлявший подводной лодкой, был поражён несметным количеством рыб, крабов, медуз, млекопитающих, осьминогов, морских ежей и звезд, заполонивших всё водное пространство.

– Что происходит? – никак не мог понять он, – Так недолго и до беды!

Замедлив ход лодки, он решил позвать Тома, чтобы обсудить возникшую проблему. Когда тот сонный, позёвывая и протирая глаза, пришёл в командный отсек, Джек спросил:

– И что ты по поводу всего этого можешь сказать? – указав при этом на движущуюся сплошной стеной массу различных тел.

– Только одно! Их влечёт какая-то неведомая сила.

– А, что это за сила?

– Пока не знаю. Надо понаблюдать за ними.

– Так что же делать-то будем? Не ровён час или мы врежемся в китов и акул или кто-то из них сам угодит под лопасти главного винта субмарины. Тогда мы будем обречены на вечное скитание по океану, пока нас не прибьет течением к какому-нибудь берегу или не спасут проплывающие мимо моряки с кораблей. Дело осложняется ещё и тем, что в этой части океана по многолетним наблюдениям моряков перестаёт работать электрооборудование, а значит и сигналы «SOS» уже подать не сможем.

– Странно, а почему так происходит?

– Не знаю, но вероятно из-за того, что на всех морских картах мира эта зона, где расположены острова, считается аномальной и обозначена так же, как и Бермудские треугольники.

– А мне кажется, что всё дело в космическом корабле, который не позволяет другим ни себя обнаружить, ни острова, и для этого создаёт такие сильные помехи.

– Думаю, ты прав. Ну и техника же у инопланетян! Фантастика, одним словом! Да, кстати, а косяки рыб случайно не Егоза вызвала для обороны островов? Если она была способна отдавать команды акулам, то, что ей стоит призвать и других охранников.

– Звучит логично, но невероятно. Для этого ей бы понадобилась коллективная помощь своих собратьев и то вряд ли они на это были бы способны. Здесь причина кроется в чём-то другом, а в чём, не знаю. Поживём, увидим!

За три недели коллективного труда Седмора со своими помощниками: Майклом и Бархусом, корабль – «КГТ» был восстановлен. Собирали совсем, как кубик Рубика, от крохотных элементов до больших деталей обшивки и внутреннего оборудования. Даже, когда этот долгожданный день настал, ни Бархус, ни Майкл так и не смогли понять по какому принципу и почему системы корабля вдруг все сразу заработали. Как будто в космическом корабле находился настоящий живой мозг, управлявший своим организмом под названием «КГТ». Седмор похвалил своих помощников и спокойно сказал:

– А теперь нам предстоит вывести корабль на поверхность земли.

Создавалось впечатление, что разговор шёл не о глобальной проблеме, а о пустяковой задачке, которую способны решить ученики начальных классов.

– Что для этого надо, командир? – задал мучивший его вопрос, Бархус.

– Набрать команду из толковых ребят, обучить их, а дальше дело техники. Корабль при желании создаёт вокруг контура корпуса колоссальную невидимую центробежную силу, которая словно бур или плазменный резак способна прожигать любые твёрдые породы земли. Только необходимо предпринять все необходимые меры безопасности, иначе разлетающимися осколками камней могут быть поранены находящиеся вблизи местные жители.

– Согласен. Такие меры можно предпринять. А из кого вы намерены выбрать новых членов команды?

– Пока не знаю. Это самая сложная задача на данный момент. Вариантов не много: вы да Майкл.

– Из меня плохой пилот получится. Годы не те. Не обижайтесь на старика. Я сказал правду.

– Тогда и не знаю что сказать. Мои собратья из племени МакакАдамов хорошие парни, но они, хоть и звучит это немного грубо, по некоторым вопросам слишком далеко отстают в развитии даже от вас. Да и команда, как я раньше уже говорил, должна состоять не менее чем из пяти пилотов, иначе, как говорят у вас на земле – «один в поле не воин». Это требует и закон нашей планеты, в целях той же безопасности. Я связывался со своим планетарным руководством, и оно обещало мне постараться прислать один экипаж. Но когда это произойдёт и произойдёт ли на самом деле, гарантировать не могу. У них сейчас сложная военная обстановка.

– И, что же получается? Неужели корабль так и будет находиться в подземелье?

– Нет. Поднять его на поверхность горы мы сможем. Вертикально и горизонтально он и с одним пилотом способен летать. А вот управлять им в межзвёздном пространстве я один, увы, не смогу. Здесь потребуется надёжная команда. До прибытия нового экипажа нам предстоит успеть погрузить на корабль «КС 20». Сейчас я передам мысленную команду Егозе, чтобы она организовала оцепление по всему периметру горы, а вы с Майклом можете подняться на борт звездолёта и поучаствовать вместе со мной в «подъёме» его из недр подземного хранилища.

– Как, и я удостоен чести управлять кораблём? – радостно воскликнул Майкл и первым побежал по наклонному трапу.

– Не управлять, а только присутствовать на нём! – хотел крикнуть ему вслед Бархус, но не успел, так как тот довольно быстро скрылся в дверном проёме.

Сделав необходимые распоряжения, Седмор, пропустив вперёд Бархуса, и сам поднялся на корабль. В огромном освещённом зале имелось всего пять кресел. Заняв свободные места, жители планеты Земля стали наблюдать за действиями командира. Седмор положил обе лапы на пульт управления и принялся нажимать на светящиеся кнопки. В следующее мгновение в зале убавился свет, заработали кондиционеры, большие и маленькие мониторы, началась слабая вибрация корпуса. О том, что заработал нейтронный реактор и корабль оторвался от пола, они догадались по силе тяготения, которая слегка вдавила их в кресла. На мониторах был виден быстро приближающийся монолитный потолок хранилища. Потоки яркого света ударили по нему. Сразу с потолка полетели осколки и искры расплавленного металла, словно от циркулярной пилы – стружка. Отверстие по мере движения корабля постепенно расширялось. Около часа продолжалась борьба с нависшими над кораблём каменными глыбами. И вот наступил долгожданный момент, когда все увидели голубое небо, а внизу деревья. То, что ещё недавно казалось невозможным, стало реальным.

– Ур-р-а-а! – во всё горло закричал Майкл, готовый вскочить со своего кресла и удариться в пляс. Его глаза слезились, как и в первом полёте на птеродактиле, но уже не от встречного ветра, а от переполнявшего его душу восторга. Словно ребёнок – непоседа, он не находил себе места: крутил по сторонам головой, хлопал в ладоши, смеялся, не забывая вытирать слёзы.

– Куда мы летим? – спросил Бархус.

– На другой остров, – просто ответил Седмор, не переставая улыбаться, глядя на Майкла.

После того, как сильный грохот, доносящийся из горы, прекратился, жители двух островов выбежали из домов и пещер и, задрав головы к небу, молча, стали провожать взглядом космическую «тарелку», которая сделав круг, приземлился у серебряной горы дракона.

– Теперь мы должны приступить к загрузке корабля серебряными слитками? – немного успокоившись, задал свой вопрос Майкл.

– Да! Егоза и глава племени уже предупреждены, и скоро подойдут их грузчики с необходимым для этой цели инвентарём.

Находясь вблизи скалистой бухты, Зубастик долгое время не мог понять, что за странные звуки раздаются с соседнего острова. Обеспокоенный этим, он взлетел на самую высокую скалу, где много лет назад у Тома с Джеком находился наблюдательный пункт и огляделся. Но сколько он не пытался, так ничего и не смог разглядеть. Тогда он решил слетать на другой конец острова к переселенцам из племени МакакАдамов. Но только он поднялся в небо, как сразу заметил большой странный предмет в виде диска серебристого цвета, который летел со стороны другого острова, весь сияя на солнце. Сделав дугу в воздухе, диск стал медленно приземляться у серебряной горы. Ещё большее волнение охватило Зубастиком. Хлопая мощными кожистыми крыльями, он развил максимальную скорость, стремясь вовремя поспеть, а если надо, то и отдать свою жизнь в борьбе с грабителями. В этот момент в приземлившемся объекте открылась дверца, и из неё вышел счастливый Майкл. Увидев подлетающего птеродактиля, он сложил рупором ладони и, что было сил, закричал: «Зубастик, мы сделали это! Ура!» Довольное лицо друга вмиг рассеяло все его самые худшие мысли и он, приземлившись у его ног, кинулся в раскрытые объятья. Майкл обнял своего верного товарища и сказал:

– Как я рад тебя видеть, дружище! Что, прилетел меня встречать или тоже решил оказать нам помощь? – при этом погладив дракончика по хохолку на голове. Следом из корабля вышли Бархус и Седмор.

– Всё, пришло время отдать твои самородки тем, кому они по праву принадлежат! – произнёс Майкл, указав рукой на командира пришельцев из другой галактики, – Но ты не расстраивайся сильно, этого добра в прибрежной полосе моря, особенно в скалистой бухте – пруд пруди, столько, что впору водолазов вызывать. Шучу. Я и сам с этим справлюсь. Не глубоко, ведь.

Когда подошли новые поселенцы во главе с Ратаром, Седмор вернулся на космический корабль, где одним нажатием кнопки открыл сразу все грузовые люки терминала. Затем выстроившись в одну длинную цепочку от горы до корабля, все вместе стали передавать друг другу сумки, мешки, пакеты, носилки, вёдра наполненные «КС 20» и сгружать в грузовые отсеки. Зубастику было поручено взлететь на верхушку серебряной горы и оттуда следить за появлением вероятного противника, как с неба, так и со стороны моря.

Когда прошло более получаса, Настя, не дождавшись возвращения мужа в каюту, встала с дивана, отложив в сторону любовный роман, и пошла его искать. Дети, находясь вдвоем в одном номере, мило ворковали, разглядывая через иллюминатор проплывающих больших рыб и морских животных. Заглянув к ним, она сразу пошла дальше, в командный отсек, где и застала Тома в одних трусах и майке.

– Ты чего в таком виде? Случилось что-то? – спросила она мужа, одновременно пытаясь по выражению его лица угадать причину его задержки.

– Дорогая, предупреди детей и Диану, что мы всплываем. До наших островов осталось менее двадцати миль, но могучие тела млекопитающих не дают нам прохода подводным путём.

– Опять? – заволновалась Настя.

– Нет! Это не те же киты! И не только они одни! Посмотри сколько перед нами всевозможных представителей морской фауны! А так, хоть появится надежда миновать их, не повредив обшивку и винт.

– И бедных животных?

– Да, и их тоже, – уже спокойным тоном ответил Том.

Когда Настя ушла предупреждать остальных, на субмарине друзья – капитаны продули балласт и поставили рули на всплытие. Через несколько минут она уже была на поверхности морской глади. Все вышли подышать свежим воздухом. Слабо проглядывались очертания двух островов. По мере приближения к ним плотность живой массы кишащей в воде ещё больше усилилась. Том вернулся на свой командный пункт, поменявшись местами с Джеком. Словно попав в заколдованный лабиринт, периодически подавая низкочастотные импульсы для отпугивания китов, дельфинов и акул, лавируя между их тел, Том медленно, но уверенно вёл подлодку к намеченной цели пути. Вскоре возникла прозрачная стена защитного поля космолёта. Джек предложил женщинам и детям спуститься в свои каюты и лечь, а сам остался. Это была необходимая мера, так как при пересечении «стены» возможно ухудшение самочувствия: головокружение и даже тошнота.

Бдительный Зубастик первым заметил среди волн подводную лодку, на которой кто-то стоял и махал рукой. Было довольно далеко, но несмотря на это, птеродактиль сердцем почувствовал и узнал его. Годы разлуки не стёрли из его памяти родные черты самого дорогого человека на свете. Забыв даже предупредить Майкла и остальных рабочих о приближающемся морском судне, он взмыл в небо и с радостным криком полетел на встречу к Джеку.

Глава № 18. «Встреча на острове»

Джек стоял на крыле подлодки и не верил своим глазам. Его Зубастик, которого он когда-то нянчил на своих руках, был жив и теперь летел к нему. Сразу всплыли перед глазами картинки его рождения, первые неловкие шажки, полёт со скалы в его объятья, рыбная ловля, знакомство и праздничный ужин в его честь на острове племени МакакАдамов. «Как это было давно! Много воды утекло с той поры. Я был молод. А теперь подросли наши с Томом дети. Сергей стал настоящим женихом – красавцем. Интересно, признают ли они друг друга? Ему, ведь, было-то всего три годика. Нет, думаю, и птеродактиль ничего и никого не забыл. У животных и птиц с рождения крепкая память! Чувства преданности, благодарности и любви не стираются из их сознания на протяжении всей жизни».

По мере того, как Зубастик приближался к нему, у Джека от удивления всё больше округлялись глаза.

– До чего он стал величественным, могучим и огромным! Размах крыльев не меньше пяти метров, а может и больше. Теперь я понимаю, почему наши предки так боялись драконов, даже слагали о них ужасные легенды и сказки, которыми затем пугали маленьких непослушных детишек. Если бы они только знали, какие это добрые, трудолюбивые и отзывчивые создания. С ними надо дружить, а не бояться их!

Зубастик, приземляясь на боевую рубку субмарины, несколько раз сильно взмахнул крыльями, от чего Джека чуть не сдуло порывом ветром.

– Поосторожней, дружище! Я тоже рад тебя видеть, но, извини, летать, ещё не научился! Сейчас я к тебе поднимусь!

Быстро перебирая руками и ногами, Джек взобрался по вертикальной лестнице на крышу рубки и только тогда обнял Зубастика. Щёлкая своим длинным клювом, как трещоткой, тот не находил себе места. Словно маленький котёнок, он тёрся о его щёку хохлатой головой, пританцовывал и с нежностью заглядывал в глаза. Растроганный тёплотой встречи, Джек смахнул с лица не прошеную слезу и, сглотнув слюну, произнёс:

– Потерпи маленько! Скоро ты сможешь всех увидеть и обнять. У нас ещё будет время насладиться встречей в полной мере. А сейчас лети на остров и предупреди Егозу о нашем прибытии! Ну, давай!

Взмахнув рукой, Джек указал Зубастику направление к берегу. Тот всё понял и, расправив крылья, полетел обратно. Только в этот момент Джек заметил у горы большой космический корабль того же цвета, что и самородки серебра.

– Похоже, им удалось вызволить из священного места инопланетный корабль. Но как? – Джек этого не мог понять. Спустившись в командный отсек, он всё рассказал Тому.

– Я думаю, им кто-то помог, – предположил тот, – Иначе он так бы и оставался в горе. Вероятно, нас ждут не только коренные жители острова, но и их собратья с другой планеты. Удивительно, но по твоим словам получается, что Зубастик не был сильно взволнован или напуган, когда прилетел, а это значит, что и нам не угрожает опасность от встречи с ними. Сейчас главное не наскочить на подводный риф или не сесть на мель. Давай, ты будешь управлять лодкой, а я при помощи обычной верёвки с грузом, за неимением длинного шеста, постараюсь с носа подлодки промерить глубину при заходе в бухту.

Поменявшись местами, отважные герои принялись за дело. Фарватер был найден и вскоре по безопасному в навигационном отношении проходу капитаны подвели лодку почти к самому берегу. Погрузив в шлюпку всё необходимое, они помогли жёнам и детям сесть в неё.

На песчаном берегу собралось много народа. Среди обезьян племени МакакАдамов находились и люди. Их было двое. Одного они сразу узнали. Им оказался их старый знакомый – бандит и лжемеценат по имени Бархус. Этот факт всех сильно удивил и озадачил. Второго представителя людей они не узнали. Егоза была тоже среди собравшихся местных жителей. Казалось, что годы разлуки совсем не изменили её очаровательный облик. Рядом с ней стоял необычный представитель племени в штанах серебристого цвета. Ратар первым подошёл к причалившей лодке, и галантно подав свою сильную лапу Диане, а затем Насте и Анюте, помог им сойти на берег. Тома и Джека он поприветствовал рукопожатием. Воины племени подхватили их багаж и понесли в посёлок. У вновь прибывших гостей от восторга перехватило дыхание, когда они увидели современные коттеджи переселенцев. Егоза всю дорогу держала за руку Джека. Словно маленькая девочка она часто семеня лапками, не переставая, рассказывала ему о событиях последних лет жизни на острове: о нападении пиратского космического корабля, о гибели почти всей команды пришельца, прилетевшего за серебром, а так же части мирного населения, об открытии школы и о том, какими замечательными людьми стали Бархус и Майкл, чьими стараниями и был построен этот посёлок. Егоза привела гостей в свой дом. Но он не вмещал всех желающих выразить признательность мореплавателям. Поэтому было принято самое разумное решение – организовать пир в честь путешественников на обширном приусадебном участке, среди кустов роз, виноградника и естественного родника, бьющего прямо из песка в виде фонтанчика. Ане не терпелось поскорее подружиться с детьми из племени и подарить им свои игрушки, но она не посмела, пристать к отцу со своей просьбой, пока взрослые не наговорятся.

Со всей округи подходили всё новые и новые жители. Они составляли столы в один ряд, расставляли посуду и угощения. Когда все приготовления были закончены, начался пир, сопровождавшийся театрализованным представлением и танцами. Анюта, попробовав все заморские лакомства, словно голубка вспорхнула со своего места, схватив за руку Сергея, и потащила его в самый центр танцующих селян. Ей казалось, что всё происходящее на острове какой-то чудный сон, а не реальность, в котором все равны: и люди, и смешные говорящие обезьянки, ходящие на задних лапах. Так на самом деле и было. Между ними не существовало никаких различий, не считая внешних. Они так же плясали, пели, радовались неожиданному празднику и самой жизни. Как будто не было бомбёжек и тягостных дней траура, принёсших много горя в семьи погибших воинов.

Под вечер по просьбе Седмора собрался совет старейшин, на котором помимо правителей и пришельца из космоса присутствовали: Бархус, Майкл и вновь прибывшие гости, включая детей. Слово взял Седмор.

– Уважаемые старейшины племени МакакАдамов и их друзья. Прошу вашего внимания и понимания тех негативных реалий, много сот лет существующих, как на моей родной планете, так и во всей вселенной в целом. Беда пришла в наш общий дом под названием космос. Беспощадный и жадный до власти Ягурод замыслил установить вселенское господство над всеми планетами. Он хочет с помощью силы поработить мирных жителей галактического содружества. Сейчас дело осложняется тем, что его нанороботы под названием Мракососы оккупировали защитный купол моей планеты и практически выкачали весь кислород и неоновый свет из атмосферы. Чтобы вам стало понятно, я сделаю небольшое отступление. Так сказать, ракурс в историю. Когда-то и наша планета имела такое же солнце, как у вас сейчас. Но со временем оно стало остывать, а прилетевший невесть откуда огромный болид довершил его участь, расколов на множество частей. Разлетевшиеся в разные стороны метеориты сильно покалечили нашу планету. Погибла большая часть населения. Много столетий мои предки восстанавливали разрушенные города в полной темноте и холоде. Чтобы обезопасить себя от подобных стихийных бедствий, нашими учёными был спроектирован и сконструирован защитный купол в тридцати километрах от планеты. Вы все знаете строение яйца: желток, белок и скорлупа. Так вот, желтком в нашем случае является моя планета, белком – атмосфера окружающая её, а скорлупой – защитный купол сферической формы. Но с постройкой грандиозного купола были устранены только две проблемы: космического холода и внешней защиты планеты. Для нормального же развития и роста людей, растений и животных необходим, как известно, дневной свет, а его у нас с гибелью солнца не стало. Начались поиски сырья для производства искусственного света на других планетах. Экспедиция за экспедицией отправлялись во все концы вселенной. И только на вашей планете нам удалось отыскать необходимые компоненты для производства люминесцирующего порошка, у которого пространственная плотность светового потока в направлении оси телесного угла оказалась близка по силе солнечному свету. Это был прорыв в науке. Проект был сразу засекречен. Так необходимый для жизни моего народа источник света был найден. Период распада или точнее сказать угасания данного кристаллического порошка составляет двадцать миллионов лет. Одной капсулы хватает, чтобы осветить площадь планеты равную двадцати квадратным километрам. Отсюда и название груза – «КС 20» или иначе – «капсулы света». Основу кристаллов данного порошка составляют мельчайшие органические соединения, напоминающие дрожжи, которые при взаимодействии с кислородом активизируются и начинают размножаться. Они легче воздуха и поэтому подобно светлячкам начинают хаотично разлетаться во все стороны, отдавая свою лучистую энергию. Понятие «двадцатикилометровая зона», как вы понимаете, является условным, так как никто и не пытался удержать микроорганизмы в этих границах. Находясь в постоянном полёте световые газообразные элементы, окутывают всю территорию подкупольного пространства так, что исходящий от них свет естественным образом воспринимается всеми живущими на планете. Из архивов планетарного совета мне стало известно, что на Земле в те далёкие времена велись разработки сразу в нескольких местах. Груз смогли доставить только три космических терминала. Остальные либо были отозваны в связи с начавшейся межгалактической войной, в которую были втянуты и мы по договору взаимопомощи, либо, как ваш космолёт, потерпели крушение. Размеры нашей планеты не идут ни в какие сравнения с вашей. Она значительно меньше. Защитный купол по прошествии многих миллионов лет весь покрылся космической пылью серого и чёрного цветов. Из космоса он благодаря своей сферической формы стал выглядеть, как чёрная безжизненная планета. Нас это устраивало. Скрытая от посторонних, не всегда дружелюбных глаз, настоящая планета до некоторых пор жила в мире и покое. Сейчас, как вам известно, всё изменилось в худшую сторону. Оккупация планет армией Ягурода начавшаяся сотни лет назад коснулась и нас. Теперь для моего народа слово свет стало равноценно слову – жизнь, так как его запасы на исходе. Поэтому я здесь! И моя миссия заключается в том, чтобы, во что бы то ни стало доставить груз «КС 20» на угасающую планету. Задача сложная и подвержена большому риску. Но мне одному, увы, не справиться с ней. Осталась одна надежда на вас! В первую очередь я обращаюсь к вновь прибывшим людям мужского пола. Мой выбор пал на них не случайно. Бархус и Майкл, как представители землян, уже оказали мне неоценимую помощь в ремонте корабля, за что им огромное, искреннее спасибо! Но недавно Егоза рассказала мне про Тома и Джека, которые будучи ещё детьми на этом острове, умудрились построить много сельскохозяйственной техники и других строений, включая корабль. Их мужество восхитило меня. Вот именно таких парней я бы и хотел иметь в своей команде. Осталось слово за вами, мои друзья! Мне нужно всего четыре добровольца! Бархус не в счёт. По причине своего преклонного возраста он не сможет участвовать в данной экспедиции. Я всё сказал! Решайте сами как вам поступить!

В наступившей тишине первым подал голос Том:

– Не обижайтесь, но нам надо всё обдумать и обсудить со своими жёнами.

– Это ваше право, но времени осталось очень мало. Не ровен час над островом опять может появиться вражеский корабль.

– Нет, Том! – выйдя немного вперёд начал свою речь Джек. – Медлить нельзя! Что касается меня, Седмор, то я принимаю ваше предложение и прошу зачислить меня в свою команду. Ведь речь идёт не только о народе вашей планеты. Как вы сказали: «У нас общий враг и угроза нависла над всеми миролюбивыми планетами, включая Землю». Так? Поэтому можете на меня рассчитывать.

– Папа! – подал голос Сергей, – Я тоже полечу с тобой! У меня две родины: этот остров и остров Мадагаскар. Хоть я и вырос в большом городе, но родился здесь, среди жителей племени МакакАдамов, которые спасли мою мать и помогли мне появиться на этот свет. Это мой долг перед островным народом, чьи сородичи попали в беду. И я мечтаю только об одном, чтобы на всех планетах установился мир!

Только теперь Бархус обратил внимание на стройного молодого человека, о котором ему когда-то рассказывала Егоза. Висевший у него на шее медальон привлёк его внимание. Он сразу вспомнил свою жену, у которой имелся точно такой же. «Если окажется, что этот медальон достался ему от матери, то получается, что Сергей мой родной внук, а я прихожусь ему дедушкой». Слёзы раскаяния и одновременно умиления потекли по его старческим щекам. Он и мечтать не мог, что когда-то увидит и обретёт внука. А сколько бессонных ночей проведённых на острове было посвящено его жене, которую он бросил в период, когда она ждала ребёнка. «Нет, не замолить мне перед богом и перед ней всех своих грехов! Не отмыться от скверны прошлого! И душа никогда не обретёт покой, ни на земле, ни на небесах!» – думал о себе он.

Часть № 4. Космическое путешествие Глава № 1. «Подготовка корабля и команды к космической экспедиции»

Мысль о том, чтобы полететь с Седмором на далёкую планету у Тома созрела ещё в ходе выступления пришельца на совете старейшин, но он, как муж и отец хотел сначала подготовить Настю и Аннушку – самых дорогих и близких ему людей. Тому было важно их мнение, а особенно хотелось услышать слова одобрения. Он не мог улететь с камнем на сердце, не решив их дальнейшую судьбу. Его постоянно мучил один вопрос: «Чем они будут заниматься на острове в его отсутствие?» Он возник в его голове не случайно. После собрания Седмор как-то вскользь упомянул, что время на Земле течёт намного медленнее, чем в ходе космического перелёта. А это означало одно – вернувшись из экспедиции, он застанет жену и дочь повзрослевшими на несколько лет, так как один год в космосе равен трём земным годам.

Когда они вернулись в дом Егозы, Настя, горячо любившая Тома и понимавшая его душевное состояние, вызвала его на улицу и на удивление последнего сказала:

– Том, милый, я знаю, что ты тоже хочешь лететь с остальными. Не спорь. Я не буду тебя отговаривать. Поступай так, как велит тебе совесть. Это долг не только Сергея. Так должен поступить каждый честный гражданин, любящий свою семью, землю и саму жизнь.

Растроганный её словами, Том обнял жену и, поцеловав в губы, произнёс:

– Спасибо, дорогая. Иных слов я и не ожидал от тебя услышать. Честь и совесть мне велят оказать помощь планете обезьян. Я полечу, но в мыслях всегда буду рядом с тобой. Береги себя и дочь. У меня родилась гениальная идея. А что если вам до моего возвращения с Аней заняться преподавательской деятельностью? Аня способная девочка. И ты у меня умница. Егоза и Бархус помогут вам в этом. Я уверен! У вас должно всё получиться! Справитесь без меня?

– Не знаю, но будем стараться. И ты береги себя. Только пообещай мне вернуться живым и здоровым.

– Обещаю! Мне нет жизни без вас! А сейчас, любовь моя, я ненадолго отлучусь. Надо переговорить с Седмором. Уверен, он ждёт от меня ответа на свою просьбу.

Только он произнёс это, как из вечерних сумерек посёлка к дому вышли: Седмор собственной персоной и Егоза. У неё были сильно заплаканные глаза, которые она тщетно пыталась скрыть. Том окликнул пришельца. Тот, заметив смущение своей подруги, немного опередил её, прикрывая спиной, и первым подошёл к нему, тем самым давая возможность Егозе без промедления скрыться в дверном проёме.

– Командир, я всё обдумал и хочу сказать, что принимаю ваше предложение и готов участвовать в экспедиции. Можете на меня рассчитывать!

– Молодец, Том! Мне твоя помощь позарез нужна! Теперь команда в сборе и с завтрашнего дня я начну ваше обучение!

– А когда мы полетим? – задал свой не совсем уместный вопрос Том.

– Скоро, очень скоро! Как только «КС 20» погрузим на борт космического терминала.

Утром Седмор ни свет, ни заря поднял всех «новобранцев» из своих постелей, благо, что комнаты тех располагались в одном доме и заставил их бегом добираться до «летающей тарелки».

– Тяжело в ученье, легко в бою! – улыбаясь, ответил он, на недовольный вопрос Майкла, который никак не мог понять, зачем на космическом корабле нужны спортсмены, – Бег укрепляет не только мышцы, но и моральный дух команды! С этой минуты вы одно целое! Один организм! И успех экспедиции напрямую зависит от слаженных действий каждого из вас! Научитесь жить, трудиться и мыслить как один человек!

Последнее выражение Седмора Тому показалось спорным. Но он не стал перечить командиру, решив: «Ему виднее! Вероятно, его так учили на своей планете! Только время сможет рассудить, кто был прав на самом деле!»

В космолёте каждому члену экипажа Седмор указал своё место. При этом он пояснил, почему команда должна состоять из пяти пилотов.

– Космическое пространство, окружающее корабль в полёте, условно разбито на пять частей: север, запад, юг и восток в горизонтальной плоскости, а так же верх и низ в вертикальной. Как вы уже вероятно догадались, за каждым сектором обзора и будет наблюдать один закреплённый пилот. У вас у всех будут одинаковые обязанности. Основные из них: 1. Беспрекословное выполнение моих указаний. 2. Обеспечение постоянной боеготовности космолёта, которая включает в себя и чистоту рабочих мест. 3. Взаимовыручка. 4. Знание приёмов пилотирования. 5. Общение между собой по шлемофонам без упоминания имён и фамилий, а только по присвоенным личным номерам: Я номер один, Том номер два, Джек номер три, Майкл номер четыре, Сергей номер пять. 6. Вахтенный метод несения службы в соответствии с утверждённым графиком. 7. Умение обращаться с боевой техникой корабля и личным оружием: лазерными пушками и пистолетами, а также бластерами нового поколения.

– Командир, можно уточнить, а чем отличается лазерное оружие от бластеров? – поинтересовался Джек.

– Вопрос немного не корректный. Объясню почему. С лазерным пистолетом, по словам Егозы, вы уже сталкивались. Так вот, он тоже разновидность бластера, только стреляющего тонким лазерным лучом. На данном корабле их много. Но по нашим, сегодняшним меркам – это архаичное оружие, которое используется только для ближнего боя. Вместе с Майклом и Бархусом мы перенесли с подбитого корабля и установили на этот более современное оружие. Это пушки, винтовки и пистолеты. Они дистанционного действия, стреляющие сгустками энергии или, как ещё называют – бластерными зарядами. Энергия для выстрелов черпается из сменных энергетических батарей. Его преимущества – большая по сравнению с лазерным оружием мощность, компактность, лёгкость в обращении, возможность ведения как автоматического, так и переменного (одиночного) огня. В зависимости от расстояния или зоны поражения такое оружие может парализовать или убить противника, а также вывести из строя всё его электрооборудование.

– Фантастика! О таком я даже в книжках не читал! – заявил Майкл.

– А давно ли ты последний раз брал-то их в руки? – съязвил Том.

– Да, честно говоря, и не помню уже. Давно это было. Но, братцы, все равно я горд, что именно мне, нам с вами выпала честь спасти мир! А это покруче любого книжного блокбастера будет! Во! И я умное словечко ввернул в свою фразу. Глядишь, когда прилечу обратно на землю тоже, как и Том книжки писать начну, типа: «Я и звёздные войны».

– Нет, парни! О том, что вы узнаете или увидите в ходе экспедиции, чему научитесь, никому рассказывать нельзя. И это не шутки. Секретность миссии будет оставаться и после её завершения. Весь эфир сканируется многими планетарными станциями и кораблями разведчиками. Утечки информации быть не должно. И это одно из условий вашего участия в экспедиции, как и прямая обязанность. Все поняли?

– Да, – подтвердили по очереди все члены команды.

– А разве у вас нет способов в дальнейшем стереть из нашей памяти секретную информацию? – задал свой вопрос Том.

– Почему же? Есть. Но лично я противник мозговой изоляции. Она негативно влияет на психическое состояние людей. Вы мои друзья и я должен доверять вам, как и вы мне. Без этого у нас не получится взаимопонимания. Вы не стесняйтесь. Задавайте любые вопросы. Все мы выросли в разных мирах и условиях жизни. И это отразилось на нашем общем мировоззрении и кругозоре. За короткий срок я должен передать вам основные знания о вселенной, нашем противнике, научить пользоваться всем без исключения оборудованием космического терминала, включая вооружение, а также выработать стойкую невосприимчивость к страху.

– Это как? Неужели на других планетах существуют такие прививки, с помощью которых мы перестанем бояться? – поинтересовался Джек.

– Папа, мне кажется, командир имел в виду не прививки и пилюли, а психологические методы воздействия на наше подсознание! Я прав?

– Не совсем так, но в целом верно. Чем больше вы будете знать о слабых и сильных сторонах противника, тем вам легче будет противостоять ему. Быть морально готовым не бояться его. Человек, который до предстоящего боя испытывает чувство страха, неуверенности, заранее проиграл. Только смелость, решительность, обдуманность своих действий, а не безрассудность, помогают воинам одержать победу. На этих принципах выросло не одно поколение космических пилотов на моей планете. Мне даже иногда начинает казаться, что с самого рождения эти качества впитывались в нас с молоком матери. Сколько себя помню, я всегда хотел стать космолётчиком, чтобы охранять небесные границы планеты от Ягурода и ему подобных, быть защитником мирного космоса.

– Командир, а можно задать вам нескромный вопрос? – опять подал голос Сергей.

– Конечно. У меня от вас нет секретов.

– Сколько вам лет и нашему общему противнику? Я спрашиваю, потому, что вы ранее упоминали, что Ягурод уже несколько столетий пытается установить мировое господство во вселенной. Так что же он бессмертный?

– Нет, мой юный друг. По земным меркам мы живём в пять раз дольше, чем вы. Мне в этом году исполнилось ровно сто лет. Я, как у вас говорят – мужчина в самом расцвете сил. Ягуроду примерно двести семьдесят – двести восемьдесят лет. Он достиг второй фазы своей жизни.

– Вот здорово! А я бы вам и сорока пяти не дал!

– Спасибо за комплимент. На этом острове, как мне известно, есть старожилы из числа старейшин, которым перевалило далеко за четыреста лет. У нас на планете столько живут только немногие.

– А у вас есть такие понятия, как пенсионер, выход на заслуженный отдых или нетрудоспособность? – включился в разговор Джек.

– Безусловно. Двести пятьдесят лет, это общепринятый возраст выхода на пенсию. Для нас – пилотов, возрастной ценз снижен в связи со сложным, напряжённым графиком работы и составляет всего сто пятьдесят лет. Пригодность или непригодность к работе определяется специальной планетарной медицинской комиссией. Если по возрасту, ты приобрёл право на отдых, но желаешь продолжить работу, то эта, же комиссия выносит своё заключение о твоей пригодности по состоянию здоровья.

– Седмор, как не странно, но на земле у нас всё происходит по тем, же принципам: годен, негоден, желаешь, не желаешь дальше продолжать трудовую деятельность. Получается, что везде во вселенной всё как у нас. У меня – капитана дальнего плаванья, выход на пенсию тоже зависит от количества часов проведённых на воде во время плаванья.

– Да, по основным принципам, но не по образу жизни и уровню развития, мы схожи. Это нас объединяет и отличает от животного мира. Обидно только, что некоторым разумным существам, таким, как Ягурод, присущи далеко не человеческие качества. Видно так устроен мир, в котором если есть добро, то рано или поздно обязательно появится и зло.

Далее Седмор приступил к «экскурсии» по отсекам корабля, для того, чтобы пилоты могли хорошо, свободно и безошибочно ориентироваться, даже в темноте. Знать назначение, способы работы и устранения неисправностей оборудования. Что примечательно, так это «живучесть» корабля. Если, к примеру, выходил из строя какой-то электронный узел, то дугой дополнительно брал на себя его функции. От этого заряд прочности и надёжности космолёта не уменьшался. Большой сложности не было и в его пилотировании. Только у Майкла возникли небольшие трудности в работе с панелью управления. Том, Джек и Сергей ранее умевшие обращаться с компьютером и другой техникой, даже без подсказок своего наставника смогли разобраться в хитросплетениях схем, клавиш, мониторов, джойстиков, космических карт и программ их обеспечения.

– Здесь всё устроено по типу, как на нашей подводной лодке, только более рационально и гениально просто, – сделал в итоге свой вывод Том.

– А это, что за странный рюкзак с крылышками? – поинтересовался Майкл.

– Это миниатюрный летательный аппарат: «ЗК», а иначе – «заплечный крылатолёт». Он используется для перелётов с защитного корпуса на мою планету и обратно, так как космическая база находится именно на нём или в ходе боевых действий, но только там, где имеется атмосферное давление. Но, к сожалению, в наличие имеется только три комплекта. Остальные были выведены из строя в ходе бомбёжки.

– Командир, у меня есть дельтаплан. Он не хуже вашего «ЗК»! Можно его взять на корабль? – задал вопрос Сергей.

– Можно, если ты умеешь с ним обращаться.

– Вот видишь, папа, я же говорил, что он может пригодиться! Выходит, я оказался прав! А летать на нём я умею! Будте спокойны!

Тем временем Настя с Аней решили пойти поговорить с Егозой, а затем вместе с ней посетить МакакАдамскую школу.

Егоза была в своей комнате. Она никак не могла забыть вчерашнее признание в любви, сделанное ей Седмором на берегу моря. Нежные слова, которые он произносил с большой страстью, вскружили ей голову, запали в самое сердце. Она не находила себе места.

– Как несправедлива жизнь! – думала она, – Только я встретила и по-настоящему полюбила космического принца, как он вынужден улететь от меня. Да, он обещал вернуться! Но как я теперь буду жить без него? Мне кажется, я не вынесу долгой разлуки. Клянусь тебе, милый чужестранец, что каждую минуту я буду думать только о тебе!

Её размышления прервал стук в дверь. Смахнув набежавшую слезу, она пошла, открывать её. На пороге стояла Настя со своей дочерью. Узнав о цели их визита, Егоза с большой радостью и признательностью оценила их предложение помочь в обучении детей селян.

– Конечно можно! – воскликнула она, – Мы с Бархусом всё вам расскажем и покажем. Это не сложно! Какие вы молодцы! Давайте прямо сейчас и отправимся в школу!

– Тётя Егоза, а можно мне с собой игрушки взять, чтобы подарить их детям?

– Да, хорошая моя! Этого я не в силах запретить тебе. Я и сама люблю делать подарки. Уверена, они будут очень рады тебе!

В просторном классе сельской школы Бархус только приступил к занятиям, когда Егоза привела гостей с большой сумкой. Анюта с восхищением оглядела класс и смешных обезьянок, а затем, следуя по проходу между парт, стала раздавать свои игрушки. Здесь были куклы в нарядных платьицах, собачки, кошечки с бантиками, плюшевые мишки – для девочек, оловянные солдатики, машинки, книжки с цветными картинками – для мальчиков. У детей от восторга загорелись глаза. Они стали хвастаться друг перед другом игрушками, шуметь, а некоторые пытались даже поцеловать Аню. Смущённая, но довольная она покинула класс.

– Тебе не жалко было расставаться с куклами? – спросила её мама, когда они вышли на улицу.

– Ни сколечко! Знаешь, я ещё ни разу в жизни не видела таких счастливых мордочек! И я рада, что скоро буду их учительницей. Они все такие славные! Умненькие и дружелюбные!

Глава № 2. «Старт космического грузового терминала»

После обучения, в ходе которого они изучали устройство космического корабля, Джек с Сергеем первыми пошли к дому. На извилистой тропинке ведущей вниз со склона горы их поджидала Аня. Ей не терпелось рассказать Сергею о посещении сельской школы. Поделиться своими впечатлениями. А их было много.

– Дядя Джек, здравствуйте! Можно я у вас ненадолго украду Сергея? Мне надо с ним поговорить! Очень-очень! Пожалуйста! – только завидев их, закричала Аня и побежала к ним навстречу. Её лицо горело от счастья. Щёки стали пунцовыми. Глаза сияли, как два изумруда. Отец с сыном переглянулись и дружно улыбнулись. Им было смешно наблюдать, как Анюта, семеня ножками и на ходу придерживая подол широкой юбки, развевающийся на ветру, словно сиреневый флаг, в такой неловкой позе пытается ещё бежать. Когда она запыхавшаяся достигла их, и случайно оступившись, чуть не упала на колени, Сергей успел схватить её за руку и придержать. Джек, скрывая улыбку, уже серьёзным голосом ответил:

– Здравствуй, Анечка. Конечно можно! Сегодня больше занятий на корабле не будет. Дядя Седмор отправил нас в «увольнение» до завтрашнего утра!

– Сергей, пошли! – тоном, не терпящим возражений, сказала Аня и, взяв его за руку, потащила в сторону морского побережья.

Погода стояла чудесная. С моря дул прохладный ветерок. К вечеру, когда солнце, сделав привычный обход по небу, уже клонилось к закату, жара заметно спала. Ласковый шелест волн приятно услаждал слух. В небольшой бухточке, Аня предложила Сергею присесть на обточенные водой за много миллионов лет небольшие валуны, а сама устроилась на его коленях, обхватив его шею своими руками.

– Знаешь, Серёжа, я скоро буду преподавать в сельской школе. Мама уже договорилась с Бархусом и Егозой. Представляешь, я стану настоящей учительницей у мартышек. Они все такие смешные. Им разрешено лазать по дереву, находящемуся тут же в классе. Вот бы и в наших школах были такие же условия! А то от учителей только и слышала: «Не вертись! Сядь ровно! Не крути головой! Положи руки на парту». И так далее и тому подобное. А здесь всё будет по-другому! Я уже сама смогу делать замечания шалунам. Хотя надеюсь, что они будут меня слушаться и поэтому не возникнет такой необходимости. Я верю в это! У меня всё должно получиться! А ты знаешь, какими счастливыми глазами они смотрели на меня, когда я раздавала им свои игрушки? Мне сразу стало их жалко. Я ещё подумала в тот момент: «Бедные, живя в двадцать первом веке, они не имеют возможности пользоваться плодами цивилизации!» Но какие они благодарные, ты даже не представляешь себе. За такую мелочь, они были готовы расцеловать меня.

– Да? А вот с этого места поподробнее, пожалуйста! Это что же получается, я уже не смогу спокойно оставить тебя на земле? А вдруг во время экспедиции ты найдёшь мне замену?

– Серёжка, ты что ревнуешь? Как мне приятно это слышать! Успокойся! Никуда я от тебя не денусь! Буду сидеть дома, и смотреть на небо. А хочешь, я отдам тебе свою игрушку – говорящего человечка? Там, среди звёзд, он будет напоминать тебе обо мне. На, держи! – произнесла Аня, снимая со своей шеи брелок.

Невдалеке послышались гортанные голоса обезьян. Обернувшись, они заметили Егозу не спеша идущую под «ручку» с Седмором. Те тоже их увидели. Смутившись, Егоза сразу убрала свою лапку. Когда они подошли совсем близко, Сергей встал и обратился к Седмору:

– Командир, извините, что отвлекаю вас от прогулки, но я давно хотел показать вам вот этого маленького робота, которого Анюта нашла в подводной пещере.

Взяв в лапы «говоруна», Седмор посмотрел на него, а потом, округлив свои глаза от удивления, произнёс:

– Это ж надо! И где ты говоришь, его нашли?

– В одной из секретных лабораторий по производству «КС 20»! – чётко доложил Сергей, словно он вернулся со спецзадания.

Показав Егозе брелок, Седмор бережно вернул его Сергею и с трепетом в голосе сказал:

– Вы даже себе не представляете, какую ценную находку вы приобрели. Такой древний экспонат я видел только в планетарном историческом музее космонавтики, ещё в бытность моей учёбы в школе по подготовке пилотов. Нам рассказывали, что вот эта или подобная вещица спасла тысячи жизней. Вы удивлены? Так вот. Она помимо функции универсального переводчика способна принимать мозговые импульсы от её владельца. А это очень важно в боевых условиях. К примеру, когда повреждены голосовые рецепторы пилота или космические средства связи, включая шлемофон. Эта, принятая информация остаётся в памяти мини робота, и затем, при желании, её можно прослушать.

– Дядя Седмор, а я смогу, если оставлю у себя человечка, принимать информацию от Серёжи? – с волнением в голосе спросила Аня.

– Да, моя хорошая. Мне только надо настроить его на частоту мозговых волн Сергея.

– И вы это сможете сделать? Правда?

– Обещаю. Завтра же перенастрою его на нового хозяина. Но учти, эта информация будет приходить с задержкой во времени. Известны такие случаи, когда пилот уже возвращался на базу целым и невредимым, а переводчик только принимал её.

– Я понимаю. Пусть так. Мне всё равно будет приятно получить от него весточку, хоть через день, хоть через год! Так что Серёжа я оставлю человечка себе! Не обижайся.

Переговорив и попрощавшись, пары разошлись. Когда между ними уже было примерно метров десять, до слуха ребят ветер донёс обрывки фраз, слетевшие с губ Егозы: «Ты знаешь… и я бы хотела иметь от тебя маленького человечка….». Что она имела в виду, осталось непонятно.

Утром Седмор объявил о том, что груз «КС 20» погружен на корабль полностью. Эта новость обрадовала и одновременно огорчила членов экипажа, их родных и близких. Предстояла долгая разлука. Все это понимали. У Ани, Насти, Дианы и Егозы не просыхали глаза от слёз. Они неотступно следовали за своими мужчинами, готовые в любой момент разрыдаться. Это было невыносимо больно переносить членам команды. Даже Майкл, не имевший рядом близкого и любимого существа, не считая доисторического птеродактиля, не мог скрыть своей грусти. В нём одновременно боролись два человека. Один стремился поскорее ринуться в космос на встречу с чем-то неизведанным, таинственным, манящим. Другой был опечален разлукой с землёй, с народом племени МакакАдамов, со своими животными и птицами, со всем, что окружало его более тринадцати лет, прожитых на острове, как у «Христа за пазухой». Зубастик, пока грузили его серебряные слитки, не препятствовал этому, а наоборот даже помогал ускорить этот процесс. В его мозгу созрел какой-то план, о котором никто даже не догадывался, а он сам не стремился «раскрыть карты».

После праздничного обеда в честь космонавтов все разошлись по своим домам собираться в дальнюю дорогу. Только тут Джек спохватился и, не говоря ни слова Диане, пошёл к Тому. Когда тот открыл дверь, Джек прямо с порога выдал:

– Собирайся, дело есть!

– Что ещё стряслось? – в недоумении спросил Том.

– Нам надо побеспокоиться о подводной лодке. Оставлять далеко от берега её опасно. Сейчас лето. Море спокойное, а к осени или зиме может подняться большая волна и тогда начнётся качка, которая способна повредить её. Одному богу известно, сколько времени мы будем отсутствовать! Да и хотелось бы попытаться дозвониться или отправить радиограмму твоему тестю. А то волноваться будет. Ещё в поиски ударится, решив, что мы без вести пропали! Ты согласен со мной?

– Да, Джек! Надо что-то делать. Ты абсолютно прав! Загоним подлодку в тихую бухточку, закрепим тросами, чтобы потом ни мы, ни наши жёны не переживали и не думали об этом. Сейчас только Настю предупрежу и выйду.

– Давай! Я тоже ещё ничего не сказал Диане. Догоняй! Встречаемся на улице.

Доплыв на шлюпке до субмарины, спокойно покачивающейся на волнах, друзья, запустили её двигатель и медленно пошли искать укромное местечко, которое удачно и обнаружили буквально в ста метрах от прежней стоянки. Здесь было относительно глубоко, что позволяло лодке даже при сильном отливе не сесть на мель. С двух сторон полукругом возвышались скалистые берега, так, что даже не прошеные гости, случайно оказавшиеся в море, в данном районе не смогли бы её заметить. Им повезло, с первого раза Тому удалось связаться и переговорить с Иваном Петровичем, который выслушав его, даже не возмущаясь, пожелал им счастливой дороги. Том понимал, что тот просто сдерживает свои чувства. Кто знает, может он и сам бы мечтал поучаствовать в столь грандиозном по своей значимости, хотя и подверженном большой опасности полёте к другим мирам. Скрыв свои эмоции, он только пообещал утрясти все возможные проблемы, как у себя на работе, так и в школе, где училась Аня. Достигнув взаимопонимания и заручившись его поддержкой, Том со спокойной душой вместе с Джеком вернулся на берег. Дома он передал Насте привет от папы, которому она была безмерно рада.

Ближе к вечеру на условном космодроме вблизи места, где ещё недавно возвышалась серебряная гора, собралось много народа. Здесь были жители двух островов, ожидавшие знаменательного момента в их жизни. Космический корабль, который они оберегали из поколения в поколение много миллионов лет, готовился к старту. Седмор принарядил членов своей команды в костюмы серебристого цвета. Шлемофоны пока не надевали, иначе бы их было трудно различить. Выстроившись в одну шеренгу, они стояли в ожидании, когда их командир закончит осмотр обмундирования и боевого снаряжения. У Ани от такой картины даже пересохли слезы, и теперь она с восторгом смотрела на настоящих суперменов, словно сошедших с экрана телевизора, где транслировался фильм о «Звёздных войнах». В этом облачении Сергей выглядел намного старше своих лет. Его лицо казалось более мужественным, серьёзным, поистине отважным. «Куда только подевались его юношеские черты, наивный, но очень добрый и ласковый взгляд, так пленяющий меня?» – думала Аня, безотрывно взирая на него. Закончив проверку своей «дружины», Седмор повернулся к собравшимся на плоскогорье провожающим и произнёс речь:

– Дорогие соплеменники, а также их гости, братья и сёстры по крови! Вот и наступил этот день, когда пришло время завершить нам историческую миссию, начатую далёкими предками! У меня нет слов, чтобы выразить вам всю свою благодарность! Нет той награды, которой можно было бы оценить ваши заслуги перед моим народом. Они бесценны! Я верю, что общими усилиями мы сможем одолеть врага, и тогда во всей вселенной воцарится долгожданный мир!

Слушая его слова, все, молча, сопереживали со своими бедными собратьями по разуму с другой планеты. Им было сейчас нелегко. Горечь ненависти к Ягуроду словно комок так и стоял у всех в горле. Когда Седмор закончил свою речь, среди собравшихся у космолёта не нашлось никого кто бы остался равнодушным к его словам. Далее, командир дал возможность команде попрощаться со своими родными и близкими и сам подошёл к Егозе. Майкл решил глазами поискать своего лепшего друга – Зубастика, но его и след простыл. Ещё недавно он расхаживал за их спинами, помахивая крыльями, а теперь исчез. «Может он полетел к себе в пещеру или рыбу ловить?» – подумал Майкл, сильно расстроившись, – «Ну, да и ладно! Так легче ему и мне будет перенести разлуку! Долгие проводы – лишние хлопоты!» – подытожил он свои размышления и немного успокоился. Сергей поцеловал свою маму, а затем словно младшую сестрёнку сильно обнял и поднял на руки Анюту.

– Береги свой брелок с роботом – человечком, – сказал он, глядя прямо ей в глаза, – Седмор его настроил, как и обещал. Когда полетим, я из космоса пошлю тебе мысленный сигнал, но какой не скажу, сама должна расшифровать и прослушать. Заодно и проверишь, работает ли он! Жаль не будет обратной связи, а то мне так бы хотелось хоть иногда услышать твой нежный голосок, пусть даже через такую же вещицу, как у тебя.

– Серёжка, милый мой, я буду скучать без тебя! Прошу, береги себя! Будь умницей! Не забывай обо мне, а я тебя никогда не забуду! – вдруг страстно произнесла Аня, при этом у неё из глаз градом потекли слёзы.

– Буду, буду беречься! Ты только не плач! И тебя никогда-никогда не забуду! Ты только жди меня! – сказал Сергей, пытаясь её немного успокоить.

Все понимали, что прощание затянулось и поэтому Седмор, поцеловав на прощание правительницу, первым направился к трапу космического грузового терминала. Его примеру последовали остальные члены команды. Когда все были в сборе и расселись по своим креслам, пристегнувшись ремнями безопасности, командир через свой шлемофон подал команду:

– Второй, третий, четвёртый, пятый доложить о готовности!

– Второй готов!

– Третий готов!

– Четвёртый готов!

– Пятый готов!

Последовали один за другим ответы. Когда все доложили о готовности, Седмор подал следующую команду:

– Ключ на старт! Всё, братцы, с богом! Полетели!

Его слова эхом пронеслись по всем шлемофонам новоиспечённых пилотов. От лёгкого толчка при старте кровь застыла у них в жилах. Каждый думал в этот момент о своих самых дорогих и любимых людях, оставшихся на земле.

Глава № 3. «Встреча с кораблём ягурода»

Включённые мониторы, размещённые перед каждым пилотом за панелью управления, а также один, самый большой, на пол стены, не отражали реальной картины звёздного неба. На мониторе всё выглядело, как на экране обычного телевизора. Поэтому, не раздумывая, Сергей, спросив разрешение у командира и получив положительный ответ, сразу отправился на верхнюю палубу. Здесь, среди нагромождения различного оборудования имелись огромные, круглой формы, иллюминаторы, расположенные с одним и тем же интервалом по всему периметру. Создавалось впечатление, что ты находишься у окна своего дома, который запустили в космос. На земле приходилось задирать вверх голову, чтобы рассмотреть многочисленные звёзды и то только ночью, а в открытом, безвоздушном пространстве все планеты – звёзды были увеличены в размерах, приближены к тебе. Насладившись вдоволь космическими пейзажами, Сергей послал мысленный импульс роботу – говоруну, с целью передачи информации Ане.

Больше недели Анюта дожидалась весточки от Сергея. Где бы она не находилась в эти дни: в школе или дома, всегда была неразлучна со своим брелком. Даже когда ложилась спать, постоянно спрашивала железного человечка о своём друге. Но он молчал. И вот настал тот день, когда говорун замотал головой и произнёс:

– Анюта, привет! Это Сергей. Надеюсь, ты тоже скучаешь, как и я? Милая, мне тебя не хватает. Как жаль, что ты не видишь той красоты, которая нас окружает. Мне разрешили любоваться космосом с верхней палубы, чем я и занимаюсь в данный момент. Здесь всё напоминает землю. Также светит солнце. Видна дорожка Млечного пути. «Льют» метеоритные дожди, а туманность Андромеды пугает и одновременно завораживает взгляд. Кругом, ещё со школьной скамьи, знакомые созвездия: Лиры, Лебедя, Орла, Дельфина, Пегаса, Зайца, Водолея. Мы летим в направлении самой яркой и удивительно прекрасной звезды – Вегу, входящей в созвездие Лиры. А мне кажется, что эта звёздочка олицетворяет тебя, мою красавицу. От этой мысли сразу на душе становится как-то светло и спокойно. Как ты там без меня? Знаю, что не получу ответа, но все равно интересно. Береги себя. Целую твой миленький носик. До скорой встречи! Да! Забыл сказать. Земля из космоса кажется совершенно голубой планетой. Складывается такое впечатление, что она состоит из одной воды. Так и хочется взять и положить на ладошку, как мячик и убаюкать. Спи моя радость, усни. Пусть моей Анютке снятся только добрые и сладкие сны!

Робот замолчал. От услышанного рассказа у Ани сами собой потекли слёзы. А перед затуманенным взором так и продолжал стоять образ её Серёжки.

«Спасибо, мой хороший! Ты самый замечательный человек в мире! И где бы ты сейчас не находился, знай – я люблю тебя и буду любить вечно!» – прошептала одними губами Аня, глядя на небо.

Звездолёт продолжал набирать скорость. Для него скорость света, это была только начальная ступень или барьер, который он преодолел, как только вышел на околоземную орбиту. Седмор сидя в своём кресле, постоянно находился в каком-то напряжении. Со стороны было заметно, что он сильно нервничает. Это привлекло внимание Тома, и тот спросил о причинах его странного поведения, на что командир ответил:

– Я никогда ещё не управлял таким тихоходом. Вдобавок, из-за большой тяжести перевозимого груза космолёт очень медленно набирает скорость, не давая мне возможности перейти в гиперпространство, совершить, таким образом, прыжок во времени и пространстве, что заметно бы ускорило продвижение к намеченной цели нашей экспедиции. Вероятно, основные системы корабля из-за длительного бездействия утратили свою былую мощь.

– Понятно. У нас на земле тоже такое происходит часто. К примеру, купишь новую машину, а потом поставишь её на прикол, на полгода, а когда захочешь выехать из гаража, тут и начинаются проблемы. То масло загустеет, так, что не провернуть коленчатый вал, то клеммы окислятся, от чего электрика выходит из строя, и так далее и тому подобное.

– Нет, на данном аппарате подобных неисправностей быть не должно. Материалы, из которых сделаны все детали и механизмы не подвержены окислению, износу или старению. А вот нейтронный и плазменный реакторы, в которых реакция, после аварии многомиллионный промежуток времени не затухала из-за необходимости поддержания защитного поля корабля, частично вышли из строя, но только до того момента, пока не произойдёт их самоочищение.

– А когда это произойдёт?

– В двух случаях: при достижении скорости – тридцати тысяч километров в секунду или через месяц полёта корабля.

– Да, такие обстоятельства не могут вызывать энтузиазма!

– Вот именно. Но меня беспокоит ещё кое-что. Не известно место нахождения корабля Ягурода, а он ещё тот жук. Бывало, спрячется в какой-нибудь чёрной яме и сидит в ожидании удобного случая, чтобы напасть из укрытия.

– А где они находятся и откуда берутся эти самые чёрные ямы?

– Откуда они берутся мне неизвестно, но в космосе их много. Это такие места, где исчезает свет звёзд, как в яму проваливается. Отсюда и пошли их различные названия – чёрная яма, бездна, дыра, провал или пропасть. У них нет конца и дна, одна бесконечность. Так, во всяком случае, говорят старожилы космоплаванья. Я предвижу твой следующий вопрос: «А кто-нибудь пытался исследовать её?» Поэтому я сам и отвечу. Да, пытались. Но это было очень давно и безрезультатно. Поговаривали ещё, что эта яма, как змея или дождевой червь постоянно находится в движении. В ней, как в лабиринте: есть начало, но нет конца. Нет, конечно, он должен быть, но, вероятно, каждый раз ты можешь оказаться в другом месте. Только не надо путать эти ямы с коридорами или порталами времени, которыми мы постоянно пользуемся при перелёте из одной галактики в другую. Так, вот, этими самыми «ямами» и мне приходилось пользоваться. Они напоминают собой миражи в пустыне – такие «островки», не пропускающие свет звёзд. Их можно найти только опытным путём, а не сложным математическим вычислением. Поэтому я и призываю всех вас проявлять бдительность, не отвлекаться, а постоянно контролировать космическое пространство.

– Первый, первый, я пятый, у нас «ЧП»! – послышался в шлемофоне голос Сергея.

– Пятый, я первый, что стряслось? – ответил взволнованным голосом Седмор.

– Первый, у нас в грузовом отсеке, похоже, мыши завелись! Слышно как они скребутся!

– Четвёртый, я первый, сходи, проверь, что ему там померещилось!

Майкл, услышав команду командира, встал с кресла и без промедления пошёл в грузовой отсек. Через минуту послышался его радостный возглас:

– Первый, я четвёртый, пятый оказался прав! Мышь изловил, сейчас приведу! Пошли, дорогуша!

Все пилоты, находившиеся в зале, в недоумении повернули головы в сторону коридора, ведущего в грузовой отсек. Последняя фраза, оброненная Майклом, удивила и одновременно насторожила присутствующих. Именно он первым и появился в проходе, ведя на поводке своего любимца – Зубастика. Птеродактиль не сопротивлялся. Опустив голову он, как нашкодивший ребёнок, понуро следовал за своим другом. Но когда Майкл, улыбнувшись, произнёс: «Вот молодец, даже качели мои захватить догадался для воздушных перелётов!», кожистокрылый гигант оживился, защёлкал клювом и принялся пританцовывать на одном месте. Его обступили остальные члены команды. Заметив и с их стороны радушный приём, птеродактиль совсем успокоился и дал себя погладить по хохлатой голове.

– В нашем полку прибыло!? – заявил Джек и вопросительно посмотрел на командира. Но Седмор никак не отреагировал на его довольное выражение лица. Казалось, ему было всё равно. Решив в итоге, что его молчание – знак согласия, он не стал больше отвлекать командира.

Сергей, узнав от отца, кто был той «мышью» из грузового отсека сильно удивился и одновременно обрадовался. Ведь в душе он так и остался ребёнком. А теперь хоть было с кем поиграть в свободное от пилотирования время.

– Пап! Ой, третий, а давай его поселим на верхней палубе! Там много места, да к тому же вид из иллюминаторов очень превосходный. Пусть думает, что это он летит среди звёзд! Ведь лишняя пара глаз я думаю, нам не помешает?

Идея Сергея всем понравилась, даже Седмор, долгое время хранивший молчание, улыбнулся и, взглянув на Зубастика, сказал:

– Пусть остаётся. Я принимаю его в свою команду в качестве живого крылатолёта и наблюдателя за вероятным противником. Четвёртый, поставьте его на довольствие, а пятому приказываю определить его на постоянное место жительство до возвращения из экспедиции на верхнюю палубу.

– Ура первому! – закричал во всё горло Майкл. Его тут же поддержали другие члены экипажа. Недолго думая они угостили любимца вяленой рыбой и отвели в его новое жилище.

Жёсткий распорядок дня, дружная компания, забота о Зубастике, способствовали тому, что дни летели незаметно. Как-то раз Майкл обратиться к Седмору:

– Первый, я четвёртый, разрешите с вами переговорить только без шлемофона. Это возможно?

– Конечно. Только не долго.

– Седмор, я давно хотел вас спросить: «Почему на корабле мы обязаны находиться и переговариваться только с помощью шлемофонов?»

– Для удобства общения в боевых условиях.

– Но сейчас, же нет таких условий!

– Ты прав, но они могут возникнуть в любую минуту. То, что мы не видим противника, это не означает, что его нет. Не исключено, что он наблюдает за нами. Поэтому мы не должны расслабляться, терять бдительности, как я ранее уже говорил, быть в постоянной боевой готовности.

– А для чего мы используем нумерацию, а не обращается друг к другу, к примеру, по именам?

– В первую очередь в целях вашей же личной безопасности и безопасности ваших родных и близких оставшихся на земле. Враг коварен. Он может взять в заложники кого-нибудь из них и тем самым поставить под угрозу выполнение важного задания. К тому же космические корабли последнего поколения оснащены специальным оборудованием, способным даже с большого расстояния сканировать информацию с переговорных устройств других космолётов, то есть прослушивать все разговоры членов экипажа.

– Командир! – подключился к беседе Том, – Как я понял, они могут считывать информацию, только передаваемую через шлемофоны?

– Да.

– А разве таким же способом они не могут сканировать и идентифицировать голоса?

– Могут, но для этого им необходимо иметь коды доступа к голосовой базе данных всех пилотов Содружества или их расшифровки. В случае попытки незаконного взлома данной базы данных, она моментально самоликвидируется. Проще говоря – сотрёт из памяти своих компьютеров всю имеющуюся информацию.

Слушая командира, Майкл о чём-то своём задумался, уставившись в одну точку на мониторе. Вдруг, эта точка стала пульсировать красным цветом, отвлекая его от мыслей. Заинтересовавшись этим непонятным явлением, он обратил на неё внимание командира. Седмор моментально замолчал, уставившись на монитор, сдвинул седые брови, а затем тихим голосом, практически одними губами прошептал:

– Всё, нас обнаружили. Это и есть наш враг. Мы обречены.

Словно от холода он вжал свою шерстяную голову в плечи, коснувшись подбородком груди, и прикрыл глаза. Находясь в такой позе, он, немного повысив голос, продолжил:

– Это и есть флагманский корабль Ягурода. Я узнал его по мерзкому излучению красного цвета. Наши корабли отображаются на мониторах точками только зёлёного цвета. Он ещё далеко, но от него нам не скрыться и не укрыться, скорость не та.

– Командир! Прошу слово!

– Говори, Майкл, я слушаю.

– С раннего детства я был нехорошим мальчиком с точки зрения закона. Как сейчас говорят: беспризорником и шалопаем. Меня воспитала улица, так как мать была занята только собой. С другими ребятами мы придумывали различные способы обмана торгашей. Как говорится: «Не схитришь, не проживёшь!»

– Ты хотел сказать: «Не соврёшь, не проживёшь!» – поправил его Джек.

– Пусть так! От этого суть же не меняется. Так, вот! У нас среди всех участников шайки были распределены роли. Один отвлекал торговца, другой стоял на стрёме, третий по-тихому совершал кражу чего-нибудь съестного. Самое главное было – «запудрить мозги» торгашу и окружающим гражданам. Эта хитрость, смекалка, помогали мне и в армии, где я служил заместителем командира взвода, и позже, когда стал морским пиратом. Это всё в прошлом. Одно я усвоил из школы жизни, что победить превосходящего в силе противника можно, если применить хитрость или военную тактику. Я понятно объясняю?

– Да, Майкл, продолжай! Как я понял, ты предлагаешь «запудрить мозги» Ягуроду. Но, что конкретно ты посоветуешь нам сделать? – словно воскреснув из мёртвых, с надеждой в голосе спросил Седмор. Остальные члены команды тоже догадались, к чему клонит Майкл. Им было немного обидно, что эта мысль не посетила их раньше.

– Как я понял из вашего разговора с Томом, на пиратском корабле имеется система прослушки, с помощью которой они могут спокойно слышать все наши переговоры по шлемофонам. Так?

– Да.

– Давайте для них разыграем небольшой спектакль! К примеру, наш корабль выработал свой моторесурс и следует для утилизации на свою планету или мы «гробовщики» и занимаемся перевозкой гробов или усопших. Как вам такие версии?

– Молодец, Майкл! Голова у тебя варит! Мне кажется, второй вариант более подходит к военным условиям, в которых оказался мой народ. Действительно, с начала боевых действий по всевозможным причинам погибло очень много моих сограждан. Кто от лазерных бомбёжек, кто от голода и кислородно-световой недостаточности. Планетарный совет до сих пор не может решить важную задачу – космического захоронения погибших, так как не хватает для всех капсул. Поэтому холодильные камеры моргов переполнены трупами, ожидающими своей очереди. Эта проблема коснулась многих планет Содружества. О ней повсеместно говорят и по радио, и по телевидению. Думаю, Ягурод тоже в курсе её, поэтому наш план может сработать. Ну, Майкл, тебе и «карты в руки»! Пиши сценарий с репликами для своей труппы. Шучу. Давайте братцы определимся, кто и что будет говорить.

Получив команду от командира, все пилоты стали импровизировать, но пока без шлемофонов. Когда текст был готов, роли и участники определены, начался спектакль, который моментально зафиксировали на корабле противника.

Расшифровав с лазерного сканера ведущийся неприхотливый разговор пилотов, начальник пиратского информационного центра по имени Зельц сразу побежал докладывать своему боссу. Войдя в покои командующего, он пугливо остановился при входе, в ожидании, когда его заметят. Ягурод, внешне напоминавший красную жирную жабу, был весь покрыт крупными бородавками жёлтого цвета. Восседая на огромном позолоченном кресле, больше похожем на скамью, он трапезничал тушёными пиявками. С его слащавой морды изо рта на раздутый живот так и капала зелёная густая слизь. Кивком головы он позволил подчинённому подойти ближе. Уловив его жест, Зельц обратился к господину:

– Ваше вселенское сиятельство, спешу доложить, что моим центром удалось расшифровать беседу пилотов со старой «посудины» с планеты обезьян.

– Что ещё за «посудина»? Кто такие?

– Это древний космический аппарат, снятый с вооружения много миллионов лет назад. Команда состоит из пяти человек, по разговорам, вероятно санитары по утилизации трупов.

– Понятно. Это что же получается, у них уже не осталось нормальных кораблей для этих целей? Хотя, скорее всего, так и есть – они вынуждены использовать и такие, допотопные аппараты. Погибшим же уже всё равно, на чём их отправят в последний путь. Пусть летят своей дорогой. Не трогайте их. Они делают полезную работу для нас и за нас, так как, установив вселенское господство, эти проблемы непременно лягут на наши плечи. А так, хоть эпидемий и эпизоотий не будет.

Глава № 4. «В пасти у космической гидры»

Седмор до последнего момента не мог поверить в то, что им удалось перехитрить космического злодея. Находясь в сильном нервном напряжении, он ещё долго не снимал палец со спускового крючка лазерной пушки, готовый в любую секунду открыть огонь по вражескому кораблю, пока полностью не убедился, что Ягурод не собирается предпринимать активных действий. Совсем наоборот, тот помаячив на «горизонте», «снялся с якоря» и направился в сторону от заданного курса космического терминала. Когда его след растворился среди звёзд, все стали праздновать победу. Что тут началось! Майкл привёл Зубастика и вместе с ним принялся бегать между кресел, изображая корабль пирата. Джек, обнявшись с сыном, пел весёлые песни, а Том, сидя в кресле, задавал им ритм, хлопая в ладони. Один только командир, широко улыбаясь, сидел с отрешённым видом. Со стороны он напоминал старика, которого внезапно разбил паралич. На него было жалко смотреть. Ему многоопытному военному лётчику-космонавту ещё ни разу в жизни не удавалось победить противника без единого выстрела. «Эти парни с земли настоящие фокусники!» – подумал он, выходя из мысленного стопора.

Прошёл месяц с того дня, как они стартовали с дружелюбного острова. Корабль достиг почти максимальной космической скорости и был готов совершить прыжок в гиперпространство. Реакторы полностью очистились от шлаков и теперь показывали стабильную мощность. Переживая, что Ягурод может передумать и начать их преследование, Седмор через некоторое время прервал веселье и приказал всем занять свои места в креслах.

– Всё парни, настал тот долгожданный момент, когда корабль готов отправиться в другую галактику по коридору времени. Поэтому прошу принять по одной таблетке «жизненной силы», надеть шлемофоны, привести спинки кресел в положение «лёжа», джойстики зажать в руках и ждать моей команды.

Только они выполнили его указание, как космолёт «сорвался с места». Моментально заложило уши, запершило в горле, почувствовалось лёгкое головокружение, а в животе что-то заурчало. Так обычно и происходит при перегрузках, когда тело с силой вдавливается в спинку кресла, словно в барокамере. Постоянно сглатывая слюну, Седмор сказал:

– Второй, третий, четвёртый и пятый, по счёту «три» всем одновременно включить систему «портал». Начинаю отсчёт: «Раз, два, три».

На счёт «три» все нажали кнопки и моментально погрузились в цветной сон. Казалось, сознание на время отключилось. Только в глазах стояли оранжевые круги, сквозь которые, всем почудилось, и летел космолёт. Неизвестно сколько времени продолжался их сон – полёт, но когда они открыли глаза, на мониторах царила полная чернота.

– Что с ними такое? – первым подал голос Джек, обращая внимание командира на данную странность, – Они, что, отключились?

– Нет, всё должно быть в порядке! – находясь в полном недоумении, произнёс он.

– А куда тогда делись с экранов все звёзды? – не унимался Джек.

– Папа! – выкрикнул Сергей, – Как ты не понимаешь! В этой галактике просто нет солнца!

– Ты не прав, сынок. Свет от звёзд все равно должен исходить. Хоть из других галактик, где есть солнце!

– Братцы, мне кажется, я знаю ответ на данный вопрос, – в задумчивости произнёс Том, – Мы похоже попали в ту самую яму, о которой говорил Седмор.

Все сразу замолчали, уставившись на командира. По выражению его мордочки было понятно, что Том оказался прав.

– Смотрите, свет! Может, не так страшен чёрт, как его малюют? Где свет, там и выход! – радостно воскликнул Сергей. И действительно, на мониторах показалось слабое свечение. По мере приближения к нему, оно становилось всё ярче и ярче, словно разгоралось. Было отчётливо видно, что неизвестный источник света напоминал правильный круг, от которого словно по спирали в разные стороны разбегались блики – солнечные зайчики, в виде змеек и радужных колец.

– Мне это что-то напоминает, – включился в разговор Майкл, – Точно такую же картинку я наблюдал в недавнем сне, только оранжевого цвета.

– И ты это видел? – удивлённо произнёс Сергей. Как оказалось, все участники экспедиции смотрели один и тот же сон. Вдруг, яркое пятно стало перемещаться в левую сторону.

– Мы что сменили курс? – сильно удивившись, задал вопрос Том, обращённый к командиру.

– Нет. Как я и говорил ранее, чёрная бездна коварна, а мы в ней, словно слепые котята. Она хочет увести нас в сторону, заманить в свои сети, а как результат – помешать выполнить поставленную задачу.

– Но, как мы в неё угодили?

– Я не знаю. Это необъяснимый феномен, и мне кажется, чёрная бездна не подчиняется никаким вселенским законам. Это своего рода энергетический сгусток – отрицательная матрица, блуждающая в космическом пространстве.

Тем временем, свет вновь поменял своё прежнее место, сместившись вправо.

– А если нам совсем не обращать внимания на эту космическую гидру, в пасть к которой мы угодили, а продолжать лететь в одном и том же направлении? Ты же говорил, что это всего на всего фантом, визуальный обман или просто мираж, – спросил Том.

– Так-то оно так, но в брюхо к этой твари, тем более так далеко я никогда ещё не забирался и здесь совершенно не работает навигационное оборудование. Мы попали в какой-то замкнутый лабиринт. Вон, смотрите, теперь свет исходит сразу из трёх мест!

– Гидра показала нам свои три головы, – не то в шутку, не то в серьёз, сказал Джек, – Как же нам её убить? Без навигатора мы обречены на вечное блуждание по просторам бескрайней вселенной.

– И не факт, что мы пристанем хоть когда-нибудь к «берегу», а не разобьёмся о метеорит, астероид или неведомую планету, – подытожил мысль друга Том.

– Но не будем унывать раньше времени. Надо хорошенько подумать, а для начала изучить повадки чёрной бездны. Мне кажется это как-то связано с нашим сном.

– Ты так считаешь? А может это проделки всем известного Ягурода? – высказал своё предположение Джек.

– Не думаю. Если бы он только захотел, уничтожил бы нас в два счёта ещё в другой галактике, а не стал бы так мудрить, тем более, как заявил Седмор, чёртова яма не подчиняется никаким законам и командам других. Командир, а что вы думаете по поводу моей версии?

– Честно говоря, я преднамеренно, с помощью гипноза ввёл вас в сонное состояние, дабы уберечь вашу хрупкую психику и нервную систему от всевозможных перегрузок и стрессов. Не скрою, я и сам спал вместе с вами более двух месяцев и видел тот же самый в оранжевом цвете сон.

– Сколько мы спали? – почти хором закричали пилоты.

– Два месяца и семь дней, – спокойным тоном ответил Седмор.

– То-то я смотрю мои конечности стали какими-то ватными, если не сказать хуже – атрофированными! – подал голос Майкл, – Эдак я скоро вообще ходить разучусь! Парни, у меня тут родилась одна глупая идея! А что если нам постараться пробить брюхо этой самой злополучной гидре? Раз она матрица, значит, материальна, а любую материю, даже непроницаемую можно продырявить, к примеру, огнём из лазерной пушки! Я прав?

– Попытка, не пытка! – улыбаясь, сострил Том, – А вы, командир, что на это скажете?

– После того, как Майкл подал гениальную идею со спектаклем для Ягурода, и она оказалась единственно правильной, я начинаю верить, что каждое его слово бьет в самую точку. Я не знаю, пробовал ли кто до меня в прошлом такой способ уничтожения «гидры» или нет, но думаю, из его затеи может получиться толк. Давайте все дружно ударим в одно и то же место всем имеющихся в нашем распоряжении арсеналом боевой мощи бластеров, и пусть всё горит, синим пламенем, как говорят у вас на земле!

Только поступила данная команда от предводителя, как члены экспедиции, взявшись за джойстики, одновременно нажали на кнопки, управлявшие боевыми орудиями. Прогремел оглушительный залп. Огненный столб, вырвавшийся из стационарных бластеров космического корабля, словно масло прорезал внутреннюю полость чёрной ямы. Одновременно с этим в проёме показалось звёздное небо. Сермор развернув корабль, словно заправский гонщик на крутых виражах горных дорог, направил его в образовавшуюся пробоину, готовую в любой момент затянуться. Как только космолёт миновал последний рубеж туловища космической гидры, все, включая командира, вскочили со своих кресел и под крики «Ура!» стали обниматься по очереди друг с другом, а также поздравлять с очередной победой. Майкл и в этот раз оказался прав! Смекалка, которой он ранее никак не мог найти применение на острове, в данный момент вновь сработала на все сто процентов. Как не странно, но светонепроницаемый космический оазис не исчез совсем с лица вселенной, только видоизменился, превратившись в чёрный сгусток, напоминавший дым от горящей резины, медленно уплывающий вдаль.

Теперь восхищённые лица членов экипажа были обращены к звёздам, таким родным и близким, среди которых пролегал дальнейший путь на планету обезьян, где их ждали с надеждой и большим нетерпением.

Глава № 5. «Укрощение строптивой»

Джек сидел в задумчивости, уставившись на свой монитор. В его секторе космического неба продолжали происходить странные, необъяснимые вещи. Что-то неотрывно маячило в пространстве, прилипнув, словно банный лист.

– Второй, второй, я третий, снимай шлемофон и дуй ко мне, разговор есть! – в итоге решил он позвать друга.

– Ну, что стряслось? Говори!

– Меня беспокоит вот это чёрное пятно на экране. Оно, как бельмо на глазу, неотступно следует за нами, да ещё издевается надо мной.

– Это, как?

– Да, вон, смотри, что вытворяет!

Пятно стало видоизменяться, превращаясь то в человечка, то в птицу, то в летающую тарелку. Том неотрывно наблюдавший за этим перевоплощением чёрной материи, вдруг улыбнулся и, стукнув Джека по плечу, заявил:

– Так это же наша «старая подруга» – космическая гидра!

– Как? Мы же от неё давно отстали!

– Видать, догнала. А, кстати, где твой сын?

– Пошёл наверх с Зубастиком играть.

– Тогда понятно кого она парадирует. Серёжку и птеродактиля!

– Точно! – удивлённо воскликнул Джек, только сейчас узнав в чёрных фигурах, знакомые силуэты, – Это что же получается, гидра заигрывает с нами?

– Я думаю, да. Вероятно, ей стало скучно одной блуждать в космическом пространстве, а почувствовав силу с нашей стороны, укрощённая огнём из бластеров, решила пристать к нашему «очагу» и вот теперь, как щенок, поджав хвост, бежит за нами и «повизгивает».

– Ну, ты сказал! Щенок! Пасть-то у неё и сама утроба смогли бы вместить полмира!

– Тогда, да! А сейчас совсем другое дело! Смотри, как ластится к нам пытаясь понравиться.

И действительно, гидра, ещё недавно казавшаяся смертельно опасной, убийцей всего живого, превратилась в кроткую и послушную субстанцию.

– Том, а что если нам и действительно попытаться приручить её? Если твоя версия о том, что эта гидра ещё малышка и ей не с кем поиграть, верна, то мы для неё спокойно можем стать папами, как когда-то для Зубастика, или просто друзьями.

– А, что, это идея! Вот было бы здорово заполучить к себе в союзники такую «кроху»! Ведь, у народов Содружества, как и у Ягурода эта тварь извечно вызывала только страх. Вспомни, что рассказывал о ней и как, потом повёл себя Седмор, когда мы угодили в её чёрную пасть. У него не то, что челюсть, все конечности затряслись от внезапно охватившего ужаса!

– Да, верно! Припоминаю этот конфуз! И, что, давай прямо сейчас к нему подойдём и скажем: «Принимай в свою команду ещё одного члена по имени Гидра!» Представляю его реакцию на это заявление!

– Зря смеёшься! «Малышка» может сослужить нам хорошую службу! Обладателям её силы будут нестрашны любые корабли противника. При желании – всю Вселенную смогут «поставить на колени»! Если бы у Ягурода была такая возможность, как у нас, он бы не стал раздумывать, а непременно попытался бы приручить её. Вот это и надо объяснить командиру. Пошли.

Когда Седмор внимательно выслушал предложение Тома и Джека до конца, то внезапно, на время лишился дара речи. Выпучив глаза и схватившись за горло он, часто моргая густыми ресницами, силился что-то сказать, но не мог. Словно кость проглотил. Друзья предполагали, что их командир будет удивлён просьбе, но не на столько. Забеспокоившись, что с ним может случиться сердечный приступ или какая другая беда, они стали гладить его по голове, плечам и животу, с просьбой успокоиться. Когда стресс немного прошёл, Седмор тихим голосом, почти шёпотом спросил: «Как вам такое только в голову могло прийти? Чуть в капсулу не сыграл! Смерти моей захотели?»

– Что вы, командир?! И не думали даже! Да и рано вам! Мы ещё повоюем, даст Бог!

– Это хорошо, что не думали, – окончательно придя в себя, сказал Седмор, – Я сам шутник, но не до такой же степени! А если из вашей затеи ничего не выйдет?

– Пока нам сопутствовала только удача! Надеюсь, фортуна и в этот раз не отвернётся от нас! – смотря прямо в глаза командиру, словно робот-переводчик, чеканя каждый слог, молодцевато ответил Джек.

– И что вы намерены предпринять для этого? Как заманить, или приручить хотите «змеюку»?

Почесав затылок рукой, и пожав плечами, одновременно сдвинув брови, Джек ответил вопросом на вопрос:

– Да кто его, лешего, знает? Сейчас посидим, подумаем, глядишь, и осенит нас какая гениальная идея!

Переговорив со своим командиром – наставником и заручившись его поддержкой, две умные головы пошли шевелить извилинами. Поднявшись на верхнюю палубу, где в это время находился Сергей с Зубастиком, друзья стали наблюдать за их игрой. А те, не обращая на них никакого внимания, носились по всему периметру космолёта, пытаясь, запятнать друг друга.

– Джек, выгляни в окно, только осторожно, и скажи мне, чем там занимается наша новая «подруга»?

– Ха! Да она же круги наматывает вслед за Сергеем, превратившись на время в птеродактиля! Вот, умора! Сейчас со смеху умру!

– Погоди умирать! Я кое-что придумал! Давай скажем Седмору и пойдём «гулять на улицу».

– Ты, что «белены объелся»? Там же лютый холод и безвоздушное пространство! Ещё унесёт куда-нибудь в другую галактику!

– Не боись! А скафандры на что? В чём-то же прежние астронавты должны были выходить в открытый космос, не боясь околеть от холода? Я всё продумал! Гидра довольно разумная. Все повадки людей и не только схватывает налету. Самое главное, в ней нет той, прежней агрессии, и она сама пытается наладить с нами контакт. Вон, как разыгралась! Готова уже в цветочек превратиться, лишь бы её заметили! Смотри, теперь ручкой нам машет! Хорошая «девочка», надо с ней пойти поиграть, а там видно будет! Пошли к Седмору!

– Командир, мы решили сделать вылазку за пределы корабля, но для этого нам нужны скафандры, – за двоих сказал Том, – Пойдём пытаться наладить с гидрой дружеские взаимоотношения.

– Без проблем! Они уже на вас, только шлемофоны наденьте и к тросам не забудьте пристегнуться, когда в антикессонной камере окажетесь.

– Но мы же замёрзнуть можем! Костюмы тонкие, однако! – возмущённым тоном заявил Джек.

– Нет, парни, они герметичные, теплоизолирующие и снабжены приборами теплообмена и подачи кислорода. Так, что бояться вам нечего. Ступайте с Богом!

Воодушевлённые напутственными словами своего командира и выполнив все его рекомендации, друзья через люк шлюзовой камеры выбрались на поверхность космического корабля. Их поразил тот факт, что летя среди звёзд с бешеной скоростью, они не чувствовали ни малейшего дуновения ветерка. Вблизи, их «подруга» не казалась такой уж ужасно-страшной. Несмотря на смоляной цвет своего «тела», она, моментально смоделировав походку Джека, стала довольно симпатичной и как две капли воды на него похожей. Пародистка подлетела к ним, состроив дружелюбную рожицу и как собачонка, принялась ластиться к новым хозяевам.

– Джек, у тебя есть в кармане что-нибудь круглое и твёрдое?

– Только яблоко, которым я хотел угостить Зубастика. А, что?

– Это хорошо. Давай в волейбол им поиграем, а заодно понаблюдаем за нашим «чертёнком».

Джек кинул в его сторону своё яблоко. В невесомости оно словно пушинка медленно паря стало перемещаться по прямой траектории. Поймав его налету, Том сразу сделал бросок в обратную сторону. Тем временем, живая материя сначала замерла, а затем стрелой полетела на перехват и отбила яблоко, не дав Джеку возможности его поймать.

– Смотри, Том, она и действительно решила с нами в собачку поиграть! Бросай теперь ей! Посмотрим, что будет!

Выполнив его просьбу, Том увидел, как чёрный сгусток, вновь превратившись в подобие человека, отбил яблоко, перенаправив уже в сторону Джека. Так они и играли втроём около получаса.

– Том, а давай клоунадой займёмся? – предложил Джек, – Я заберусь к тебе на плечи и позову «шоколадного мальчика».

Идея Тому понравилась. Именно через игру они и хотели подружиться с бестелесным монстром. Но вышел казус. Как только Джек подлетев, взгромоздился на плечи друга и замахал руками, призывая «кляксу» последовать его примеру, та моментально «ощетинившись», превратилась в огромного монстра, занявшего пол звёздного неба.

– Строптивая она, однако! – не на шутку испугавшись, произнёс Джек, опуская руки, – А так всё хорошо начиналось.

– Нет. Мне кажется, причина кроется в другом. Та фигура, которую мы построили из наших тел, ей напомнила какое-то страшное существо, когда-то сильно напугавшее её, и поэтому она проявила такую агрессию. Давай, доставай своё яблоко, и ты увидишь, какие положительные перемены в её поведении произойдут.

Совет друга возымел своё действие. Как только Джек слез с Тома и показал космической гидре яблоко, та чудесным образом преобразилась, став примерной «девочкой» и, как и прежде подлетев к ним, остановилась в ожидании начала игры. Пришлось уважить её. Так, перебрасываясь яблоком, прошло ещё минут пятнадцать. Космическая игрунья полностью успокоилась и больше не показывала свой строптивый нрав. По окончании игры, Том, перебирая руками трос, направился к люку шлюзовой камеры. Его примеру последовал и Джек. «Малышка» же замерла, продолжая наблюдать за их действиями. В этот момент Тому пришла в голову гениальная идея: «А, что если предложить ей поселиться на верхней палубе корабля? Думаю, Зубастик будет не против такого соседства!» Сказав об этом Джеку, они, спускаясь в люк, поманили третьего игрока яблоком. Гидра как будто ждала этого приглашения. Она, сгруппировавшись, юркнула между ними.

Все остальные члены команды с нетерпением ждали возвращения друзей. Всё это время они с замиранием сердца наблюдали за ними через мониторы и иллюминаторы. Сергей был особенно горд за своего отца – укротителя космической гидры. Он понимал, что у них происходила не просто игра, а акт показа доброй воли. И им это удалось сделать! Когда давление в камере пришло в норму, на удивление Тома и Джека космическая «подруга» сразу адаптировалась к новым условиям. Познакомив её с остальными пилотами и Зубастиком, они дополнительно спросили разрешение у командира оставить её на борту космолёта. Сермор подумав, ответил:

– Я согласен. Пусть в случае необходимости станет нашим щитом от неприятеля.

Его окончательный вердикт всем понравился. Тем более Том и Джек теперь знали, как управлять этой необузданной смертоносной силой. Новый член экипажа быстро подружился с дружелюбными космонавтами и незаметно влился в их коллектив. Теперь им был не страшен Ягурод и все его боевые корабли!

Глава № 6. «Доставка груза – „КС 20“ на планету обезьян»

Прошёл ещё один месяц их космической экспедиции. Всё это время Сергей не забывал посылать мысленные приветы Анюте. Ведь, как известно, в разлуке больше всех страдает не тот, кто уезжает, или улетает, а тот, кто остаётся. Аня очень часто, прослушав информацию робота-переводчика, выбегала на улицу и, глядя на небо, старалась угадать в какой её части сейчас находится Сергей. Ей хотелось во весь голос закричать громко-громко: «Я получила твой привет! Спасибо, мой хороший! Береги себя!» Но, хоть и приятно было принимать такие весточки от Сергея, всё, же она мечтала поскорее увидеть своего «принца» или хотя бы услышать его голос. Ей было, что рассказать Сергею. Самая главная новость – Егоза в конце прошлого года родила дочку. Кроха, как две капли воды была похожа на маму, только шёрстка на ней была серебристого цвета. Не было никаких сомнений, что её папой является пришелец с другой планеты – командир команды космического грузового терминала по имени Седмор. Аня часто навещала малышку, играя с ней, рассказывала ребёнку о жизни в большом городе, о далёких странах и континентах. Говорила, что когда она подрастёт и отучится в школе, то сможет с мамой и папой даже в космос слетать, где много-много больших и красивых звёзд.

Седмор ни на секунду не терял бдительности. Неотрывно глядя в свой монитор, он то и дело сверялся с картами навигационного оборудования. Его непонятное беспокойство передалось и другим членам экипажа. Решив выяснить причину такого резкого изменения его поведения, Майкл первым заговорил с ним:

– Первый, первый, я четвёртый, прошу на связь!

– Говори, я слушаю тебя.

– Вы уже второй день какой-то сами не свой. Как у нас говорят на земле: «Находитесь не в своей тарелке!» В чём причина?

– Насчёт тарелки это вы здорово придумали. Мои переживания связаны только с флотом Ягурода. Мы приближаемся к границе территориального пространства Содружества, в настоящее время оккупированного головорезами Ягурода. Раньше при помощи временных коридоров или тоннелей наши корабли могли очень быстро и беспрепятственно достичь своей планеты. Теперь их врата заминированы сторонниками пирата. Межзвёздные крейсера противника постоянно курсируют в этом районе и они снабжены мощными плазменными и фотонными двигателями, что позволяет им молниеносно пресекать наши попытки разминировать проходы. Про вооружение я лучше промолчу. Оно очень серьёзное, не то, что наше. Помимо этого у них имеются пилотируемые и автоматические космические аппараты-истребители. По аналогии с вашими межконтинентальными баллистическими ракетами они осуществляют доставку боеголовок прямо к цели, поэтому отличаются от обычного лучевого оружия и ракет многоразовостью своего использования. Как вы успели заметить, в этой части галактики нет солнечных планет. Поэтому и свет от далёких звёзд кажется таким тусклым, холодным и безжизненным. Вашим глазам это покажется непривычным, но и мы страдаем от этого, особенно сейчас, когда на планете практически не осталось дневного света. По моим расчётам, ровно через неделю, если не сбавлять прежней скорости нашего космического грузового терминала и не откланяться от заданного курса корабля, мы достигнем купола моей планеты. Но я не уверен, что нам и в этот раз также повезёт легко отделаться от противника, так как тот сброд, который примкнул к своему пиратскому господину не всегда выполняет его приказы, если чувствует, что может хорошо поживиться. Их связывает только алчность и жажда власти. Поэтому я не исключаю вероятности, что скоро мы встретим кого-то из их шайки. И как в дальнейшем сложится наша судьба одному богу известно.

– Да, радужную перспективу вы нам тут нарисовали! Получается, что со дня на день нам предстоит помериться с ними своей смекалкой или даже силой, если не найдём другого способа от них отделаться? – вторым задал вопрос Джек.

– Так и есть! Поэтому я и прошу вас не расслабляться, а быть готовыми принять бой. Для этого проверьте батареи зарядов и работоспособность всех бластеров. И ещё. В ходе всего полёта я умышленно не связывался со своим руководством, так как в случае перехвата противником информации относительно груза «КС 20» наша миссия была бы поставлена под угрозу срыва. Вы должны понять, что наша экспедиция не только совершенно секретна, но и жизненно важна для моего народа.

– Первый, первый, я пятый! – взволнованным голосом заговорил Сергей, находившийся на верхней палубе вместе с Зубастиком и Гидрой, – У меня тут какой-то переполох непонятный начался.

– Пятый, пятый, я первый, доложи ясней, что там у тебя стряслось?

– Ясней не могу, так как и сам ничего понять не могу! Зубастик весь трясётся и пытается спрятаться за чёрную подругу.

– Четвёртый, сходи, разберись, что его там так сильно беспокоит? Ты же не один год находил общий язык с птеродактилем. Может, заболел он или почувствовал что-то?

– Хорошо, первый, уже лечу! – ответил Майкл и выбежал из зала.

На Зубастика было больно смотреть. Он весь съёжился, превратившись в маленький кожаный комочек, прикрыл крыльями свою голову и часто дышал. Майкл никогда ещё не видел друга в таком состоянии. Словно дитя он обнял его и, погладив по голове, заговорил с ним ласковым голосом:

– Зубастик, что с тобой? Успокойся, прошу тебя, мой дорогой! У тебя что-то болит? – И тут доисторический птеродактиль стал мимикой что-то объяснять Майклу. Сергей стоял в сторонке и просто наблюдал за ними. Когда Майкл закончил беседу, то сразу пошёл в зал управления. Спустившись вниз, он доложил командиру:

– Седмор, я узнал, что беспокоит Зубастика.

– И, что же?

– У него врождённое чувство сострадания и предвидения опасности. Это происходит у него либо на подсознательном уровне или он просто способен принимать из космоса негативную информацию. Как я понял, нам в ближайшие дни предстоит столкнуться с чем-то нехорошим, если это что-то не подкарауливает уже сейчас.

– А я о чём говорил? Это лишний раз подтверждает мои слова о том, что надо не терять бдительности. Поэтому, всем незамедлительно приступить к ведению контроля своих секторов! В случае обнаружения противника сразу докладывать мне!

В течение последующих четырёх дней было всё спокойно. На пятый, с самого утра, Том и Джек одновременно доложили командиру о появлении на мониторах красных точек. Тот и сам успел их заметить. Надо было что-то предпринимать, но что, пока не знал. «Ах, если бы в моём распоряжении сейчас находился современный космолёт!» – думал он, – «Тогда можно было бы и повоевать с пиратами, а так остаётся только уповать на очередное чудо. А, что если переговорить об этом с командой? Может, и появятся какие умные идеи!».

– Внимание всем! Снять шлемофоны! Дело есть! – подал команду Седмор. Когда он убедился, что все её выполнили, обратился к пилотам:

– Парни, вы уже поняли, что означают эти точки. Четыре пиратских корабля окружили нас. В такой ситуации бессмысленно даже пытаться от них уйти. Остаётся только одно – принимать бой. Но я заранее предвижу наше поражение. Поэтому необходимо придумать какое-то кардинальное решение. Прошу высказать свои предложения. Иначе…

– Седмор! – не дожидаясь, когда он закончит свою мысль, заговорил Том, – Я, пока летели, всё думал о том, как нам использовать возможности космической гидры и теперь кажется, придумал. Почему бы нам не попытаться спрятаться в её утробе? И не просто спрятаться, а таким образом долететь до вашей планеты!

– А она согласится нам помочь?

– Не знаю.

– А я знаю! – воскликнул Сергей, – Когда я играл с питомцами, то Зубастик часто прятался в гидре. Она очень хорошо поддаётся дрессировке. Меня с полуслова понимала. Хотите я дам ей команду и нас спрятать?

– Серёжа, не думал я, что ты способен кого-то дрессировать, не говоря уже о космической гидре, – удивлённо произнёс Джек, – В таком случае постарайся так же в игре популярно объяснить ей, чего мы от неё хотим. Но учти, нам надо не просто лететь, но и контролировать окружающее космическое пространство. А то посадишь нас в чёрный мешок, из которого никого и ничего не будет видно. Пусть она превратиться в подобие нашей летающей тарелки, с окнами для обзора или хотя бы в обычную ракету. Да, кстати, а как ты собираешься ей это объяснять?

– Папа, настоящие профессионалы своих секретов не выдают! Шучу. Обычно я ей на пальцах объясняю или рисую на стекле. Она смышлёная. Не переживай! У меня всё получится!

– Тогда, если командир не против, иди, занимайся с гидрой, а когда обучишь её, сообщи нам. Только не затягивай с этим.

Через час, Сергей вернулся, широко улыбаясь, и прямо с порога заявил:

– Вы даже не представляете себе, что умеет делать чёрная малышка!

– Ну, говори, не тяни! – в нетерпении прикрикнул на него Джек, – Что она ещё умеет там делать?

– Кино показывать!

– Это, как?

– Ну, не совсем кино, а только свои визуальные образы, спроецированные на стену. Когда я стал объяснять ей, что хочу от неё добиться, она и начала показывать мне эти картинки. Как гидра умудряется это делать, я не знаю, но они очень красивые, все цветные и разнообразные. Мне оставалось только выбирать из предложенных вариантов моделей ту, которая нам больше подойдёт. С маскировкой я определился. Наше убежище будет выглядеть, как корабль Ягурода, только большего размера. Но если противник вздумает на нас напасть, она сразу превратится в страшилище, которое я и описать-то не могу. Скажу только, что зрелище ужасное.

– Прошу внимания! – подал голос Седмор, – Как я вижу, вы уже всё за меня решили. Я не в обиде, так как сам возлагал на вас большую надежду и рад, что решение найдено. Теперь, вот уже в третий раз нам остаётся только уповать на везение и удачу. Сергей, выпустите космическую гостью из корабля. Надеюсь, она всё правильно сделает. Ступайте.

По сжатым скулам, хмурому выражению мордочки командира было понятно, что он сильно нервничает.

Когда Сергей ещё раз попытался объяснить гидре, что от неё требуется, та, превратившись в копию его силуэта, закивала головой и, как ему показалось, улыбнулась, тем самым дав понять неразумному ребёнку, что ей всё ясно. Выбравшись в безвоздушное пространство, умница сделала всё, как надо. Сначала все увидели, как на мониторах в зале управления погас свет от звёзд и кораблей противника. Сложилось такое впечатление, что ночь поглотила их космолёт. Затем, поочерёдно стали загораться исчезнувшие звёзды. Это означало, что гидра перевоплотилась в выбранный Сергеем космический объект. Как только это произошло, пираты на время потеряли интерес к космолёту, вероятно решив, что их босс совершил прыжок в гиперпространстве, очутившись рядом с ними. Это дало возможность нашим героям выиграть время. Только при подлёте к своей планете, Седмор в первый раз связался со своим руководством. Он переживал, что в мощных батареях орбитальной защиты, расположенных на куполе планеты, заметив приближение корабля внешне похожего на вражеский, откроют по ним огонь на поражение. Когда планетарному совету доложили о его возвращении, да ещё на доисторическом космолёте, давно снятом с производства, те были не просто удивлены такой новости, а шокированы. В связи с ценностью груза, находящегося у него на борту, было принято решение открыть секретный проход в куполе планеты, о чём сразу сообщили Седмору. Такой «чести» за всё время существования купола не удостаивался ни один космолёт. Командир, получив с планеты координаты расположения прохода, направил к нему свой корабль. Через некоторое время из образовавшегося отверстия в куполе вырвался слабый пучок света. Вражеские корабли не придали этому никакого значения, вероятно приняв его за огненную вспышку лучевой пушки. Постепенно сбавляя скорость, космолёт вошёл в воздушное пространство планеты. Как только створки прохода за ним закрылись, Седмор с облегчением выдохнул и словно малое дитя, тихо заплакал. Но это были слёзы радости. Команда сделала вид, что не заметила минутной слабости своего командира. Всем и так было понятно, сколько ему пришлось пережить за последние годы, защищая родную планету. Тысячи жизней уже унесла столетняя война. Много слёз и горя она принесла мирному народу, но теперь, благодаря «КС 20», хоть появилась реальная надежда всё изменить в лучшую сторону, так как слова: свет и воздух для них стали синонимами к слову жизнь, а именно этот груз доставили на планету наши герои.

Глава № 7. «Встреча с главой планетарного совета»

Космолёт продолжал снижаться. С двадцатикилометровой высоты планета казалась огромным многогранным бриллиантом. Слепящий свет, преломляясь и отражаясь от многочисленных стеклянных и металлических строений, словно белёсыми иглами кактуса, своими лучами беспорядочно бил в тусклое небо. Снизу купол был покрыт таким же серебристым составом, что и в пещере подводной Атлантиды. Было непривычно не видеть, как у нас яркого солнца или хотя бы звёзд. Их просто не было. Поражало визуальное отсутствие на планете лесов, морей и рек. Со слов Седмора, они имелись в небольшом количестве, но из-за вечной мерзлоты были упрятаны под «наземные» стеклопластиковые купола. Выходило так, что все жители планеты находились под двойным колпаком. Это и понятно. На обогрев всего подкупольного пространства потребовалось бы большое количество электроэнергии. Также не было видно привычных для наших глаз дорог. В этом не было необходимости, так как все транспортные перевозки осуществлялись только воздушным путём. В домах имелись выдвижные или стационарные взлётно-посадочные площадки, оснащённые грузовыми лифтами. Пилоты с космолётов, обслуживающий персонал надкупольных сооружений и военные с батарей планетарной защиты, как правило, осуществляли внутренние перелёты с помощью заплечных крылатолётав. Всё это великолепие напоминало сказочный мир, в котором здания домов казались многочисленными, сверкающими, как северное сияние, цветами, овальные, круглые, прямоугольные и других форм разноцветные транспортные средства: жуками, стрекозами и пчёлами, а крылатолётчики – мотыльками и бабочками. И это многообразие волшебной «природы» беспорядочно сновало из стороны в сторону, вверх и вниз, как пчелиный рой возле пасеки.

– Командир, когда вы рассказывали про свою планету, то упомянули, что она перенаселена. Почему тогда я не вижу небоскрёбов, как в больших городах на моей Земле? – поинтересовался любопытный Сергей.

– Всё очень просто, мой юный друг. Ты видишь только верхушку «айсберга». Из-за низкой температуры окружающей среды мы строим дома относительно невысокие и над поверхностью «земли» ты можешь видеть только одну десятую часть их натуральной величины, основная же часть этажей которых расположена на большой глубине. На планете практически не осталось полезных ископаемых, а те которые ещё имеются в наличии, мы не используем, в целях сохранения целостности «земли». Таким образом, мы изначально стали заполнять образовавшиеся пустоты в «земной» коре, оставшиеся после выработки ценных пород, постройками производственного назначения и под жилой фонд, пока не поняли, что это жизненно необходимо делать в настоящих – военных условиях. Особенно, когда от частых бомбёжек с кораблей ягуродовских бандитов, частично разрушался небесный купол и смертоносная лучистая энергия от их лазерных и бластерных пушек через образовавшиеся отверстия, достигала наших населённых пунктов, уничтожая мирных жителей.

Седмор прервал свой рассказ, так как на одном из зданий шестигранной формы загорелись сигнальные огни, а затем, словно лепестки диафрагмы фотоаппарата разъехались в разные стороны створки его верхней площадки, образовав отверстие, превосходящее размеры корабля. В самом низу тоннеля имелся зеркальный пол, на который и приземлился космолёт. Заглушив двигатели, командир приказал Сергею первым выйти наружу и забрать гидру. После этого вся команда во главе с Седмором вышла из корабля. Их сразу окружили его сородичи в фиолетовых накидках с маленькими коронками на головах, на которых имелся рисунок в виде глаза зелёного цвета. Только у одного, самого старого, он был позолоченным. Именно ему командир, выпрямившись, и расправил затекшие плечи, стал о чём-то докладывать на своём гортанном наречии. Когда Седмор закончил свою речь, на лицах собравшихся засияли улыбки, а их главный начальник обнял и поцеловал оратора. Растроганный таким знаком внимания к своей персоне, Седмор не удержался и проронил слезу. Затем председатель Планетарного Совета обратился к нашим героям:

– Люди земли, от имени своего народа и от себя лично я выражаю вам глубокую, сердечную признательность за ту неоценимую помощь и неслыханный героизм, проявленный вами в ходе космической экспедиции по доставке груза «КС 20» на нашу планету. Простите меня старика, но я бы никогда не поверил, что вы – люди, извините, с относительно низким уровнем технического развития на своей планете способны творить уму непостижимые чудеса в области военно-космической стратегии и тактики, не силой, а именно человеческим интеллектом умудритесь превзойти моих сограждан, укротить космического демона и перехитрить самого Ягурода. С учётом ваших заслуг я предлагаю, а точнее прошу вас возглавить наш Координационный Военный Совет по выработке перспективных мер защиты планеты от пиратских банд Ягурода. При вашем согласии я немедленно извещу об этом Галактический Совет и представлю вас высшим военным чинам Содружества. Но не торопитесь с ответом. У вас будет время всё обдумать и взвесить. А сейчас, до восьми часов вечера вам предоставляется время для сна и отдыха, а затем мы продолжим нашу беседу.

Сделав необходимые распоряжения, но уже на языке обезьян, председательствующий сдержанно улыбнулся прибывшим, а затем в сопровождении других членов совета сразу удалился. Только теперь Седмор немного расслабившись, окинул команду взглядом и скомандовал:

– Всё парни, пошли отдыхать! Торжественная часть церемонии нашей встречи закончилась. Вам, как впрочем, и мне, выпала высокая честь разговаривать с Планетарным оракулом. Из его уст всегда глаголет только истина. Он главный прорицатель и ему подвластны многие тайны мироздания, но, не смотря на это, вы смогли удивить его. Гордитесь этим. Заручиться его доверием и услышать в свой адрес похвалу не многим удавалось из подданных, не говоря уже о чужеземцах. Вы первые из них, а значит избранные!

Его восторженные слова только вызвали скромную улыбку на лицах наших героев. Они себя таковыми не считали и были уверены, что каждый миролюбивый человек с планеты Земля поступил бы также, независимо от того кому угрожает опасность: своей семье или жителям другой галактики.

Тем временем к грузовому терминалу космолёта была стянута различная техника, с помощью которой, слитки серебра в контейнерах перевозили к объёмным лифтам, расположенным с разных сторон посадочной площадки и перегружали в них. Все работали очень быстро и слаженно. Джек, глядя на эту живую картину, ещё подумал: «Вот бы и на моём лайнере все матросы так чётко исполняли свои обязанности!» Весь обслуживающий персонал подземной базы был одет в костюмы серебристого цвета, точно такие же, как у астронавтов. Отсюда следовал очевидный вывод, что база военная. Две особи женского пола проводили наших друзей в довольно обширное помещение, где, словно скорлупки от яиц имелись камеры для сна. Всего было пять спальных мест. Как догадался Том, это помещение служило для отдыха одного экипажа космического корабля. Вдоль стен находились шкафчики для одежды, стеллажи с различной медицинской аппаратурой, а также спортивные тренажеры и мягкие кресла. Седмор сразу объяснил всем членам команды, для чего служат эти предметы и как ими пользоваться. Несмотря на это, у некоторых появились вопросы:

– Командир! – окликнул его Майкл и, указав на спальное место, спросил – А эта белая «кастрюля» не может испортиться? Я беспокоюсь из-за того, что как бы мне не пришлось заснуть в ней летаргическим сном лет так на двести.

– Майкл, горе ты луковое! – возмутился Джек, – Тебе же уже объясняли, что время сна ты устанавливаешь и проверяешь сам. При отключении электроэнергии «коробочка» автоматически открывается, как и при поломках, и других неисправностях. Бояться нечего!

– Это ты ничего не понимаешь! – повысил голос Майкл, – Время я установить смогу, не глупенький, а день, месяц и год не знаю, вот и получается, что однажды заснув, не проснусь и через век!

– И точно, братцы! Мы об этом как-то не подумали, – потупив взор, произнёс Джек, и одновременно повернув голову в сторону Седмора. Тот улыбнулся, почесав зачет-то свой лохматый подбородок, и выдал:

– У нас на планете времяисчисление совсем иное, чем у вас на Земле, – затем указав на настенные часы, стал объяснять, – Первые три цифры до запятой означают миллионы лет, следующие три – тысячи, затем – сотни, десятки лет и годы, а далее месяцы, сегодняшнее число и фактическое время.

– Получается: двести сорок семь миллионов триста пятьдесят две тысячи сто восемьдесят шесть лет два месяца и семь дней, – подсчитал Том и, сложив трубочкой губы, произнёс, – Это уму непостижимо, сколько ваша раса живёт на данной планете! А как же вы считаете дни и ночи, раз у вас нет солнца?

– Понятия день и ночь у нас совершенно отсутствуют, так как в сутках всего двенадцать часов. Обычно мы спать ложится в час, и встаём в шесть. Пяти часов вполне достаточно, чтобы находясь в сон – камере восстановить растраченные силы и хорошо отдохнуть. Только наш час длится немного дольше вашего. Да, забыл сказать, не удивляйтесь, если вам будут сниться цветные, музыкальные сны – так составлена их программа.

– Седмор, а кормить в этом доме будут? – поинтересовался Сергей, долгое время не участвовавший в беседе.

– Сразу после сна. А ты что уже проголодался?

– Да я не за себя переживаю, а за Зубастика. Нам-то хорошо, во сне есть не хочется,